РОЛЕВАЯ ИГРА ПО "СУМЕРЕЧНОЙ САГЕ"!!! ВСЕ СЮДА!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РОЛЕВАЯ ИГРА ПО "СУМЕРЕЧНОЙ САГЕ"!!! ВСЕ СЮДА!!! » Библиотека » Третяя книга - Затмение


Третяя книга - Затмение

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

- Спасибо, - сказал он с сарказмом, и снова закрыл глаза.

- Я хотела бы, чтобы ты пришел, - сказала я без всякой надежды. – Будет веселее. Для меня, то есть.

- Конечно, конечно, - пробормотал он. – Это будет очень... мудро.

Его голос затих. Несколько секунд спустя он уже храпел.
Бедняга Джейкоб, я смотрела на него спящего, и мне нравилось, что я вижу. Пока он спал, все следы борьбы и горечи – исчезли. Он снова был тем мальчиком – моим лучшим другом.
Был лучшим другом, пока не началась эта бессмыслица с волками. Спящий, он выглядел намного моложе. Он выглядел, как мой Джейкоб.

Устроившись на кушетке, я стала ждать, пока он проснется, надеясь, что проспит он достаточно, чтобы отдохнуть. Я переключала каналы, но смотреть было нечего. Включила кулинарное шоу, зная заранее, что никогда столько усилий не потрачу на обед для Чарли. Джейкоб продолжал храпеть, все громче и громче. Я выключила телевизор.

Странное спокойствие охватило меня, начало клонить в сон. Этот дом был безопаснее, чем мой собственный, наверно потому что никто сюда не приходил меня искать. Я свернулась на софе, и подумала: - а не заснуть ли и мне тоже. Может, мне и удалось бы уснуть, но храп Джейкоба было невозможно выключить. Так что, вместо сна, я позволила себе немного помечтать.

Экзамены позади,  и большинство из них оказались сущим пустяком. Пугала только математика, сдам или нет. Мое школьное образование закончилось. И я не знала, что чувствую по этому поводу. Смотреть на все объективно я не могла, потому что к этому времени планировала закончить человеческую жизнь.

Интересно, сколько еще раз Эдвард будет использовать отмазку - «только не сейчас, когда ты испугана». Когда-нибудь я топну ногой и потребую исполнения моего требования.

Если бы я думала практично, я знала, больше толку было бы попросить Карлайла изменить меня в ту секунду, как только я закончу школу. Форкс становился опасным, прямо как военная зона. Нет, Форкс на самом деле и был военной зоной. И как я забыла ... изменение - это же отличная отмазка от вечеринки. Я улыбнулась сама себе, когда подумала о такой мелкой причине, чтобы стать вампиром. Глупо... и все равно имеет смысл. Но Эдвард был прав – я еще не была готова.

И я не хотела быть практичной. Я хотела, чтобы Эдвард изменил меня. Это было бессмысленное желание. Я точно знала –  через две секунды после укуса, яд начнет жечь мне вены изнутри – и мне станет все равно, кто это со мной сделал. Так что, особой разницы не было.

Я не могла толком определить, почему для меня это важно. Просто хотелось, чтобы именно он принял такое решение – пожелал оставить меня. Чтобы он захотел удержать меня настолько сильно, что не просто позволить кому-то меня изменить, но и самому это сделать. Детство, но мне нравилась мысль, что его губы будет последнее, что я почувствую.
Стыдно признаться, и я никогда не скажу это вслух, но я хотела, чтобы именно его яд отравил меня. Тогда бы я буквально принадлежала ему.

Но я знала, что он будет дотошно придерживаться этого своего  плана с замужеством – он хотел выиграть время, отсрочку, и пока у него все прекрасно получалось.

Я попыталась представить, как рассказываю родителям, что этим летом выхожу замуж. Представила, как рассказываю Анжеле, и Бену и Майку. Я не могла. Даже подумать о таких словах не могла. Проще признаться им, что стану вампиром. И я уверена, что, по крайней мере, моя мама  - если бы я ей рассказала всю правду - была бы против брака, но не против того, что я стану вампиром. Я скривилась, представив ее ужас от моего замужества.

Затем, на секунду, снова увидела - Эдвард и я на веранде, на качелях, на нас одежда из другого мира. Там, никто бы не удивился, что я ношу его кольцо на пальце. В том мире все было проще и любить тоже. Один плюс один ровняется двум...

Джейкоб всхрапнул и перекатился на другой бок. Его рука соскользнула со спинки кушетки и прижала меня к его телу.
Боже мой, ну и тяжелый же он! И какой горячий. Уже через пару секунд я вспотела от жара исходящего от него.

Я попыталась выскользнуть из-под его ручищи, и не разбудить Джейкоба. Но так не получилось, пришлось растолкать его, и когда рука слетела с меня, он мгновенно открыл глаза и вскочил на ноги, тревожно осматриваясь вокруг.

- Что? Что? – спросил он, ничего не соображая.

Он обернулся посмотреть на меня, и смущенно заморгал.

- Белла?

- Привет, соня.

- Вот засада! Я вырубился? Прости, пожалуйста. Сколько я был в отключке?

- Парочку кулинарных шоу. Я потеряла им счет.

Он бухнулся назад на кушетку, рядом со мной.

- Вау. Правда, извини.

Я погладила его по волосам, пытаясь рассеять его смущение.

- Не переживай. Я рада, что ты немножко поспал.

Он зевнул и потянулся.

- В последние дни, толку от меня никакого. Не удивительно, что Билли постоянно пропадает. Со мной скучно.

- С тобой хорошо. – успокоила я его.

- Угу, давай выйдем. Мне надо прогуляться, или я снова усну.

- Джейк, иди спать. Насчет меня не переживай. Я позвоню Эдварду, и он заберет меня. – я пошарила в  кармане, и поняла, что он пуст.

- Блин, придется воспользоваться твоим телефоном. Наверно я оставила свой, в машине у Эдварда. – начала я объясняться.

- Нет! – воскликнул Джейк, хватая меня за руку. – Нет, останься. Ты вряд ли снова выберешься сюда. Не могу поверить, что столько времени ушло впустую.

Он стянул меня с кушетки, и вывел наружу. Джейкобу пришлось наклонить голову, чтобы не задеть дверной проем. Пока он спал, на улице посвежело. Воздух был необычно холоден – наверно надвигалась буря. Казалось, что сейчас февраль, а не май месяц.

Зимний воздух заставил Джейкоба насторожиться. Он начал расхаживать перед домом туда-сюда, это продолжалось примерно минуту, все это время он таскал меня за собой.

- Я идиот, – бормотал он себе под нос.

- Джейк, что такого особенного случилось? Ты всего лишь уснул.
– я пожала плечами.

- Я хотел поговорить с тобой. Не могу поверить.

- Так поговори со мной сейчас.

На секунду, Джейкоб встретился со мной взглядом, и быстро отвел глаза в сторону деревьев. Мне показалось, он покраснел, но у него такая темная кожа, что не поймешь толком. Тут я вспомнила что Эдвард, когда подвозил меня, предупредил - Джейкоб скажет мне что-то, что мысленно кричал.

Я начала покусывать губы.

- Понимаешь, - сказал Джейкоб. – Планировалось все немного иначе.

Он рассмеялся, потешаясь над собой.

- Я хотел, чтобы все прошло гладко, - добавил он. – Все распланировал, но... – он взглянул вверх на тускнеющее небо.

- У меня нет времени, чтобы все сделать правильно.

Он снова засмеялся, на этот раз нервно. Мы все еще продолжали медленно идти.

- О чем ты говоришь? – потребовала я объяснений.

Прежде чем ответить, он глубоко вздохнул.

- Я хочу, кое-что тебе сказать. Ты и так это уже знаешь ... но, думаю, я должен сказать это вслух. Просто, чтобы не было никаких сомнений, насчет всего.

Мои ноги словно вросли в землю, и ему пришлось остановиться. Освободив свою руку из его хватки, я скрестила руки на груди. Внезапно, я поняла, что совсем  не желаю знать, что он хочет сказать.

Брови Джейкоба сошлись, накрыв тенью его темные глаза.
Когда он сверлил меня взглядом, его глаза были непроницаемо черными.

- Я люблю тебя, Белла, - громко и уверенно произнес Джейк. - Белла, я люблю тебя. И я хочу, чтобы ты выбрала меня, а не его. Я знаю, ты придерживаешься совсем другого мнения, но мне нужно высказаться, чтобы ты все знала. Я не хочу, чтобы между нами была какая-то недосказанность.

Глава пятнадцатая.
Пари

Я долго смотрела на него, потеряв дар речи, не зная, что ответить, в голову просто ничего не приходило.

Увидев мою ошарашенную физиономию, вся его серьезность испарилась.

- Ладно, - усмехнулся он. – Это все, что я хотел сказать.

- Джейк..., - в горле, будто что-то застряло. Я попыталась прокашляться. – Я не могу... то есть, я не ... Мне нужно идти.

Я собралась уходить, но он схватил меня за плечи и развернул к себе.

- Нет, погоди. Я знаю все это, Белла. Но, просто ответь мне на вопрос, ладно? Ты хочешь, чтобы я ушел, и больше никогда не попадался тебе на глаза? Только честно.

Трудно было сосредоточиться на его вопросе, и я обдумывала целую минуту, прежде чем ответить ему.

- Нет, я не хочу, чтобы ты ушел. – в итоге признала я.
Джейкоб снова усмехнулся:
- Видишь.

- Но я не хочу, чтобы ты был рядом со мной, именно так, как ты этого хочешь. – возразила я.

- Тогда скажи, почему ты хочешь, чтобы я был рядом?

Я тщательно обдумала ответ:
- Когда тебя нет рядом, я скучаю по тебе. Когда ты счастлив... – мне приходилось осторожно подбирать слова, - я тоже счастлива. Но, Джейкоб, то же самое, я могу сказать про Чарли. Ты, как моя семья. Я люблю тебя, но я не влюблена в тебя.

Он кивнул, мои слова ни грамма, не смутили его:
- Но ты, все равно, хочешь, чтобы я был рядом.

- Да, - вздохнула я. Его просто невозможно обескуражить.

- Тогда я буду рядом.

- Ты сам себя не щадишь, - проворчала я.

- Аха. – он провел кончиками пальцев по моей правой щеке. Я отбросила его руку.

- Ты можешь, по крайней мере, вести себя в рамках приличия? – раздраженно спросила я.

- Нет, не могу. Тебе решать, Белла. Я буду с тобой, такой, какой я есть, без рамок приличия – или меня не будет вообще.

Я посмотрела на него. – А ты жесток.

- Ты тоже.

Своими словами он быстро привел меня в чувства, и я невольно отступила на шаг назад. Джейкоб был прав. Если бы я не была жестокой, и жадной, я просто сказала бы ему, что не нужно нам быть друзьями, и ушла. Нельзя держать друга при себе, если это заставляет его страдать. Я не знала что творю но теперь, внезапно поняла, что поступала плохо.

- Ты прав, - прошептала я.

Он рассмеялся. – Прощаю тебя. Просто постарайся не слишком злиться на меня. Потому что, я решил не сдаваться. Есть что-то притягательное в недостижимой цели.

- Джейкоб. – я смотрела в его темные глаза, пытаясь заставить его вести себя серьезнее. – Я люблю его, Джейкоб. Он – вся моя жизнь.

- Меня ты тоже любишь, - напомнил он. Он поднял вверх руку, когда я попыталась протестовать. – Не так же, я понял. Но он, это не вся твоя жизнь. Это уже не так. Возможно, когда-то так и было, но он оставил тебя. И сейчас, ему придется иметь дело с последствиями его поступка – то есть, со мной.

Я потрясла головой.

- Ты просто невозможен.

Он говорил серьезно. Взял пальцами мой подбородок, и удерживал меня так, что я не могла отвести взгляд от его глаз.

- Пока бьется твое сердце, Белла, - сказал он. – Я буду ждать тебя – я буду сражаться за тебя. Не забудь, у тебя всегда есть выбор.

- Нет у меня выбора, - не согласилась я, безуспешно пытаясь высвободить подбородок. – И, Джейкоб, каждый удар моего сердца, может оказаться последним. Время почти вышло.

Он сузил глаза. – Значит, у меня прибавилось причин бороться, пока еще есть смысл, - прошептал он.
Его рука все еще сжимала мой подбородок – его пальцы держали слишком крепко, почти до боли – и в его глазах, я разглядела, что он собирается сделать.

- Не..., - запротестовала я, но было слишком поздно.

Несмотря на все мои протесты, его губы впились в меня. Он целовал меня яростно и грубо, правой рукой придерживая мой затылок и, сбежать было невозможно. Изо всех сил я отталкивалась от него, пихала его в грудь, но он, казалось, даже не замечал этого. Его рот был мягок, несмотря на злость, его губы прижимались к моим губам тепло и непривычно.

Я вцепилась ему в лицо, пытаясь отпихнуть его, но бесполезно. В этот раз он, кажется, заметил мои попытки, хотя, мои действия лишь подогрели его. Его губы силой раскрыли мои, и я почувствовала во рту, его горячее дыхание.

Действуя инстинктивно, я опустила руки, и перестала сопротивляться. Я открыла глаза и не боролась с ним, не чувствовала ничего... просто ждала пока он успокоится.
Это сработало. Злость испарилась, и он отпрянул, чтобы взглянуть на меня. Он прижался губами ко мне еще раз, и еще, и еще ... Я превратилась в статую и ждала.
Наконец-то он отпустил меня и отодвинулся.

- Ты закончил? – равнодушно спросила я.

- Да, - выдохнул он. Он начал было улыбаться, прикрыв глаза.

Я отвела руку назад и ударила ему в челюсть, изо всех своих сил.

Послышался треск.

- Ой! Ой! – кричала я, безумно прыгая от боли, прижимая руку к груди. Она была сломана. Я чувствовала это.

Джейкоб застыл в недоумении.
- С тобой все в порядке?

- Нет, черт побери! Ты сломал мне руку!

- Белла, ты сама сломала себе руку. Перестань плясать и дай мне взглянуть.

- Не прикасайся ко мне! Я еду домой сейчас же!

- Пойду, подгоню машину, - невозмутимо сказал он. Он даже не потер свою челюсть, как делали в кино после удара. Как трогательно.

- Спасибо, не нужно, - прошипела я. – Лучше пешком пройдусь.

Я повернулась в сторону дороги. Всего пара километров до границы. Как только я отойду от него, Элис сразу увидит меня. Она пошлет кого-нибудь мне на встречу.

Джейкоб продолжал настаивать:
- Позволь мне, просто, довезти тебя домой.

Невероятно, но у него хватило нахальства обнять меня за талию.

Я увернулась от него.

- Отлично! – рявкнула я. – Вези! Жду - не дождусь посмотреть, что Эдвард сделает с тобой! Надеюсь, он свернет тебе шею. Ты -  наглый, противный, слабоумный пес!

Джейкоб закатил глаза.

Он довел меня до машины и помог залезть внутрь. За руль он сел насвистывая какую-то мелодию.

- Я тебе нисколько не сделала больно? – зло спросила я.

- Шутишь? Если бы ты не стала орать, я бы вообще не понял, что ты пыталась мне двинуть. Я, конечно, не каменный, но и не рохля.
- Ненавижу тебя, Джейкоб Блэк. – с досадой произнесла я.

- Это хорошо. Ненависть – страстное чувство.

- Я тебе устрою страстное чувство, убийство – в состоянии аффекта, - бормотала я себе под нос.

- Да, перестань, - сказал он. Настроение у него было, явно, хорошее, казалось еще чуть-чуть и снова начнет насвистывать. – Со мной целоваться, наверно, было лучше, чем с камнем.

- Ни в какое сравнение не идет, - холодно отрезала я.

Он поджал губы.

- Это ты, просто так говоришь.

- Ничего подобного.

Сказанное мной, недолго беспокоило его, вскоре он снова воспрянул духом. – Ты просто бесишься. У меня нет опыта по этой части, но мне понравилось.

Я застонала от возмущения.

- Сегодня ночью, ты будешь это вспоминать. Он будет думать, что ты спишь, но ты будешь выбирать.

- Если сегодня я и вспомню о тебе, то только потому, что увижу тебя в кошмарном сне.

Он сбросил скорость, перешел почти на черепаший ход, обернулся и посмотрел на меня своими темными, большими и серьезными глазами.

- Белла, просто подумай о том, как все могло бы повернуться, - убеждал он мягко, но настойчиво. – Для меня не нужно меняться. Знаешь, Чарли будет только рад, если ты выберешь меня. Я могу защитить тебя, так же как и твой вампир, может даже лучше чем он. И я сделаю тебя счастливой, Белла. Есть столько всего, что я могу тебе предложить, и чего нет у него. Спорим, он даже поцеловать тебя так не смеет – потому что может сделать тебе больно. Белла, я никогда-никогда не сделал бы тебе больно.

Я показала ему раненую руку.

Он вздохнул.

- Тут я не виноват. Ты должна была знать.

- Джейкоб, я не могу быть счастлива без него.

- Ты никогда не пробовала, - возразил он. – Когда он оставил тебя, ты все свои силы потратила, стараясь удержать его. Если бы ты отпустила его, ты была бы счастлива. Ты могла быть счастлива со мной.

- Я не желаю быть счастлива ни с кем другим, кроме него, - продолжала упорствовать я.

- Ты никогда не сможешь доверять ему так, как доверяешь мне. Он бросил тебя однажды, и может сделать это снова.

- Нет, он не уйдет, - сказала я сквозь зубы. Болезненные воспоминания ударили меня словно хлыст. Мне захотелось ударить Джейкоба в ответ.

– Однажды, ты тоже бросил меня, - холодно напомнила я, подразумевая те недели, когда он прятался от меня, и, напоминая ему те слова, что он сказал мне в лесу, за домом...

- Я никогда не бросал тебя, - горячо возразил он.

– Они сказали мне, чтобы я ничего не говорил тебе, что быть вместе - опасно для тебя. Но я никогда не уходил, никогда. Я бегал вокруг твоего дома, так же как и сейчас бегаю. Просто чтобы быть спокойным и, что ты в целости и сохранности.

Я не собиралась позволять ему давить на жалость.

- Вези меня домой. Мне болит рука.

Вздохнув, он увеличил скорость, и уставился на дорогу.

- Просто подумай об этом, Белла.

- Нет, - упрямо ответила я.

- Будешь. Ночью. И я буду думать о тебе, пока ты будешь думать обо мне.

- В моем кошмаре.

Он усмехнулся: – А на поцелуй ты все-таки ответила.

- Я не отвечала на твой поцелуй.

- Мне виднее.

- Очевидно, что нет, это был не ответ на поцелуй, идиот. Я просто пыталась вырваться, черт подери.

Он издал низкий горловой смешок.

- Ты такая обидчивая. Я бы сказал, даже слишком.

Глубоко вздохнув, я постаралась не обращать на него внимания. Бессмысленно спорить с ним, он все перевернет, как ему удобно. Я сосредоточилась на руке, постаралась выпрямить пальцы, чтобы определить, где перелом. Острая боль вспыхнула в костяшках пальцев. Я застонала.

- Мне, правда, очень жаль, что так вышло с твоей рукой, - сказал Джейкоб, у него получилось почти искренне. – В следующий раз, если захочешь меня ударить, возьми бейсбольную биту или лом, хорошо?

- Не думай, что я забуду, - пробормотала я.

Пока мы не оказались на дороге у моего дома, я не соображала, куда мы едем.

- Почему ты привез меня сюда? – возмутилась я.

Он тупо посмотрел на меня.

- Мне показалось, ты попросила отвезти тебя домой.

- У, блин! Не мог бы ты подвезти меня к дому Эдварда? – я зло скрипнула зубами.

Его лицо перекосило от боли, и я поняла, что эти слова ударили его гораздо жестче, чем все остальное сказанное мной.

- Вот - твой дом, Белла, - тихо сказал он.

- Да, но может тут живет хотя бы один врач? – спросила я, снова демонстрируя ему руку.

- Ох. – минуту подумав, он решил: - Я отвезу тебя в больницу. Или Чарли отвезет.

- Я не хочу в больницу. Это стыдно и не обязательно.
Он не выключал мотор своего «раббита», стоял перед домом, раздумывая. На дороге у дома стояла патрульная машина Чарли.

Вздохнув, я сказала:
- Поезжай домой, Джейкоб.

Осторожно вылезла из машины, и направилась к дому. Мотор позади меня заглох, и я больше удивилась, чем взбесилась, что Джейкоб снова оказался рядом со мной.

- Что ты собираешься делать? – спросил он.

- Собираюсь приложить к руке лед, затем позвоню Эдварду, чтобы он отвез меня к Карлайлу разобраться с моей рукой. Позже, если ты все еще будешь здесь, я найду большущий лом.

Он не ответил. Открыл дверь и придержал ее для меня.
Мы молча вошли, Чарли лежал на софе в гостиной.

- Привет, ребята, - сказал он, усаживаясь. – Приятно видеть тебя здесь, Джейк.

- Привет, Чарли, - буднично ответил Джейкоб, останавливаясь.

Я направилась в кухню.

- Что с ней? – удивился Чарли.

- Она думает, что сломала руку, - до меня донеслись пояснения Джейкоба.

Я подошла к холодильнику и вытащила поднос со льдом.

- Как ей это удалось? – предполагалось, что Чарли, как мой отец, должен меньше удивляться и больше волноваться.

Джейкоб рассмеялся.

- Она ударила меня.

Теперь засмеялся и Чарли, а я нахмурилась, пока выбивала о край раковины лед из формы. Лед высыпался в раковину, здоровой рукой я взяла целую пригоршню и завернула лед в кухонное полотенце.
- А почему она тебя ударила?
- Я ее поцеловал, - ни капельки, не стыдясь, объяснил Джейкоб.

- Молодец, - Чарли поздравил его.

Я скрипнула зубами и пошла звонить. Набрала мобильный Эдварда.

- Белла? – сразу же ответил он. Он звучал не просто спокойно, он был доволен. В трубке слышался шум мотора «вольво», он в машине – это хорошо.

- Ты забыла телефон ... Извини, Джейкоб довез тебя домой?

- Да, - проворчала я. – Ты, сможешь приехать и забрать меня, пожалуйста?

- Уже еду, - тут же отозвался он. – Что случилось?

- Хочу, чтоб Карлайл осмотрел мою руку. Думаю, я ее сломала.

В гостиной стало тихо, интересно, когда Джейкоб сбежал. Я мрачно усмехнулась, представив как ему неуютно.

- Что произошло? – бесцветным тоном поинтересовался Эдвард.

- Я ударила Джейкоба, - призналась я.

- Хорошо, - холодно ответил Эдвард. – Хотя, мне жаль, что ты повредила руку.

Я коротко рассмеялась, он был такой же довольный, как и Чарли.

- Хотела б я ему что-нибудь повредить, -  расстроено вздохнула я. – Я ему ничего не сделала.

- Это я могу исправить, - предложил он.

- Надеялась, что ты так и скажешь.

Возникла небольшая пауза.

- Ты странно говоришь, - насторожился он. – Что он сделал?

- Он меня поцеловал, - прорычала я.

Я слышала, как на другом конце, Эдвард прибавил скорости.

В другой комнате, Чарли снова заговорил:
- Джейк, может тебе лучше уйти, - предложил он.

- Я лучше побуду здесь, если ты не возражаешь.

- Это будут твои похороны. – пробормотал Чарли.

- Пес все еще там? – наконец произнес Эдвард.

- Да.

- Я уже за углом, - мрачно сказал он и отключился.

Улыбаясь, я положила трубку. На улице уже был слышен звук его машины, он гнал прямо к дому. Громко взвизгнули тормоза, когда он резко остановился. Я пошла открывать дверь.

- Как твоя рука? – спросил Чарли, когда я проходила мимо. Отец выглядел смущенным. Джейкоб, совершенно спокойно, развалился рядом с ним на софе.

Я приподняла ледяную примочку, продемонстрировать им руку. - Опухает.

- Может, чтобы подраться, стоит выбирать кого-нибудь равного по силе, - предложил Чарли.

- Может, - согласилась я. И прошла мимо, к входной двери. Эдвард уже ждал там.

- Дай посмотрю, - пробормотал он.

Он осторожно осмотрел мою руку, так нежно, что не причинил ни капельки боли. Его руки были почти такие же холодные, как лед, их было приятно чувствовать на своей коже.

- Думаю, ты права насчет перелома. – сообщил он после осмотра. – Я горжусь тобой. Ты ударила со всей силы.

- Сколько было, - вздохнула я. – Как оказалось, недостаточно.

Он мягко поцеловал мою руку.

- Я об этом позабочусь, - пообещал он. И затем позвал: - Джейкоб, - голос его был тихий и ровный.

- Сейчас, сейчас – предупредил Чарли.

Я слышала, как Чарли тяжело встал с софы. Джейкоб оказался в прихожей первым, и появился он там гораздо тише, но Чарли не намного отстал от него. Выражение лица у Джейкоба было настороженное и нетерпеливое.

- Никаких драк, вы поняли? – Чарли говорил, обращаясь только к Эдварду. – Я могу прицепить свой значок, чтобы моя просьбы звучала более официально.

- Это лишнее, - сдержанно ответил Эдвард.

- Почему бы тебе не арестовать меня, папа? – предложила я. – Это я подралась.

Чарли поднял бровь.

- Джейк, хочешь написать на нее заявление?

- Нет. - Джейкоб усмехнулся, он был неисправим. – Возможно, позже.

Эдвард скорчил гримасу.

- Папа, у тебя в комнате где-то была бейсбольная бита? Я одолжу ее на минуточку.

Чарли невозмутимо посмотрел на меня.

- Хватит, Белла.

- Поехали к Карлайлу, пока тебя не закрыли в камере, пусть осмотрит твою руку, - сказал Эдвард. Он обхватил меня и потянул к выходу.

- Отлично, - сказала я, прижимаясь к нему. Теперь, когда Эдвард был рядом, я больше не злилась. Мне было уютно, и рука больше не беспокоила.

Мы шли по тротуару, когда я услышала, как Чарли  взволнованно шепчет у меня за спиной.

- Что ты делаешь? Ты что, с ума сошел?

- Погоди минутку, Чарли, - ответил Джейкоб. – Не волнуйся, я сейчас вернусь.

Я обернулась и увидела, что Джейкоб следует за нами, он закрыл входную дверь, перед удивленным и встревоженным лицом Чарли.

Сначала, Эдвард не обращал на него внимания, просто вел меня к машине. Помог мне забраться внутрь, закрыл дверь, и только потом повернулся к Джейкобу стоявшему на тротуаре.

Я беспокойно выглянула в открытое окно. Было видно Чарли, он  подглядывал через занавески в гостиной.
Джейк стоял совершенно обычно, руки сложены на груди, напряжение выдавали крепко сжатые челюсти.

Эдвард заговорил спокойным и мягким тоном, что только усилило его грозные слова:
- Я не стану убивать тебя прямо сейчас, потому что Белла расстроится.

- Хмм… – буркнула я.

Эдвард слегка повернулся, и коротко мне улыбнулся. Его лицо было спокойно.

- Утром именно так и будет, - сказал он, погладив мою щеку.

Затем, он снова обернулся к Джейкобу.

- Но, если когда-нибудь ты снова вернешь ее с увечьями – мне не важно, чья это будет вина. Не важно, даже если она просто едва споткнется, или метеорит с неба упадет и стукнет ее по голове – в общем, если ты вернешь мне ее не в том состоянии, в котором я ее отпустил к тебе, ты станешь бегать на трех ногах. Ты усвоил, дворняжка?

Джейкоб закатил глаза.

- Кто собирается к нему возвращаться? – пробормотала я.

Эдвард продолжал, словно и не слышал моего замечания.

- И если ты когда-нибудь еще, полезешь целовать ее, я за нее сломаю тебе челюсть, - пообещал он своим мягким, бархатным и смертельно опасным голосом.

- А если она сама захочет? – подчеркнуто медленно и высокомерно заявил Джейк.

- Ха! – фыркнула я.

- Если она это захочет, тогда я не буду против. – пожал плечами Эдвард, он был абсолютно спокоен. – Ты можешь ждать сколько угодно, пока она скажет это, вместо того чтобы правильно истолковать ее действия и успокоиться – но, челюсть у тебя одна.

Джейкоб усмехнулся.

- Помечтай, - разозлилась я.

- Он и мечтает, - тихо проговорил Эдвард.

- Ну, если ты закончил копаться у меня в голове, - сказал Джейк слегка раздраженный. - Почему бы тебе не заняться ее рукой.

- И еще кое-что, - медленно проговорил Эдвард. – Я тоже буду бороться за нее. Тебе следует это знать. Я не принимаю всё как должное, и я буду сражаться за неё в два раза яростнее тебя.

- Хорошо, - прорычал Джейкоб. – Скучна победа над сдавшимся врагом.

- Она – моя. – низкий голос Эдварда потемнел. – Я не сказал, что буду сражаться честно.

- Я тоже.

- Удачи.

Джейкоб кивнул: - Да, и пускай сильнейший, мужчина, победит.

- Звучит хорошо... щенок.

Джейкоб чуть скривился, затем успокоился и перегнулся через Эдварда улыбнуться мне. Я зло зыркнула на него.

- Надеюсь, твоя рука скоро заживет. Мне, правда, очень жаль что ты поранилась.

Я, по-детски, отвернулась от него. И не поднимала глаза, пока Эдвард обходил машину, и садился за руль, так что не знала, ушел Джейкоб в дом, или все еще стоял и смотрел на меня.

- Как ты чувствуешь себя? – спросил Эдвард, когда мы выезжали.

- Просто в бешенстве.

Он издал смешок. – Я спрашивал про руку.

Я пожала плечами.

– Бывало и похуже.

- Действительно, - согласился он, и нахмурился.

Эдвард объехал дом, и заехал в гараж. Там были, Эммет и Розали, ее красивые ноги, которые можно было узнать даже в джинсах, торчали из-под огромного джипа Эммета. Сам он, сидел рядом с ней, одна его рука была под джипом. Через секунду я сообразила, он работал вместо домкрата.

Эммет с любопытством наблюдал, как Эдвард помогает мне вылезти из машины. Его глаза остановились на моей руке, которую я баюкала у груди.

Эммет усмехнулся.

- Белла, ты снова упала?

Бросив на него свирепый взгляд, я ответила:
- Нет, Эммет. Я просто двинула по морде вервольфу.

Эммет моргнул, и затем разразился громким хохотом.
Когда Эдвард провел меня мимо них, я услышала, как снизу, из-под машины, отозвалась Розали:
- Джаспер выиграет пари, - самодовольно сказала она.

Хохот Эммета разом стих, и он оценивающе уставился на меня.

- Что еще за пари? – спросила я, и остановилась.

- Давай отведем тебя к Карлайлу, - поторопил меня Эдвард. Он смотрела на Эммета. И, самую малость, качнул головой.

- КАКОЕ ПАРИ? – упорствовала я, повернувшись к нему.

- Спасибо Розали, - пробормотал он, сжимая мою талию и таща меня в дом.

- Эдвард..., - прорычала я.

- Детские шутки, - пожал плечами он. – Эммет с Джаспером обожают азартные игры.

- Эммет расскажет мне. – я попыталась развернуться, но рука Эдварда железными тисками держала меня.

Он вздохнул.

– Они поспорили, сколько раз ты ... ошибешься в первый год.

- Ох. – скривилась я, пытаясь скрыть внезапный ужас, когда сообразила, что он имеет в виду. – Они поспорили, скольких людей я убью?

- Да, - неохотно признал он. – Розали предполагает, что твой темперамент перевесит в пользу Джаспера.

Я почувствовала некоторую гордость.

- Джаспер играет по крупному.

- Он будет чувствовать себя лучше, если тебе тоже придется с трудом привыкать. Он устал быть самым слабым.

- Конечно. Да уж, ему будет лучше. Думаю, что совершу парочку убийств – лишь бы Джаспер был счастлив. Почему бы и нет? – бубнила я монотонно и равнодушно.

Мысленно я уже видела заголовки газет и списки имен...

Он сжал меня. – Не нужно  переживать из-за этого сейчас. Вообще, тебе не придется переживать об этом никогда, если ты не хочешь.

Я застонала, и Эдвард решил, что это боль в моей руке, и повел меня быстрее в дом.

Моя рука была сломана, но никаких сложных переломов, просто маленькая трещина в одной косточке пальца.

Гипсовать я не хотела, и Карлайл сказал, что сойдет и специальная повязка, если я не буду ее снимать. Я обещала не снимать.

Эдварду показалось, что я все забыла, пока Карлайл аккуратно подгонял мне повязку. Громко, несколько раз, переживал, думая, что мне больно, но я уверяла его, не в боли дело.

Мало мне было моих проблем, так возник еще один повод переживать.

С того самого времени, как Джаспер рассказал о своем прошлом, его истории о новообращенных вампирах прокручивались у меня в голове. Теперь эти истории засияли ярко и резко, особенно после новости о том, что Джаспер с Эмметом поспорили. Интересно, на что они поспорили. Какой у них приз, что может быть интересно тому, у кого все есть?

Я всегда знала, что буду другая. Надеялась, что стану сильной, как Эдвард и сказал мне. Стану сильная и быстрая, и что важнее всего, красивая. Стану такой, чтобы не стыдно было стоять рядом с Эдвардом, стану ему ровней. Я старалась не думать о других вещах. О дикости, о жажде крови. Может я  действительно не смогу удержаться от убийства людей. Незнакомых, тех, кто никогда не причинял мне зла. Таких же людей, как увеличивающийся список жертв в Сиэтле, у кого были семьи, друзья и будущее. Людей, у которых была их жизнь. И я, возможно, стану тем чудовищем, которое отнимет у них все.

Но, по правде говоря, я вытерплю это, потому что доверяла Эдварду, доверяла полностью, он сможет удержать меня от всего того, о чем я могу пожалеть позже. Я знала, он увезет меня в Антарктику, охотится на пингвинов, если я попрошу его. И я сделаю все, лишь бы стать хорошей. Хорошей вампиршей. Такая мысль, в другое время, позабавила бы меня, если бы не новые переживания.

Потому что, если я и правда стану такой, как и те новообращенные, из кошмарных видений, что Джаспер нарисовал у меня в голове – буду ли это я? И если все, что я буду хотеть – это только убивать людей, что случится с моими теперешними желаниями?

Эдвард так переживал, чтобы я не упустила ничего из человеческих переживаний. Обычно, это казалось глупо. Мало, по каким человеческим переживаниям я буду скучать. Я ведь буду с Эдвардом, что мне еще нужно?

Я смотрела на его лицо, пока он наблюдал, как Карлайл занимался моей рукой. Не было ничего в этом мире, что бы я хотела больше чем его самого. Может ли это измениться?

Существовало ли какое-то человеческое переживание, от которого я не захочу отказываться?

Глава шестнадцатая.
Эпоха.

- Мне нечего надеть! – жаловалась я себе.

Ящики и полки опустели, вся моя одежда была вывалена на кровати. Я мечтательно уставилась в пустоту шкафа, словно ожидая, что нечто подходящее материализуется там.

Моя юбка цвета хаки висела на спинке кресла качалки, ожидая, пока я обнаружу что-нибудь, точно подходящее к ней. Что-то, в чём я буду выглядеть красивой и взрослой. Одежда, которую смело можно будет назвать - «для особых случаев». Мне так ничего и не удалось найти.

Уже, вот-вот, нужно было выходить, а я всё ещё была одета в свой любимый старый спортивный костюм. И если  я не найду ничего получше, в этой куче одежды - а выглядело все именно так - то на выпускной мне придется идти именно в нем.  Я хмуро уставилась на груду одежды на кровати.

Загвоздка была в том, что я точно знала, что бы я одела, будь эта вещь все еще на месте – мою похищенную красную блузку. Я ударила по стене здоровой рукой.

- Тупой, вороватый, надоедливый вампир! – прорычала я.

- Что я сделала? – спросила Элис.

Она стояла, небрежно облокотившись возле открытого окна, словно была тут всё время.

- Тук, тук, - добавила она с усмешкой.

- Неужели, так трудно подождать пока я открою дверь?

Она бросила плоскую, белую коробку на кровать. – Я просто проходила мимо. Подумала, что возможно тебе понадобится одежда.

Я посмотрела на большую коробку лежащую поверх, не понравившегося меня, гардероба и скорчила рожу.

- Признай, - сказала Элис. – Я – твоя спасительница.

- Ты моя спасительница, – проворчала я. – Спасибо.

- Что ж, приятно сделать что-то правильно, для разнообразия. Ты не представляешь, насколько это раздражает – мне не хватает воспоминаний о стольких вещах. Чувствую себя такой бесполезной. Такой… нормальной. – Элис поежилась от этого ужасного слова.

- Я даже не могу себе представить насколько это ужасное ощущение. Быть нормальной? Фу. – с издевкой, добавила я.

Она засмеялась. – Хорошо хоть, это компенсирует то, что исчезло вместе с докучливым вором – а сейчас мне нужно разобраться, что я не вижу в Сиэтле.

Когда она все объяснила именно так – собрав две ситуации в одно предложение – все стало ясным. Это неуловимое нечто, беспокоившее меня целыми днями, важная связь, которую я никак не могла уловить - неожиданно всё стало понятно. Я уставилась на Элис, на моем лице застыло странное выражение.

- Ты, разве, не собираешься открыть? – спросила она. Вздохнула, когда я так и не пошевелилась, и быстро открыла коробку сама. Она что-то вытянула и держала в руках, но я не могла сосредоточиться, что это было.

– Хорошенькая, правда? Я выбрала голубой цвет, потому что знаю - Эдварду нравится, когда ты носишь голубое.

Я не слушала.

- Это все одно и то же, - прошептала я.

- Что, одно и то же? – спросила она. – У тебя нет ничего похожего. И вообще, чтоб заявлять такое, у тебя слишком мало одежды, всего-то одна юбка!

- Нет, Элис! Забудь про одежду, слушай!

- Тебе не нравиться? – лицо Элис затуманилось разочарованием.

- Слушай, Элис, неужели ты не замечаешь? Это то же самое! Тот, кто влез к нам и украл мои вещи, и новые вампиры в Сиэтле. Они заодно!

Одежда соскользнула из её пальцев и упала обратно в коробку.

Элис быстро сосредоточилась, её голос стал неожиданно резким. – Почему ты так думаешь?

- Помнишь, что говорил Эдвард? Про то, что кто-то использует дырки в твоих видениях, чтобы ты не могла видеть новообращенных? И потом еще, ты говорила раньше, что время было подобранно очень хорошо, как аккуратен был мой вор, чтобы ни с кем не столкнуться, будто он знал, что ты увидишь это. Думаю, ты была права, Элис, я думаю, он знал. Я думаю, он использовал те дырки тоже. И какое совпадение, что два разных человека, не только знают достаточно о тебе, чтоб сделать такое, но решают сделать все в одно и то же время? Не может быть. Это кто-то один. Тот, кто создаёт армию, он и украл мой запах.

Элис не привыкла, чтоб её удивляли. Она надолго замерла, и я уже начала мысленно считать пока ждала. Она не шевелилась в течение двух минут. Потом её глаза снова сфокусировались на мне.

- Ты права, - сказала она пустым голосом. – Конечно же, ты права. И когда ты сложила всё так. …

- Эдвард понял все неправильно, - прошептала я. – Это была проверка… чтоб увидеть сработает, или нет. Сможет ли вор войти и выйти, в полной безопасности, ничего не делая из того, что ты сможешь увидеть. Типа, попытки убить меня… И, он не взял мои личные вещи, чтоб доказать, что нашел меня. Он украл мой запах… так чтоб другие могли найти меня.

Её глаза округлились в шоке. Я была права, и было видно, что она тоже все поняла.

- О, нет, – беззвучно воскликнула она.

Я уже не ожидала, что моё душевное равновесие придёт в норму. В то время, как я обдумывала тот факт, что кто-то создал армию вампиров – армию, которая безжалостно убивала дюжины людей в Сиэтле – с одной целью, уничтожить меня, я почувствовала приступ облегчения.

Частично, из-за того, что наконец-то смогла понять, что же было то важное, что я никак не могла уловить.

Но, по большей части, успокоилась я по совершенно  другой причине.

- Что же, - прошептала я, - Все могут расслабиться. В конце концов, никто не пытается уничтожить Калленов.

- Если ты думаешь, что это что-то меняет, то ты ошибаешься. – сказала Элис сквозь зубы. – Если кто-то хочет одного из нас, ему придётся иметь дело со всеми остальными.

- Спасибо, Элис. Но, по крайней мере, мы знаем, зачем они пришли. Это должно помочь.

- Возможно, - пробормотала Элис. Она начала ходить туда-сюда по комнате.

Бух, бух – постучали кулаком ко мне в дверь.

Я подпрыгнула. Элис, кажется, даже не заметила.

- Ты ещё не готова? Мы опоздаем! – пожаловался Чарли, его голос звучал раздраженно. Чарли не любил важные мероприятия, так же как и я. В его случае, главная проблема была в том, что приходилось одеваться нарядно.

- Почти. Дай мне минутку, - сказала я хрипло.

На секунду он замолчал. – Ты что плачешь?

- Нет. Я нервничаю. Уходи.

Я слышала, как он громко протопал по лестнице.

- Мне нужно уходить, - прошептала Элис.

- Почему?

- Эдвард уже скоро будет. Если он услышит это…

- Уходи, уходи! – быстро отреагировала я. Эдвард придёт в ярость, когда узнает. Я не смогу долго скрывать от него, но возможно церемония вручения дипломов, не самое лучшее время для его реакции.

- Одевай это, быстрее. – скомандовала Элис, выскакивая из окна.

Я сделала то, что она сказала, и ошеломленная своей догадкой, оделась.

Планировала более утонченно уложить волосы, но времени уже не было, так что они висели, как в любой другой день, прямо и скучно. Это не имело значения. Я не побеспокоилась даже посмотреть на себя в зеркало, так что даже не представляла как кофта, подаренная Элис, смотрелась с юбкой. Это тоже было неважно. Я перебросила через руку отвратительную жёлтую синтетическую выпускную мантию и поспешила вниз.

- Ты хорошо выглядишь, - сказал Чарли сдержанно, уже рассерженный. – Это новое?

- Ага, - пробормотала я, пытаясь сосредоточиться. – Элис дала мне её. Спасибо.

Эдвард прибыл всего через несколько минут, после ухода сестры. Мне не хватило времени, чтобы успокоиться. Но пока мы ехали в машине Чарли, у Эдварда не было возможности спросить меня, в чём дело.

Чарли заупрямился, когда узнал, что я собиралась ехать на церемонию с Эдвардом. И я могла его понять – родители имеют право сопровождать детей в день выпускного. Я охотно уступила ему это право. А Эдвард с готовностью предложил, чтоб мы поехали все вместе. Карлайл и Эсме не переживали по этому поводу, так что Чарли не смог найти весомый аргумент против этой идеи, он, не очень охотно, но согласился. И теперь, Эдвард ехал на заднем сидении полицейской машины, за разделительным пуленепробиваемым стеклом, с весёлым выражением на лице – вероятно из-за того, что мой отец, тоже, был весьма весел. Каждый раз, когда Чарли кидал на него взгляд в зеркальце заднего вида, улыбка Эдварда становилась всё шире и шире, Что означало - Чарли думал о вещах, которые скажи он их вслух, очень сильно расстроят меня.

- С тобой всё в порядке? – прошептал Эдвард, помогая мне выбраться из машины.

- Нервничаю, - ответила я, и даже не соврала.

- Ты так прекрасна, - сказал он.

Казалось, что он хотел добавить что-то ещё, но Чарли манёвром, который должен был быть незаметным, втиснулся между нами и положил свою руку мне на плечи.

- Ты взволнована? – спросил он меня.

- Не очень. – призналась я.

- Белла, это же очень важно. Твой выпуск из школы. Теперь для тебя открылся настоящий мир. Колледж. Самостоятельная жизнь…Ты уже не моя маленькая девочка. - в конце предложения у Чарли слегка перехватило горло.

- Пап, - простонала я.  – Пожалуйста, не будь таким сентиментальным.

- Кто сентиментальный? – проворчал он. – А почему ты не взволнована?

- Не знаю, папа.  Я думаю, просто ещё не успела осознать.

- Это хорошо, что Элис устраивает эту вечеринку. Тебе нужно что-то, чтоб взбодриться.

- Конечно. Вечеринка, это то, что мне нужно.

Чарли насмешил тон, каким я это произнесла, и он сжал мои плечи. Эдвард задумчиво посмотрел на облака.

Моему отцу пришлось покинуть нас перед задним входом в спортивный зал, и обойти школу к главному входу вместе с остальными родителями.

Когда миссис Коуп из главного офиса и мистер Варнер, учитель математики пытались выстроить нас в алфавитном порядке, случилось большое столпотворение.

- Вперёд, мистер Кален, - рявкнул мистер Варнер.

- Привет, Белла!

Я обернулась и увидела Джессику Стенли, улыбаясь, она махала мне из конца шеренги.

Эдвард быстро поцеловал меня, вздохнул и пошёл становиться с теми, кто на букву К. Элис там не было. Что она собирается делать? Пропустить выпускной? С моей точки зрения, не очень хорошая идея. Надо было мне молчать до окончания выпускного.

- Иди сюда, Белла! – позвала Джессика ещё раз.

Я пошла к концу шеренги, чтоб занять место за Джессикой, слегка заинтересовавшись, почему так внезапно в ней проснулось дружелюбие. Когда я подошла ближе, заметила что и Анжела, стоявшая чуть позади, наблюдала за Джессикой с тем же любопытством.

Прежде чем, я подошла ближе, Джесс уже болтала:
- … так удивительно. Кажется, что мы только познакомились, а сейчас уже вместе заканчиваем школу, - выпалила она. – Ты можешь поверить, что все закончилось? Мне хочется кричать!

- Мне тоже, - пробормотала я.

- Это всё так невероятно. Ты помнишь свой первый день здесь? Мы сразу же стали друзьями. С первого раза, как только увидели друг друга. Удивительно. Я сейчас еду в Калифорнию, а ты поедешь на Аляску, и я буду очень по тебе скучать! Ты должна пообещать, что мы обязательно будем встречаться иногда! Я так рада, что у тебя будет вечеринка. Это отлично. Потому что, мы действительно мало времени проводили вместе в последнее время и теперь мы все уезжаем…

Она всё тараторила и тараторила, я была уверенна, что неожиданный возврат к нашей дружбе случился только от выпускной ностальгии и в благодарность за приглашения на вечеринку, лично я тут была ни при чем. Я слушала её, пока напяливала свою мантию. И поняла – я была рада тому, что отношения с Джессикой закончатся на хорошей ноте. Потому что, это был конец, и не имело значения, что хотел сказать Эрик – говоря об отправной точке, о каком-то «начале» и вся остальная банальная чепуха, которую обычно зачитывают выступающие с прощальной речью. Все мы сегодня оставляли что-то позади, может быть, я оставляла несколько больше чем остальные.

Всё происходило так быстро. Казалось, будто я нажала кнопку ускоренной перемотки. Всё так и должно быть? Эрик говорил очень быстро, нервничая, слова и фразы вылетали беспорядочно, смысл его речи уловить было сложно. Директор Грин начал вызывать выпускников по фамилиям, спешно и не делая пауз. Ученики, выстроившиеся в очередь, спешили забрать свои дипломы. Бедная миссис Коуп вся зарылась в аттестатах, она пыталась успеть подать директору нужный аттестат, и не перепутать фамилии вызванных учеников.

Откуда не возьмись на сцене появилась Элис, она легко прошлась по сцене, чтоб забрать свой аттестат, на ее лице было выражение глубокой сосредоточенности. Эдвард с

0

22

растерянным, но не расстроенным, видом, следовал сразу за ней. Только они могли носить эту отвратительную желтую мантию и выглядеть элегантно как и обычно. Своей нездешней красотой и грацией, они выделялись из толпы. Мне интересно, как я вообще могла поверить, что они люди. Пара ангелов стоящих в сторонке с раскрытыми крыльями, были бы менее заметны чем они.

Я услышала, как мистер Грин назвал моё имя, поднялась со своего стула и ждала, пока очередь двинется вперед. Мне стало неловко от приветствий доносящихся со стороны заднего входа в спортивный зал. Я оглянулась, и увидела Джейкоба и Чарли, оба они свистели и кричали, подбадривая меня. Билли тоже был тут, на уровне локтя Джейка я смогла рассмотреть макушку его головы. Пришлось натужно улыбнуться в их сторону.

Мистер Грин закончил перекличку, и когда мы подходили по очереди, продолжил вручать дипломы с глуповатой улыбкой.

- Поздравляю, мисс Стенли, - пробормотал он, когда Джесс подошла.
- Поздравляю, мисс Свон, - пробормотал он мне, подавая аттестат в здоровую руку.

- Спасибо, - тихо ответила я.

И все закончилось.

Я встала рядом с Джессикой, там, где собрались все выпускники. Под глазами у Джесс были красные пятна, и она все продолжала вытирать лицо рукавом своей мантии. Хватило секунды, чтобы сообразить, что она плачет.

Мистер Грин сказал что-то, чего я не расслышала, и все вокруг меня громко и радостно закричали. Посыпался жёлтый дождь из шляп. Свою я сняла слишком поздно, и просто дала ей упасть на землю.

- О, Белла! – зарыдала Джес, перекрывая гул разговоров вокруг. – Я не могу поверить, что мы закончили школу.

- Я тоже не могу поверить, что все кончилось, - пробормотала я.

Она обхватила меня руками за шею. – Ты должна пообещать мне, что мы не потеряем связь.

Обняв её в ответ, я почувствовала себя немного неловко, увильнув от ее просьбы:
– Я так рада, что познакомилась с тобой Джессика. Это были хорошие два года.

- Точно, – вздохнула она и шмыгнула носом. Потом она выпустила меня из объятий. – Лорен! – взвизгнула она, махая рукой и протискиваясь сквозь толпу из одетых в желтые мантии выпускников.

К толпе присоединились родственники, народу стало больше и началась толчея.

Я встретилась взглядом с Анжелой и Беном, но они были окружены своими семьями и подойти к ним было сложно. Поздравлю их позже.

Вытянув шею, я высматривала где Элис.

- Поздравляю, - тихо прошептал мне на ухо Эдвард, его руки обвились вокруг моей талии. В отличие от меня он не торопил приближение этого особенного дня.

- М-м, спасибо.

- Что-то непохоже, чтоб ты успокоилась, - заметил он.

- Ещё не совсем.

- Что тебя волнует? Вечеринка? Это не так уж страшно.

- Вероятно, ты прав.

- Кого ты ищешь?

Увы, но мой поиск не остался незамеченным. - Элис, где она?

- Она убежала сразу же, как только получила свой аттестат.

Его голос зазвучал иначе. У него был такой растерянный вид, когда он смотрел на выход из  спортивного зала, и я приняла импульсивное решение – из тех, когда лучше было подумать дважды, но я редко делаю именно так.

- Волнуешься за Элис? – спросила я.

- Э-э… - он не хотел отвечать.

- А о чём она думала? То есть, чтобы заглушить свои мысли.

Он подозрительно сузив глаза посмотрел на меня. – Вообще-то, она переводила боевой гимн Республики на арабский. Когда она закончила с ним, перешла на корейский язык.

Я нервно засмеялась. – Думаю, это заняло её мозг.

- Ты знаешь то, что она скрывает от меня, - заявил он.

- Конечно, - я слабо улыбнулась. – Это я и обнаружила.

Он совершенно растерялся.

Я осмотрелась. Чарли уже пробирался через толпу к нам.

- Зная Элис, - спешно зашептала я. - Она, вероятно, попытается скрыть всё от тебя до конца вечеринки. Но поскольку только я, единственная хочу, чтоб вечеринку отменили – то, не сходи с ума, и не обращай внимания, хорошо? Всегда лучше знать больше. Это должно как-то помочь.

- О чём ты говоришь?

Чарли искал меня, его голова возвышалась над толпой в поисках меня. Он заметил нас и помахал.

- Только не нервничай, ладно?

Он кивнул и напряженно сжал губы.

Быстрым шепотом я объяснила ему ход своих рассуждений:
– Думаю, ты ошибался в том, что  угроза надвигается на нас со всех сторон. Думаю, в основном, угроза идёт с одной стороны… и я предполагаю, что в действительности угрожают только мне. Это всё взаимосвязано, должно быть по крайней мере. Всего одна персона путает видения Элис. Чужак в моей комнате - проверка, чтобы увидеть смогут ли они обойти твою сестру. Должно быть тот, кто продолжает изменять свои планы, и новообращенные, и кража моей одежды – всё это взаимосвязано. Им нужен мой запах.

Его лицо побелело, и я испуганно закончила:
- Но никто не идёт за вами, разве ты не понимаешь? Это же хорошо – Эсме и Элис и Карлайл, никто не хочет причинить им вред!

Его глаза широко раскрылись, он был ошеломлён и шокирован. Как и Элис, он сразу понял, что я была права.

Прижав руку к его щёке, я попросила: - Успокойся.

- Белла! – закричал Чарли, проталкиваясь сквозь плотно обступивших нас людей.

- Поздравляю, детка! – всё ещё кричал он, хотя стоял уже рядом. Обнял меня, и хитро извернувшись как обычно, отпихнул Эдварда.

- Спасибо, - пробормотала я, озабоченная переживаниями Эдварда. Он всё ещё не контролировал себя. Его руки были протянуты ко мне, как будто он собирался схватить меня и убежать. Я лишь немного больше контролировала себя чем он, и побег не казался мне такой уж плохой идеей.

- Джейкобу и Билли пришлось уйти – ты видела, что они были здесь? – спросил Чарли, отступив на шаг, но продолжая держать меня за плечо. Он стоял спиной к Эдварду, вероятно стараясь не подпускать его ко мне, но это было то что надо в данный момент. Рот Эдварда был слегка приоткрыт, а глаза всё ещё были широко раскрыты от ужаса.

- Да, - заверила я отца, пытаясь отвлечь его внимание. – И слышала их тоже.

- Мило с их стороны было придти, - сказал Чарли.

- Мм-хмм.

Ладно, рассказать все Эдварду – оказалась плохой идеей. Элис была права, спрятав свои мысли. Я должна была подождать, пока мы не окажемся одни где-нибудь, может быть с остальными членами его семьи. И чтобы ничего хрупкого не оказалось поблизости – ни окон,…ни машин,…ни школьных зданий. Выражение его лица вернуло мои опасения, и добавило новых. Теперь Эдвард не был испуган, лишь чистая ярость неожиданно ясно проступила в чертах его лица.

- Так, где же ты хочешь пообедать? – спросил Чарли. – Выбирай.

- Я могу приготовить.

- Не глупи. Может в «Охотничий домик»? – поинтересовался он нетерпеливо улыбаясь.

Мне не особенно нравился любимый ресторан Чарли, но если подумать, то какая разница? Я в любом случае не смогу ничего есть.

- Конечно, «Охотничий домик», круто, - ответила я.

Чарли улыбнулся ещё шире, а потом вздохнул. Он слегка повернул голову в сторону Эдварда, но в действительности даже не посмотрел на него.

- Ты тоже едешь, Эдвард?

Я умоляюще уставилась на него. Эдвард как раз успокоился, когда Чарли повернулся посмотреть, почему он не отвечает.

- Нет, спасибо, - холодно и сухо произнес Эдвард.

- У тебя есть планы с родителями? – спросил Чарли, хмуро. Эдвард всегда был более вежлив, чем Чарли того заслуживал, и внезапная враждебность удивила его.

- Да. Если вы извините меня… - Эдвард резко развернулся и начал пробираться сквозь уже убывающую толпу. Он двигался немного быстрее, слишком расстроенный, чтобы поддерживать свой обычный маскарад.

- Что я такого сказал? – виновато спросил Чарли.

- Не переживай, папа. – успокоила я его. – Ты тут ни при чём.

- Вы что, опять поссорились?

- Никто не ссорился. Не лезь не в свои дела.

- Ты и есть мои дела.

Я закатила глаза. – Пошли в ресторан.

В «Охотничьем домике» было полно народу. Для такой обшарпанной забегаловки, по моему мнению, здесь чересчур завышали цены, но это было единственное место, более менее похожее на обычный городской ресторан. Так что здесь всегда собирались, чтоб отметить важные события. Я угрюмо рассматривала мрачного вида чучело головы лося, пока Чарли ел ребрышки разговаривая, оборачиваясь назад, с родителями Тайлера Кроули. Было шумно – все только что пришли с выпускного, и многие, также как и Чарли, переговаривались с соседями за ближайшими столиками.

Я отвернулась спиной к окну, сопротивляясь желанию развернуться и искать того, чей взгляд я сейчас ощущала на себе. Но я точно знала, что не смогу ничего заметить, и была точно уверена, что не было ни малейшего шанса, что он оставит меня без охраны, даже на секунду. Только не после того, что он узнал.

Ужин продолжался. Чарли, отвлекаясь на разговоры, ел слишком медленно. Я взяла свой бургер и по кусочкам прятала его в салфетку, когда была уверенна, что Чарли не замечает. Казалось, всё тянется так долго, но когда я взглянула на часы, на которые я смотрела чаще, чем положено, стрелки не намного сдвинулись.

Наконец Чарли получил свою сдачу и положил чаевые на стол. Я встала.

- Спешишь? – спросил он меня.

- Я хочу помочь Элис с организацией вечеринки, - заявила я.

- Хорошо, - он отвернулся, чтоб попрощаться со всеми знакомыми. Я вышла подождать его на улицу, возле машины.

Облокотившись на дверь «круизера», я ждала пока Чарли сможет наконец покинуть импровизированную вечеринку. На стоянке было уже почти темно, облака на небе такие плотные, что нельзя было определить село солнце или нет. Воздух был какой-то тяжелый, словно собирался дождь.

Что-то пошевелилось в тени.

Мой испуганный возглас превратился во вздох облегчения, когда из темноты появился Эдвард.

Ни сказав ни слова, он крепко прижал меня к своей груди. Прохладной рукой нашел мой подбородок и притянул моё лицо к себе, и прижался своими твёрдыми губами к моим. Я могла чувствовать напряжение в его челюсти.

- Как ты? – спросила я, как только он позволил мне дышать.

- Не слишком хорошо, - тихо произнес он. – Но я уже взял себя в руки. Прости, что не сдержался на выпускном.

- Это моя вина. Нужно было подождать, прежде чем говорить тебе.

- Нет, - не согласился он. – Мне нужно было всё знать. Не могу поверить, что сам ничего не заметил!

- У тебя и так голова забита проблемами.

- А у тебя, нет?

Внезапно, не давая возможности ответить, он снова поцеловал меня и отстранился через секунду.

– Чарли уже идёт.

- Я попросила его подбросить меня к тебе домой.

- Проследую за тобой.

- Это действительно не обязательно, - попыталась сказать я, но он уже исчез.

- Белла? – позвал Чарли. Он стоял в дверях ресторана, всматриваясь в темноту.

- Я здесь.

Чарли, не спеша, подошел к машине, что-то ворча о нетерпении.

- Так, какие у тебя ощущения? – спросил он меня, когда мы уже ехали по шоссе на север. – Это был важный день.

- Я чувствую себя хорошо, - соврала я.

Он засмеялся, видя меня насквозь. – Волнуешься насчёт вечеринки? – предположил он.

- Ага, - соврала я снова.

На этот раз он не заметил. – Ты никогда не любила вечеринки.

- Интересно, и в кого только я такая уродилась? – пробурчала я.

Чарли усмехнулся. – Что ж, ты выглядишь действительно хорошо. Сожалею, что не додумался подарить тебе что-нибудь. Извини.

- Не глупи, папа.

- Это не глупость. Я чувствую, что не всегда делаю для тебя всё, что должен.

- Ерунда. Ты отлично справляешься. Самый лучший отец в мире. И…, - с Чарли нелегко говорить о чувствах,  но, откашлявшись, я всё-таки продолжила. – И я действительно рада, что приехала сюда пожить с тобой, папа. Это было самое лучшее из всех моих решений. Так что не переживай – ты просто поддался действию пост-выпускного пессимизма.

Он фыркнул.

– Возможно. Но я уверен, что кое-где ошибся. Посмотри-ка на свою руку!

Я безучастно посмотрела на свои руки. Моя левая рука покоилась в темной повязке, о которой я редко вспоминала. Сломанная костяшка пальца уже почти не болела.

- Вот уж, не думал, что мне нужно было учить тебя, как бить кулаком. Кажется, я ошибался.

- Я думала, ты на стороне Джейкоба?

- Не важно, на чьей я стороне, если кто-то целует тебя без разрешения, ты должна уметь разобраться в ваших отношениях, не причиняя вреда себе. Ты ведь не держала большой палец внутри кулака?

- Не держала, папа. Мило, хоть и странно, но я не думаю, что урок бы мне помог. У Джейкоба очень твердая голова.

Чарли засмеялся. – В следующий раз, бей ему в живот.

- В следующий раз? – недоверчиво переспросила я.

- Ой, не будь так строга с парнем. Он ещё так юн.

- Он несносен.

- Он всё ещё твой друг.

- Я знаю, - вздохнула я. – И действительно не знаю, как сейчас поступить, пап.

Чарли медленно кивнул. – Да уж. Не всегда ясно, как правильно поступить. Иногда то, что хорошо одному человека, плохо для другого. Так что… желаю удачи в выяснениях.

- Спасибо,- пробормотала я сухо.

Чарли снова рассмеялся, а потом сдвинул брови. – Если вечеринка выйдет из-под контроля… - начал он.

- Не волнуйся об этом, папа. Карлайл и Эсме будут там. Я уверенна и ты тоже можешь пойти, если хочешь.

Чарли скорчил рожу, когда через лобовое стекло вглядывался в темноту. Чарли любил большие вечеринки, так же как и я.

- Так, и где сворачивать? – спросил он. – Им не мешало бы расчистить дорогу – невозможно найти что-то в темноте.

- Думаю, сразу же за следующим поворотом. – поджала я губы. – Знаешь, ты прав – невозможно найти. Элис сказала, что положила карту в каждый пригласительный билет, но, несмотря на это, возможно все заблудятся. – эта мысль утешила меня.

- Может быть, - сказал Чарли, когда дорога повернула на восток. – А может быть и нет.

Непроглядная бархатная чернота прерывалась впереди, как раз там, где должна быть подъездная аллея к дому Каленов. Кто-то, по двум сторонам пути, украсил деревья тысячами мигающих огоньков. Зрелище - которое невозможно было пропустить.

- Элис, - сказала я кисло.

- Ух, ты, - восхитился Чарли, когда мы свернули на дорогу. Сверкали не только первые два дерева, сверкали все деревья. Примерно через каждые шесть метров другой сверкающий «указатель» вел нас к большому белому дому. И так всю дорогу – все, почти, пять километров пути.

- Она ничего не делает на половину, правда же? – пробормотал Чарли восхищенно.

- Ты уверен, что не хочешь пойти?

- Абсолютно уверен. Развлекайся, детка.

- Большое спасибо, папа.

Он все еще усмехался, когда я вышла и закрыла дверь. Я смотрела, как он уезжает, продолжая улыбаться своим мыслям. Вздохнув, я зашагала по ступенькам вверх, нужно было вытерпеть свою вечеринку.

Глава семнадцатая.
Альянс

- Белла?
Сзади послышался мягкий голос Эдварда. Я обернулась и увидела, как он с разметавшимися от бега волосами, легко запрыгивает на крыльцо. Вот он уже обнимал меня и снова целовал точно так же как тогда на стоянке.

Этот поцелуй напугал меня. В нем было слишком много напряжения. Его губы чересчур сильно впились в мои, словно Эдвард боялся что у нас осталось слишком мало времени.

Я не могла себе позволить думать об этом. Не могла, раз уж, мне придется, следующие несколько часов, вести себя как обычный человек. Я отстранилась от него.

- Давай покончим с этой глупой вечеринкой, - пробормотала я, пряча глаза.

Он обхватил мое лицо руками, ожидая пока я посмотрю на него.

- Я не допущу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

Пальцами здоровой руки я коснулась его губ.

- О себе я не беспокоюсь.

- Почему меня это не удивляет? - проворчал он себе под нос. Глубоко вздохнул и слегка улыбнулся.

– Готова праздновать? - спросил он.

Я простонала в ответ.

Он открыл и придержал дверь, бережно обнимая меня за талию. Войдя внутрь на минуту я застыла и помотала головой от удивления.

- Невероятно.

Эдвард пожал плечами.

- Элис, есть Элис.

Дом Калленов превратился в ночной клуб, да еще в такой, какой редко увидишь в реальности, разве что только по телевизору.

- Эдвард! – позвала Элис. Она стояла за гигантским усилителем.

– Мне нужен твой совет. – она жестом указала на гору компакт дисков.
– Дать им знакомое и не напрягающее? Или, – она жестом показала на другую груду дисков. – Заняться их музыкальным образованием?

- Оставь не напрягающее, - посоветовал Эдвард. – Насильно мил не будешь.

Элис серьезно кивнула и начала закидывать «учебные» диски в коробку. Я заметила, что она переоделась в блестящий топ и красные кожаные штаны. Ее обнаженная кожа странно блестела в пульсирующем красно-фиолетовом свете.

- Кажется, моя одежда не подходит.

- Ты выглядишь превосходно,– не согласился Эдвард.

- Сойдет, – поправила Элис.

- Спасибо, - вздохнула я. – Ты действительно думаешь, что народ придет? – в моем голосе, явно, слышалась надежда на обратное. Элис скорчила рожицу.

- Все придут, - ответил Эдвард. – Им всем, до смерти, хочется рассмотреть изнутри, таинственный дом затворников Калленов.

- Потрясающе, - простонала я.

Моя помощь нигде не была нужна. И я сомневаюсь, смогу ли все делать также как Элис, даже после того, как перестану нуждаться во сне и стану двигаться намного быстрее.

Эдвард не отпускал меня ни на секунду, таскал за собой, пока искал Джаспера и затем Карлайла, что бы рассказать о моей догадке. С тихим ужасом я слушала, как они обсуждали план нападения на армию в Сиэтле. Я могла сделать вывод, что Джаспер был не рад тому, как распределились силы, но они не смогли связаться с кем-либо еще, кроме нежелающей помогать семьи Тани. В отличие от Эдварда, Джаспер не пытался скрыть своё отчаяние. Было ясно, что ему не нравиться играть при таких высоких ставках.

Я не могла оставаться в стороне, надеясь и веря, что они вернуться домой. Не могла. Я бы сошла с ума.

В дверь позвонили.

Неожиданно, все стало сюрреалистически нормальным. Напряжение на лице Карлайла сменила безупречная улыбка, искренняя и теплая. Элис включила музыку погромче и, пританцовывая, пошла открывать дверь.

Это были мои многочисленные, местные, друзья, все слишком нервные или слишком перепуганные, чтобы приехать отдельно. Первая в дверях стояла Джессика, следом за ней – Майк. Тайлер, Коннер, Остин, Ли, Саманта … даже Лорен шла, замыкая процессию, в ее неодобрительном взгляде горело любопытство. Они все были заинтригованы, а потом, войдя в огромную комнату, украшенную как шикарный клуб, они были просто поражены. Комната не пустовала; Каллены заняли свои места, готовые играть в  свои обычные, безупречные, человеческие игры. Тем вечером я чувствовала, что поступала в точности как они.

Я пошла поприветствовать Джесс и Майка, надеясь, что мой срывающийся голос можно списать на восторг ри вечеринки. Прежде чем я смогла поздороваться с остальными, снова раздался звонок. Я впустила Анжелу и Бена, оставив дверь широко открытой – потому что Эрик и Кэти уже подходили к ступеням крыльца.

У меня не осталось времени паниковать. Мне нужно было со всеми поговорить, сосредоточившись на том, чтобы быть приятной и гостеприимной хозяйкой вечера. Хотя вечеринка была объявлена общей для Элис, Эдварда и меня, трудно было отрицать, что поздравляли и благодарили, чаще всего, меня. Может быть, потому что, под освещением, которое установила Элис,  Каллены выглядели немного странно. Может быть, потому что это освещение делало комнату туманной и загадочной. Но, атмосфера не заставить обычного человека расслабиться рядом с таким, как Эммет. Я видела как он ухмыльнулся Майку через стол с едой, красный свет блеснул на его зубах, и заметила, как Майк непроизвольно отступил на шаг назад.

Возможно, Элис сделала это нарочно, чтобы выставить меня в центр внимания, туда, где по ее мнению мне должно было больше всего понравиться. Она вечно пыталась заставить меня вести себя так, как в ее представлении должны были вести себя все люди.

Было ясно, что вечеринка удалась, несмотря на скрытую напряженность, вызванную присутствием Калленов – или может это, наоборот, добавляло возбуждения в атмосферу. Музыка была заразительной, свет - почти гипнотизировал. Судя по скорости, с которой исчезла еда, она тоже была хороша. В комнате быстро собралось много народу, но не настолько, чтоб вызвать приступ клаустрофобии. Кажется, весь выпускной класс был здесь, и многие из младших классов тоже. Тела покачивались в ритме гудевшем в подошвах ног, вечеринка грозила перейти в танцы.

Все было совсем не так трудно, как мне казалось. Я следовала указаниям Элис, общалась и болтала с каждым буквально минутку. Им было так легко угодить. Я была уверена, эта вечерника – самое  крутое действо из всего ранее происходившего в Форкс. Элис почти мурлыкала от удовольствия – никто из присутствующих никогда не забудет эту ночь.

Наконец я обошла всю комнату и вернулась к Джессике. Она возбужденно болтала, и было необязательно внимательно ее слушать, понятно было - ответов от меня в ближайшее время ей не нужно. Эдвард был рядом со мной – все еще отказываясь отпускать меня. Он надежно обвил рукой мою талию, время от времени, притягивая меня ближе, наверно в ответ на мысли, которые лучше было мне не знать.

Поэтому, во мне сразу же проснулась подозрение, когда он оторвал свою руку и осторожно отошел от меня.

- Оставайся здесь, - прошептал он мне на ухо. – Я сейчас вернусь.

Он грациозно прошел через толпу, казалось даже не задев никого из плотно стоявших людей, исчез слишком быстро, я даже не успела спросить, почему он уходит. Прищурившись, я провожала его взглядом, в то время как Джессика, равнодушная к моей растерянности, ухватив меня за локоть, что-то настойчиво кричала сквозь музыку.

Я наблюдала, как он достиг тени за кухонной дверью, свет лишь периодически попадал туда. Он наклонился над кем-то, кого я не могла разглядеть за стоящими между нами людьми.

Я поднялась на цыпочки, вытягивая шею. В этот момент, красный свет мелькнул по его спине и ярко вспыхнул на красных блестках кофты Элис. Свет упал на ее лицо лишь на пол секунды, но этого было достаточно.

- Извини меня, Джесс, я на минуту, -  пробормотала я, выдергивая свою руку. Я не дождалась ее реакции, даже не посмотрела, обиделась ли она на мою резкость.

Проталкиваясь сквозь толпу, я иногда оглядывалась вокруг. Несколько человек уже танцевали. Я поторопилась к двери в кухню.

Эдвард ушел, но Элис все еще была там, в темноте, ее лицо было пустым – такой, ничего не выражающий, вид обычно бывает у того, кто только что стал свидетелем ужасного происшествия. Одной рукой она схватилась за дверной косяк, будто ей нужна была поддержка.

- Что, Элис, что? Что ты видела? – я умоляюще протянула к ней руки.

Она не смотрела на меня, ее взгляд был устремлен вдаль. Я проследила за ее взглядом и увидела, что она поймала взгляд Эдварда на другой стороне комнаты. Его лицо было пустым, как камень. Он развернулся и исчез в тени под лестницей.

После этого, раздался звонок в дверь, а последний гость прибыл несколько часов назад. Элис с озадаченным видом, быстро сменившемся выражением отвращения, посмотрела в сторону входной двери.

0

23

- Кто пригласил вервольфа? – накинулась она на меня.

Я насупилась.

- Моя вина.

Я думала, что автоматически аннулирую своё приглашение – явно не моя мечта, чтоб Джейкоб, ничтожество, заявился сюда.

- Что ж, тогда иди и разберись с ним. Мне надо поговорить с Карлайлом.

- Нет,  Элис, подожди! – я пыталась схватить ее за руку, но она ушла, и моя рука поймала лишь воздух.

- Проклятье! – прорычала я.

Я знала - это оно. Элис увидела то что ожидала и я, честно говоря, не чувствовала что смогу выдержать напряженную неизвестность достаточно долго, и подойти к двери. Снова зазвонил звонок, кто-то слишком сильно и долго давил на кнопку. Я решительно развернулась спиной к двери, и вгляделась в темную комнату, чтобы увидеть Элис.

Я не могла ничего разглядеть, и начала пробиваться к лестнице.

- Привет, Белла!

Глубокий голос Джейкоба прозвучал в момент когда музыка стихла ненадолго, и я непроизвольно откликнулась на свое имя.

Я скривилась.

Там был не один вервольф, а целых три. Вошел Джейкоб в сопровождении Квила и Эмбри. Эти двое выглядели ужасно напряженными, их глаза бегали по комнате так, словно они зашли в склеп с привидениями. Трясущейся рукой Эмбри все еще держался за дверь, тело развернуто в пол-оборота, он был готов в любую минуту бежать.

Джейкоб махал мне рукой, он был спокойнее остальных, хотя нос его был сморщен от отвращения. Я помахала в ответ, подразумевая - «пока», и развернулась в поисках Элис. Я протиснулась между спинами Коннера и Лорен.

Он возник из ниоткуда, его рука развернула меня за плечо в тень кухни. Я попыталась уклониться от его хватки, но он взял меня за здоровое запястье и выдернул из толпы.

- Дружеский прием, - заметил он.

Я вырвала руку и сердито посмотрела на него.

- Что ты здесь делаешь?

- Ты пригласила меня, помнишь?

- Если мой удар справа, был слишком тонким намеком, позволь мне перевести - это значило, что приглашение отменяется.

- Не глупи. Я принес тебе подарок на выпускной, и все такое.

Я скрестила руки на груди. Не хотелось ругаться с Джейкобом прямо сейчас. Я хотела знать, что Элис увидела и что Эдвард и Карлайл говорили об этом. Я высунула голову из-за Джейкоба, разыскивая их.

- Отдай что купил обратно в магазин, Джейк. Мне нужно кое-что сделать…

Он встал передо мной, требуя внимания.

- Обратно отдать - не смогу. В магазине я это не покупал – я сделал это сам. А еще, чтобы сделать это, у меня ушла уйма времени.

Я снова отвернулась от него, но все никак не могла увидеть кого-либо из Калленов. Куда они делись? Мои глаза искали в темной комнате.

- Да брось, Белл. Не притворяйся, что меня здесь нет.

- Я не притворяюсь. – их нигде не было видно. – Слушай, Джейк, у меня сейчас много дел.

Он взял меня за подбородок и заставил посмотреть вверх.

- Могу я, завладеть парой секунд вашего драгоценного внимания, мисс Свон?

Я отдернулась от его прикосновения.

- Попридержи руки, Джейкоб, - прошипела я.

- Извини! - коротко сказало он, держа руки ладонями вверх, сдаваясь. – Мне, действительно, очень жаль. И за тот раз, тоже. Мне не следовало так целовать тебя. Это было неправильно. Наверно… ну, наверно, я обманывал сам себя, думая, что ты тоже меня хочешь.

- Обманывал сам себя – какое прекрасное определение!

- Будь умницей. Ты же можешь принять мои извинения.

- Ладно. Извинения приняты. Теперь, если ты меня извинишь на минутку…

- Хорошо, – пробурчал он, и его голос стал совсем другим, я даже перестала искать Элис и внимательно посмотрела на его лицо. Он уставился в пол, пряча глаза. Его нижняя губа немного выступила вперед.

- Наверно, тебе лучше быть с твоими настоящими друзьями, - сказал он тем же убитым тоном. – Я все понял.

Я застонала.

- О, Джейк, ты же знаешь – это не честно.

- А я знаю?

- Должен. – я наклонилась вперед, пытаясь заглянуть ему в глаза. Он поднял голову, смотря поверх меня, избегая моего пытливого взгляда.

- Джейк?

Он отказывался смотреть на меня.

- Эй, ты сказал, что сделал что-то для меня, так? – спросила я. – Просто трепался? Где мой подарок? –  попытка изобразить энтузиазм была довольно жалкой, но это сработало. Он закатил глаза и затем скорчил гримасу.

Я продолжала неубедительно притворяться, выставив руку перед собой.

- Я жду.

- Можно подумать, - саркастически проворчал он. Но полез в задний карман джинсов и вытащил маленький, туго завязанный кожаными шнурками, мешочек из холщовой, цветной ткани. Джейкоб положил мне его на ладонь.

- Ой, это чудесно, Джейк. Спасибо!

Он вздохнул.

- Подарок внутри, Белла.

- О!

У меня возникли проблемы с завязками. Он снова вздохнул и забрал мешочек у меня, развязав узел просто потянув за правый конец. Я протянула руку, чтобы забрать его, но он перевернул мешочек и вытряхнул что-то серебряное в мою ладонь. Металлические звенья негромко звякнули друг о друга.
- Я не делал браслета, - заметил он. – Только подвеску.

К одному из звеньев серебряного браслета была прикреплена маленькая деревянная фигурка. Я взяла его пальцами, что бы рассмотреть поближе. Было удивительно, как такая маленькая фигурка включает столько деталей – миниатюрный волк был неправдоподобно реалистичным. Он даже был вырезан из красно-коричневого дерева, одного цвета с кожей Джейкоба.

- Он прекрасен, - прошептала я. – Ты это сделал? Сам?

Он пожал плечами.

- Билли научил. У него получается получше моего.

- В это трудно поверить, - пробормотала я, крутя в пальцах крошечного волка.

- Тебе он, правда, нравится?

- Да! Это невероятно, Джейк.

Он счастливо улыбнулся, но затем выражение его лица скисло.

- Ну, я подумал, что может быть, это иногда будет напоминать тебе обо мне. Ты знаешь, как бывает, с глаз долой – из сердца вон.

Я проигнорировала замечание.

- Ну-ка, помоги мне его надеть.

Я протянула левое запястье, так как правая рука была в повязке. Он легко застегнул замок, хотя казалось это слишком деликатная работа для его больших пальцев.

- Ты будешь носить его? – спросил он.

- Конечно буду.

Он улыбнулся мне – это была счастливая улыбка, которую я так любила видеть на его лице.

Какое-то время я смотрела на него, но затем снова нервно осмотрела комнату, ища в толпе Эдварда и Элис.

- Почему ты такая расстроенная? – поинтересовался Джейкоб.

- Я не расстроена, - солгала я, пытаясь сосредоточиться. – Спасибо за подарок. Мне он, действительно, очень понравился.

- Белла? – его брови сошлись на переносице, нагоняя тень на глаза. – Что-то случилось, ведь так?

- Джейк, я … нет, ничего.

- Не лги мне, ты - фиговая врунья. Ты должна сказать мне, что происходит. Мы хотим знать, что происходит. – заявил он, перейдя на множественное число.

Возможно, он был прав; вервольфы наверняка заинтересовались бы тем, что происходило. Только я не была уверена, что происходило вообще. Не могла знать наверняка, пока не увижусь с Элис.

- Джейкоб, я расскажу тебе. Только позволь мне выяснить, что случилось, договорились? Мне надо поговорить с Элис.

Непонимание отразилось на его лице.

- Ясновидящая, что-то видела?

- Да, как раз тогда, когда ты появился.

- Это не о кровососе ли в твоей комнате? – прошептал он, его голос был ниже бренчания музыки.

- Это связано, - призналась я.

Он обдумывал с минуту, наклонив голову на бок, читая по выражению моего лица.

- Ты знаешь что-то, что мне не говоришь… что-то очень важное.

В чем был смысл лгать снова? Он знал меня слишком хорошо.

- Да.

Джейкоб посмотрел на меня, и затем повернулся, чтобы встретиться взглядом с братьями по стае, которые стояли в проходе, чувствуя себя неловко и неуютно. Когда они увидели его выражение, они двинулись в его сторону, проворно продвигаясь через толпу гостей, как будто тоже танцуя. Через пол минуты они уже стояли рядом с Джейкобом, возвышаясь надо мной.

- Теперь объясни, - потребовал Джейкоб.

Эмбри и Квил растерянно и с подозрением смотрели то на меня, то на Джейкоба.

- Джейкоб, я не знаю всего, – продолжала я осматривать комнату, теперь, ища спасения. Они, во всех смыслах, загнали меня в угол.

- Тогда что ты, точно, знаешь?

Они все одновременно скрестили руки на груди. Это было чуточку забавное, но, по большей части устрашающее, зрелище.

И, затем, я поймала взглядом Элис, спускающуюся по лестнице, ее белая кожа сияла в фиолетовой подсветке.

- Элис! – облегченно выдавила я.

Она тут же посмотрела на меня, несмотря на громкие басы, которые должны были заглушить мой голос. Я энергично помахала, и наблюдала за ее лицом, когда она увидела трех вервольфов, склонившихся надо мной. Ее глаза сузились.

Но, перед этим, выражение ее лица было полно озабоченности и страха. Я закусила губу, когда она подошла ко мне.

Джейкоб, Квил и Эмбри все недовольно отошли от неё. Она положила свою руку мне на талию.

- Мне надо поговорить с тобой, - шепнула она мне на ухо.

- Э-э, Джейк, увидимся позже…, - проговорила я, когда мы собрались уходить.

Джейкоб загородил нам дорогу, он вытянул свою длинную руку и оперся о стену.

- Эй, погоди-ка.

Элис уставилась на него с широко раскрытыми глазами, не веря происходящему.

– Простите?

- Скажи нам, что происходит, – требовательно прорычал он.

Джаспер появился, буквально, из ниоткуда. В одну секунду – были только я с Элис у стены и Джейкоб загораживающий нам путь, в следующую секунду – Джаспер с грозным видом стоит рядом с Джейком.

Джейкоб медленно убрал руку.

-  Мы имеем право знать, - тихо проговорил он, все еще не сводя глаз с Элис.

Джаспер встал между ними, а три вервольфа встали вместе.

- Эй, эй, - сказала я, с слегка истерическим смешком. – Это вечеринка, помните?

Никто не обратил на меня внимания. Джейкоб смотрел на Элис, а Джаспер смотрел на Джейкоба. Лицо Элис вдруг стало задумчивым.

- Все в порядке, Джаспер. Вообще-то он прав.

Джаспер не ослабил своей позиции.

Я была уверена, что еще секунда и моя голова взорвется от любопытства.

- Что ты видела, Элис?

Она секунду смотрела на Джейкоба и затем повернулась ко мне, очевидно, позволяя ему слушать.

- Было принято решение.

- Вы собираетесь в Сиэтл?

- Нет.

Я почувствовала, что бледнею. Желудок мой сжался.

- Они направляются сюда. – с трудом выдавила я.

Парни из племени Квильют молча наблюдали, читая каждую бессознательную эмоцию на наших лицах. Они замерли на месте, но не совсем без движения. Все три пары рук задрожали.

- Да.

- В Форкс. – прошептала я.

- Да.

- За?

Она кивнула, в ответ на мой вопрос.

- Один несет твою красную кофту.

Я попыталась сглотнуть.

Джаспера было недоволен. Скорее всего, ему не нравится обсуждение этой темы вместе с вервольфами, но ему нужно было кое-что сказать:
- Мы не можем им позволить зайти так далеко. Нас не достаточно, что бы защитить город.

- Я знаю, - с несчастным видом произнесла Элис. – Но не важно, где мы их остановим. Нас все равно будет недостаточно, и некоторые из них придут сюда на поиски.

- Нет! – прошептала я.

Шум вечеринки заглушил моё отрицание. Все вокруг нас, мои друзья и соседи, и жалкие враги, которые ели и смеялись, пританцовывая в такт музыке, не ведали, что они встретятся с ужасом, опасностью и, возможно, смертью. Из-за меня.

- Элис, - выдавила я её имя. – Мне надо идти, я должна убраться отсюда.

- Бесполезно. Это не так, как с ищейкой. Они все равно сначала придут искать сюда.

- Тогда я должна идти встречать их! – если бы мой голос не был таким хриплым и напряженным, он мог походить на крик. – Если они найдут то, что ищут, может они уйдут и не причинят больше никому вреда!

- Белла! – возмутилась Элис.

- Погодите, - низким властным голосом приказал Джейкоб. – Что идет сюда?

Элис развернулась и окинула его ледяным взглядом. – Такие как мы. Огромное количество.

- Почему?

- За Беллой. Это все, что мы знаем.

- Их многовато для вас? – спросил он.

Джаспер ответил негодующе:
- У нас пара преимуществ, пес. Это будет равный бой.

- Нет, - произнес Джейкоб, и странная, яростная улыбка растянулась на его лице. – Он не будет равным.

- Отлично! – прошипела Элис.

Всё ещё замерев от ужаса я уставилась, на новое выражение Элис. Ее лицо было полно ликования,  отчаяние исчезло с ее прекрасных черт.

Она и Джейкоб ухмыльнулись друг другу.

- Конечно, теперь всё исчезло, - недовольно сказала она ему. – Это неудобно, но принимая во внимание остальные обстоятельства, я соглашаюсь.

- Мы должны скоординировать наши действия, - сказал Джейкоб. – Нам будет не легко. Всё же, это больше наша работа, нежели ваша.

- Это не зайдет так далеко, но нам нужна помощь. Мы не будем разборчивы.

- Стойте, стойте, стойте, стойте, - перебила их я.

Элис встала на носочки, Джейкоб наклонился над ней, их лица выражали возбуждение, оба морщили носы от запаха. Оба нетерпеливо посмотрели на меня.

- Скоординировать действия? – повторила я сквозь зубы.

- Ты же на самом деле не думала, что удержишь нас от вмешательства? – спросил Джейкоб.

- Вы - не вмешиваетесь!

- Твоя ясновидящая так не думает.

- Элис, скажи им - нет! – настаивала я. – Их всех убьют!

Джейкоб, Квил и Эмбри громко рассмеялись.

- Белла, - сказала Элис успокаивающе. - По отдельности нас всех могут убить. Вместе …

- всё будет просто, - закончил за нее Джейкоб. Квил рассмеялся снова.

- Сколько? – нетерпеливо спросил Квил.

- Нет! – крикнула я.

Элис даже не взглянула на меня.

- Число меняется – сегодня двадцать один, но количество уменьшается.

- Почему, - полюбопытствовал Джейкоб.

- Длинная история, - ответила Элис, вдруг оглядев комнату. – И здесь не место её рассказывать.

- Позже, вечером? – напирал Джейкоб.

- Да, - ответил Джаспер. – Мы уже спланировали … стратегическую встречу. Если вы собираетесь сражаться с нами, вам нужны некоторые инструкции.

Услышав последнюю часть предложения, все волки скорчили недовольные гримасы.

- Нет, - простонала я.

- Это будет странно, - задумчиво произнес Джаспер. - Никогда не думал работать вместе. Такое будет впервые.

- Без сомнений, - согласился Джейкоб. Он заторопился. – Мы должны вернуться к Сэму. Во сколько?

- Сколько для тебя очень поздно?

Все трое закатили глаза. – Во сколько? – повторил Джейкоб.

- В три?

- Где?

- Примерно в шестнадцати километрах к северу от поста рейнджеров Хо Форест. Подходите с запада, и вы сможете напасть на наш след.

- Мы будем там.

Они повернулись уходить.

- Постой, Джейк! – позвала я. – Пожалуйста! Не делай этого!

Он остановился, с ухмылкой повернувшись ко мне, в то время как Квил и Эмбри нетерпеливо стояли у двери. – Не смеши, Беллс. Ты даришь мне подарок намного более ценный, чем тот, что  я дал тебе.

- Нет! – снова закричала я. Звук электрогитары заглушил мой плач.

Он не ответил, заторопился за своими друзьями, которые уже ушли. Я беспомощно смотрела ему вслед.

Глава восемнадцатая.
Инструкции

- Это самая длинная вечеринка за всю мировую историю, - жаловалась я, по дороге домой.

Эдвард и не думал спорить со мной.

– Теперь она закончилась, - сказал он и успокаивающе погладил мою руку.

Я была единственной, кому требовалось успокоиться. Эдвард и все Каллены теперь чувствовали себя отлично. Они все старались успокоить меня. Когда я уходила, Элис погладила меня по голове, многозначительно глядя на Джаспера, пока вокруг меня не закружился поток спокойствия. Эсме поцеловала меня в лоб и обещала, что все будет хорошо, Эммет громко рассмеялся и поинтересовался, неужели только мне позволено сражаться вместе с вервольфами … Решение Джейкоба успокоило их, после долгих недель стресса, они испытывали почти эйфорию. Сомнения сменились уверенностью. Вечеринка закончилась на оптимистической ноте, настоящим праздником.

Только не для меня.

Плохо, вернее просто ужасно то, что Каллены будут драться из-за меня. Это было больше, чем я могла позволить. И чувствовала, что это больше, чем я могу выдержать.

Только Джейкоба мне ещё не хватало. И его глупых, нетерпеливых братцев, многие из них были даже младше меня. Они ведь просто дети переростки, слишком мускулистые для своих лет, и они с таким нетерпением ждали сражения, будто собирались на пляжный пикник. Не могу же я и их подвергать опасности. Мои нервы были натянуты до предела. Не знаю, сколько я еще смогу сдерживать жуткое желание закричать.

Я перешла на шепот, чтобы контролировать голос:
- Сегодня ночью, ты берешь меня с собой.

- Белла, ты устала.

- Думаешь, я смогу заснуть?

Он нахмурился.

- Это эксперимент. Не уверен, сможем ли мы … договориться. И я не хочу, что бы ты оказалась в эпицентре.

Можно подумать всё, что он сказал, отобьет у меня желание идти вместе с ними.

- Если ты не возьмешь меня - я позвоню Джейкобу.

Его глаза сузились. Это был запрещенный прием, и я знала, что ударила ниже пояса. Но я ни за что не останусь в стороне.

Он не ответил; мы уже были у дома Чарли. На крыльце горел свет.

- Увидимся наверху, - пробормотала я.

Открыв дверь, я вошла на цыпочках. Чарли уснул прямо в гостиной, примостившись на слишком маленькой софе. Он так громко храпел, что даже визг включенной бензопилы не разбудил бы его.

Я настойчиво потрясла его за плечо.

- Пап! Чарли!

Не открывая глаза, он что-то проворчал.

- Я уже дома, ты повредишь спину, если будешь так спать. Давай, пора перелечь.

Пришлось еще несколько раз его потрясти, прежде чем мне удалось заставить его подняться с софы, но глаз он так и не открыл. Я помогла ему добраться до постели, где он, не раздеваясь, рухнул на покрывало и захрапел снова.

В ближайшее время он явно не станет меня искать.

Пока я умывалась и переодевалась в джинсы и фланелевую рубашку, Эдвард ждал в моей комнате. С несчастным видом он, наблюдал за мной с кресла качалки, пока я вешала одежду которую дала мне Элис в шкаф.

- Иди сюда, - сказала я, беря его за руку и потянув в кровать.

Я толкнула его вниз на постель, и скрутилась калачиком у его груди. Может, он был прав, и я усну от усталости. Но я не позволю ему сбежать без меня.

Он укутал меня в плед, и затем прижал сильнее.

- Пожалуйста, расслабься.

- Конечно.

- Белла, все пройдет хорошо. Я чувствую это.

Я сжала зубы.

От него, все еще, исходило ощущение покоя. Никто, кроме меня не волновался если Джейкоб и его друзья пострадают. Даже сам Джейкоб и его друзья. Особенно они.

Ему казалось, что он почти уговорил меня:
- Послушай, Белла. Это будет легко. Мы застигнем новообращенных врасплох. Они понятия не имеют, что вервольфы существуют, так же как и ты когда-то. В воспоминаниях Джаспера, я видел, как они действуют сообща. Я уверен - особенности охоты вервольфов, безупречно сработают против них. И когда они будут разделены и растерянны, кому-то из нас нечего будет делать. Некоторые смогут просто посидеть в сторонке, - поддразнил он.

- Легко и просто, - невыразительно пробормотала я ему в грудь.

- Ш-ш, - он погладил мою щеку. – Вот увидишь. А сейчас, не переживай.

Он начал напевать колыбельную, но в этот раз она меня не успокоила.

Людям - вообще-то, на самом деле, вампирам и вервольфам - но все равно, тем кого я люблю, могла грозить опасность. Они могут пострадать из-за меня. Снова. Желательно, чтоб моя неудача целилась более метко. Ощущение было такое, будто я кричу в пустое небо: Здесь вам нужна  я! Только я!

Я пыталась придумать, как заставить мою неудачу сконцентрироваться только на мне. Это было бы не легко. Мне пришлось бы ждать своего часа…

Я не уснула. К моему удивлению, время бежало быстро, и я все еще была настороженна и напряжена, когда Эдвард поднялся вместе со мной и сел.

- Ты уверена, что не хочешь остаться и выспаться?

Я кисло посмотрела на него.

Он вздохнул, сгреб меня в охапку и спрыгнул из окна.

Со мной за спиной, он мчался через черный, тихий лес, и даже в его беге я чувствовала ликование. Так он бежал, когда мы были только вдвоем, просто ради удовольствия, просто, чтобы чувствовать ветер в волосах. Это было именно то, что в менее напряженные времена, осчастливило бы меня.

Когда мы достигли большой поляны, его семья уже собралась там. Все спокойные, переговаривались друг с другом как ни в чем не бывало. Время от времени эхом раздавался громкий смех Эммета. Эдвард опустил меня на землю, и рука об руку, мы пошли к ним.

Луна спряталась за облаками и было темно, поэтому мне потребовалось время сообразить, что мы были на «бейсбольной площадке». Это было то самое место где, больше года назад, мой первый беспечный вечер с Калленами был прерван Джеймсом и его кланом. Было странно снова оказаться здесь – как будто, это встреча не будет полной, пока Джеймс, Лоран, и Виктория не присоединяться к нам. Но Джеймс и Лоран никогда не вернутся. Этот план не повторится. Может все планы были разрушены.

Да, кто-то разрушил их планы. Возможно ли, что Волтури оказались переменными в этом уравнении?

Я сомневалась в этом.

Виктория всегда казалась мне природной стихией – она словно ураган, двигающийся к берегу по прямой линии – казалась неизбежной, неизменной, но предсказуемой. Может, я была неправа, так ограниченно трактуя ее возможности. Должно быть она умеет приспосабливаться к ситуации.

- Знаешь, что я думаю? - спросила я Эдварда.

Он засмеялся.
- Нет.

Я почти улыбнулась.

- Что ты думаешь?

- Я думаю что всё связанно. Не только два, но все три.

- Ты меня запутала.

- С тех пор как ты вернулся, произошли три плохих события. – я загибала пальцы, перечисляя. – Новообращенные в Сиэтле. Неизвестный в моей комнате. И, самое главное, Виктория объявилась в поисках меня.

Он прищурился, обдумывая сказанное.

- Почему ты так думаешь?

- Потому что, я согласна с Джаспером – Волтури ценят свои правила. И, в любом случае, они сработали бы лучше.  «Я была бы уже мертва, если бы они этого захотели», - добавила я про себя.
- Помнишь, когда ты выслеживал Викторию в прошлом году?

- Да, - нахмурился он. – Мне не очень повезло тогда.

- Элис сказала, что ты был в Техасе. Ты следил за ней там?

Его брови сошлись на переносице.
- Да, хм…

- Видишь, там ей и могла придти в голову эта идея. Но она не знает, что делает, поэтому все новообращенные вышли из-под контроля.

Он отрицательно помотал головой.

- Только Аро точно знает, как предвидит Элис.

- Аро может быть и знает лучше, но не могут ли Таня, Ирина и остальные твои друзья в Денали знать всё довольно подробно? Лоран жил с ними достаточно долго. И если он настолько был дружен с Викторией, что даже оказывал ей услуги, почему бы ему не рассказать ей все, что он знал?

Эдвард нахмурился.

- В твоей комнате была не Виктория.

- Она не может завести себе новых друзей? Подумай об этом, Эдвард. Если в Сиэтле поработала Виктория, она завела много новых друзей. Она создала их.

Он задумался, его лоб сморщился от сосредоточения.

- Хм, - произнес он, наконец. – Это возможно. Я все еще больше склоняюсь к Волтури… Но, твоя теория – что-то в ней есть. Личность Виктории. Твоя теория идеально подходит под личность Виктории. Она проявила выдающийся дар самосохранения с самого начала – может это ее талант. В любом случае, этот план не подвергнет её не малейшей опасности с нашей стороны, если она сидит в безопасности и позволяет новообращенным опустошать все здесь. И даже Волтури не очень ей опасны. Возможно, она рассчитывает что, в конце концов, мы выиграем, конечно не без тяжелых потерь с нашей стороны. Но из маленькой армии не выживет никто, чтобы дать показания против нее. По сути, - продолжал он, обдумав. - Если будут выжившие, готов спорить, она планирует уничтожить их сама… Хмм. Все же, у нее должен был быть, по крайней мере, один немного более зрелый друг. Ни один из новообращенных, не оставил бы твоего отца в живых…

Он надолго мрачно уставился куда-то в пространство и затем вдруг улыбнулся мне, вернувшись из своей задумчивости.

- Определенно возможно. Не взирая ни на что, мы должны подготовиться к чему угодно, пока мы не знаем наверняка. Ты очень проницательна сегодня, - добавил он. – Это впечатляет.

Я вздохнула.
- Может, на меня так подействовало это место. Здесь я чувствую, будто она рядом… будто она наблюдает за мной сейчас.

Эта мысль заставила его напрячься.

- Она никогда не тронет тебя, Белла, - сказал он.

Не смотря на свои слова, он медленно и внимательно осмотрел черные деревья. Пока он обыскивал их тени, очень странное выражение мелькнуло на его лице. Он оскалил зубы, а в глазах зажегся странный свет – это была дикая, яростная надежда.

- Много бы я дал за то, чтоб добраться до нее, - прошептал он. – до Виктории, и до любого

0

24

другого кто, хотя бы, просто хотел причинить тебе вред. Шанс покончить с этим самому. На этот раз, прикончить своими собственными руками.

Я дрогнула, от яростной жажды в его голосе, и схватила его руку крепче, желая быть такой сильной, чтобы соединить наши руки навсегда.

Мы почти уже подошли к его семье, и я впервые заметила, что Элис не выглядит так оптимистично, как другие. Она стояла немного поодаль, наблюдая, как Джаспер разминается, словно упражняясь, ее губы были надуты.

- Что-то не так с Элис? – прошептала я.

Эдвард пожал плечами, снова став сам собой.

- Волки в пути, поэтому она не может видеть хоть что-нибудь, что случиться сейчас. Ей неуютно, чувствовать себя слепой.

Элис, хотя была дальше всех от нас, услышала его тихий голос. Она посмотрела на него и показала язык. Он снова рассмеялся.

- Привет, Эдвард, - приветствовал его Эммет. – Привет, Белла. Он собирается позволить и тебе попрактиковаться?

Эдвард проворчал брату:
- Пожалуйста, Эммет, не подавай ей идею.

- Когда прибудут гости? – спросил Карлайл у Эдварда.

Эдвард задумался на секунду и затем вздохнул.
- Через полторы минуты. Но мне придется переводить. Они не доверяют нам до такой степени, чтобы использовать свои человеческие обличия.

Карлайл кивнул.
- Это трудно для них. Я благодарен, что они вообще придут.

Я уставилась на Эдварда, широко раскрыв глаза. – Они придут в волчьем облике?

Он кивнул, настороженный моей реакции. Я сглотнула вспомнив те два раза когда я видела Джейкоба волком – первый раз на лугу с Лораном, второй раз на лесной тропе, где Пол разозлился на меня  … Это были, два, ужасно страшных воспоминания.

Странный огонек появился в глазах Эдварда, будто что-то разъяснилось лишь теперь, что-то явно приятное для него. Прежде чем я смогла увидеть больше он быстро развернулся к Карлайлу и остальным.

         - Приготовьтесь – они идут к нам.

- Что ты имеешь в виду? – потребовала объяснить Элис.

- Ш-ш, - предостерег он, и уставился мимо нее в темноту.

Вдруг, стоявшие в неровным кругом Каллены, вытянулись в шеренгу, Джаспер и Эммет стояли первыми. Судя по тому, как рядом со мной Эдвард наклонился вперед, я могла сказать, что он желал бы стоять рядом с ними. Я сжала его руку.

Вглядываясь в лес, я ничего не видела.

- Черт, - прошептал Эммет. – Ты видел что-нибудь подобное?

Эсме и Розали обменялись изумленными взглядами.

- Что это? – прошептала я как можно тише. – Я ничего не вижу.

- Стая увеличилась, - прошептал Эдвард мне на ухо.

Разве я ему не рассказывала, что Квил присоединился к стае? Я попыталась различить шесть волков в темноте. Наконец, что-то блеснуло в черноте – их глаза, намного выше, чем должны были быть. Я забыла, насколько высоки вервольфы. Как лошади, только с большими мускулами и шерстью, и с зубами как кинжал, таких не проглядишь.

Я могла видеть только их глаза. И когда я пристально вглядывалась, пытаясь увидеть остальное, до меня дошло, что больше, чем шесть пар глаз смотрят на нас. Один, два, три… Я быстро сосчитала пары. Дважды.
Их было десять.

- Изумительно, - почти беззвучно прошептал Эдвард.

Карлайл медленно выступил вперёд. Движение его было осторожным и хорошо продуманным, он призывал к доверию.

- Добро пожаловать, - поприветствовал он невидимых волков.

- Спасибо, - Эдвард ответил странным, низким голосом, и я поняла, что эти слова произнес Сэм. Я посмотрела на светящиеся впереди глаза. Было невозможно разглядеть фигуру большого черного волка в темноте.

Эдвард заговорил снова, таким же изменившимся голосом, произнося слова за Сэма:
- Мы будем  смотреть и слушать, но не больше. Это все, что нам может позволить наше самообладание.

- Этого больше, чем достаточно, - ответил Карлайл. – Мой сын Джаспер, - он жестом показал туда, где стоял напряженный и готовый к действиям Джаспер. – Имеет опыт в этой области. Он научит нас, как сражаются они и как наносить им удары. Я уверен, что вы сможете применить это к вашему стилю охоты.

- Они отличаются от вас? – спросил Эдвард, за Сэма.

Карлайл кивнул.

- Они все очень молодые – им только несколько месяцев в этой жизни. Так сказать, дети. У них нет навыков или стратегии, только лишь огромная сила. Сегодня их двадцать. Нас десять, вас десять – трудностей быть не должно. Число врагов может уменьшаться. Этот молодняк сражается даже друг с другом.

Раздался рык стаи, низкий горловой звук, судя по всему, означавший энтузиазм.

- Если возможно, мы хотим взять на себя больше, чем половину, - перевел Эдвард, его тон больше не был таким уж равнодушным.

Карлайл улыбнулся.

- Посмотрим, как все обернется.

- Вы знаете, когда и как они прибудут?

- Они пройдут через горы, через четыре дня, утром. Когда они доберутся сюда, Элис поможет нам перехватить их след.

- Спасибо за информацию. Мы будем следить.

Со вздохом облегчения, глаза переместились ближе к земле, волк замер.

Тишина продлилась два удара сердца, и затем Джаспер вышел на пустое пространство между вампирами и волками. Мне не трудно было его разглядеть – его кожа светилась в темноте так же ярко, как и глаза волков. Джаспер бросил настороженный взгляд на Эдварда, тот кивнул, и затем Джаспер развернулся спиной к волкам. Он вздохнул, чувствуя себя неуютно.

- Карлайл прав. – Джаспер разговаривал только с нами; стараясь игнорировать слушателей за ним. – Они будут драться как дети. Две самые важные вещи, которые вам надо запомнить, это: первое - не позволять им обхватить вас руками, и, второе - не пытайтесь их убивать ради убийства. К этому они будут подготовлены. Если  вы будете идти на них со стороны и продолжите движение дальше, они будут сильно сбиты с толку, и не смогут эффективно отреагировать. Эммет?

Широко улыбаясь из строя вышел Эммет.
Джаспер вернулся к северному краю открытого пространства между союзниками-врагами и махнул Эммету.

- Хорошо, Эммет - первый. Он лучший пример атаки новообращенных.

Глаза Эммета сузились.

- Я попытаюсь ничего не сломать, - проворчал он.

Джаспер ухмыльнулся.
- Я имею в виду, что Эммет полагается на свою силу. Нападая, он действует прямо и открыто. Новообращенные, тоже не будут пытаться действовать хитро. Эммет, просто попытайся меня убить.

Джаспер отошел еще на несколько шагов, его тело напряглось.

- Хорошо, Эммет – попытайся поймать меня.

Я не смогла больше видеть Джаспера – когда Эммет атаковал его как медведь, скалясь и рыча, он превратился в неясный силуэт. Эммет тоже был невероятно быстр, но не так как Джаспер. Казалось, Джаспер двигался словно привидение – каждый раз, когда уже почти вот-вот большие руки Эммета схватили Джаспера, его пальцы хватали пустоту. Рядом со мной, Эдвард наклонился вперед, его глаза были прикованы к драке. Затем Эммет застыл.

Джаспер стоял позади него, зубы в миллиметре от его горла.

Эммет выругался.

Со стороны наблюдавших волков послышался одобрительный рык.

- Еще раз, - настаивал Эммет, улыбка уже сошла с его лица.

- Теперь моя очередь, - запротестовал Эдвард. Мои пальцы напряженно вцепились в него.

- Через минуту, - оскалился Джаспер, отходя назад. – Сначала я хочу показать кое-что Белле.

Я нервно посмотрела, когда он сделал знак Элис выйти вперед.
- Знаю - ты переживаешь за нее, - объяснял он мне, в то время как она весело подбежала. – Я хочу показать тебе, что в этом нет необходимости.

Хотя, я знала, что Джаспер никогда не допустит, чтобы Элис был причинен вред, было все-таки сложно наблюдать, как он наступает на нее. Элис стояла неподвижно задумчиво улыбаясь, и выглядела маленькой, как кукла, по сравнению с Эмметом. Джаспер пошел вперед, затем повернул влево.

Элис закрыла глаза.

Мое сердце неровно забилось, когда Джаспер стал подкрадываться к тому месту, где стояла Элис.

Джаспер прыгнул, исчезая. Вдруг он оказался на другой стороне от Элис. Ей не пришлось сдвинуться с места.

Крутанувшись колесом Джаспер снова нацелился на нее, лишь затем, чтобы припасть к пустому месту за ней. Элис все время стояла, закрыв глаза и улыбаясь.

Теперь, я наблюдала за Элис более внимательно.

Она двигалась, я просто не замечала этого, отвлекшись на нападавшего Джаспера. Она сделала маленький шаг в сторону, в тот самый момент, когда тело Джаспера пронеслось над местом, где она только что стояла. Она сделала еще шаг, когда цепкие руки Джаспера со свистом пролетели там, где только что была Элис.

Джаспер приблизился, и Элис стала двигаться быстрее. Она танцевала – описывала спирали и кружилась. Джаспер был ее партнером, кружил подле нее, стремился прорваться сквозь ее грациозные движения, но ни разу не коснулся ее, словно каждое движение было отрепетировано заранее. Наконец, Элис рассмеялась.

Возникнув словно из ниоткуда, она вскочила на спину Джаспера и губами прижалась к его шее.

- Попался, - сказала она, и поцеловала его горло.

Джаспер усмехнулся и тряхнул головой.

- Ты действительно ужасный, маленький монстр.

Волки зарычали снова. На этот раз настороженно.
- Немного уважения им не повредит, - довольно шепнул Эдвард. Затем он произнес громче: – Теперь я.

Он сжал мою руку, прежде чем отпустить.

Элис подошла ко мне, сменив Эдварда. – Круто, а? – спросила она самодовольно.

- Очень, - согласилась я, не отводя взгляда от Эдварда, пока он бесшумно шел к Джасперу, его движения были гибкими и настороженными как у дикого кота.

- Я слежу за тобой, Белла, - шепнула она вдруг, ее голос звучал так тихо, что я едва могла слышать, хотя ее губы были у моего уха.

Мой взгляд метнулся на нее и вернулся к Эдварду. Оба противника сближаясь старались отвлечь друг друга обманными маневрами.

Элис упрекала меня:
- Я предупрежу его, если твои планы станут более определенными, - угрожала она, все тем же низким шепотом. – То, что ты подвергнешь себя опасности, ничему не поможет. Ты думаешь, кто-нибудь из них сдастся, если ты погибнешь? Они все равно продолжат борьбу, все мы продолжим. Ты не можешь ничего изменить, так что веди себя хорошо, ладно?

Я скорчила гримасу, стараясь игнорировать ее.

- Я слежу, - повторила она.

Эдвард приблизился к Джасперу, и по сравнению с остальными, это была схватка равных противников. Джаспер руководствовался вековым опытом, и изо всех сил пытался действовать инстинктивно, но его мысли всегда опережали его на долю секунды. Эдвард был немного быстрее, хотя движения, которые использовал Джаспер, были незнакомы ему. Они сходились снова и снова, никто не мог выиграть преимущество, то и дело у кого-то из них вырывался непроизвольный рык. Было трудно смотреть, но еще трудней отвернуться. Они двигались слишком быстро для меня, чтобы рассмотреть, что происходит. Иногда, мое внимание привлекали острые взгляды волков. У меня было чувство, что они получают от этого больше, чем я – может больше, чем им следует.

Наконец Карлайл кашлянул привлекая внимание.

Джаспер засмеялся и отошел назад. Эдвард выпрямился и усмехнулся ему.
- Вернемся к работе, - заключил Джаспер. – Назовем это - ничьей.

Все по очереди сражались с Джаспером, Карлайл, затем Розали, Эсме, и снова Эммет. Я, сжавшись, украдкой подсматривала сквозь ресницы, когда Джаспер атаковал Эсме. Смотреть за этим сражением было труднее всего. Затем он замедлил движения, но не столько чтобы я смогла понять его действия, и дал еще указания.

- Вы видите, что я тут делаю? – спросил он. – Да, вот так, - подбадривал он. – Сосредоточьтесь на флангах. Не забывайте, где будет их цель. Продолжайте двигаться.

Эдвард всегда был сосредоточен, внимательно наблюдая и слушая то, что другие не могли увидеть.

Мои веки отяжелели и стало ещё труднее следить за происходящим. Прошло уже двадцать четыре часа с тех пор как я спала в последний раз. Я прислонилась к Эдварду и позволила векам сомкнуться.

- Мы почти закончили, - прошептал он.

Джаспер впервые обернулся к волкам и подтвердил окончание тренировки, он снова чувствовал себя некомфортно. – Мы повторим все завтра. Прошу, приходите понаблюдать снова.

- Хорошо, - ответил Эдвард равнодушным голосом Сэма. – Мы будем здесь.

Затем Эдвард вздохнул, погладил мою руку и отошел от меня. Он повернулся к своей семье.

- Стая считает, что им будет полезно запомнить запах каждого из нас – так, они не ошибутся в бою. Если мы не станем двигаться им будет легче.

- Конечно, - сказал Карлайл Сэму. – Как вам будет угодно.

Из стаи раздалось мрачное, гортанное рычание, когда они поднялись на задние лапы.

Забыв про усталость, мои глаза снова широко раскрылись.

Глубокая чернота ночи только-только начала тускнеть – далеко-далеко, по другую сторону гор солнце подсвечивало облака, хотя еще не осветило горизонта. Когда они придвинулись, вдруг стало возможным разглядеть фигуры … и цвет.

Сэм был, конечно же, впереди. Невероятно огромный, черный как полночь, прямо чудовище из моих кошмаров – в буквальном смысле; после того как я впервые увидела Сэма и других на лугу, они не один раз являлись мне в дурных снах.

Теперь, когда я видела их всех разом, пересчитав пары глаз, оказалось что их больше, чем десять. Стая была огромная.

Краем глаза я заметила, что Эдвард наблюдал за мной, осторожно оценивая мою реакцию.

Сэм подошел к Карлайлу, стоявшему впереди, огромная стая следовала за ним. Джаспер был напряжен, а по другую сторону от Карлайла, спокойно ухмылялся Эммет.

Слегка морщась Сэм обнюхал Карлайла. Затем двинулся к Джасперу.

Оглядев настороженную свору волков, я была уверена, что заметила несколько новеньких. Там был светло-серый волк, намного меньше остальных, шерсть на его холке встала дыбом от неприязни. И еще другой, цвета пустынного песка, он казался нескладным по сравнению с другими. Низкий жалобный вой вырвался у песочного волка, когда Сэм ушел вперед, оставив его между Карлайлом и Джаспером.

Мой взгляд остановился на волке стоявшем прямо позади Сэма. Его шерсть был красно-коричневой, длиннее чем у остальных, по сравнению с ними он казался лохматым. Почти такой же высокий как и Сэм, второй по размеру в группе. Его поза была совершенно обычной и выражала некую небрежность к тому, что остальные, видимо, расценивали как суровое испытание.

Огромный красно-коричневый волк, словно почувствовав мой взгляд, взглянул на меня знакомыми черными глазами.

Я смотрела на него стараясь поверить в то, что уже и так знала. На моем лице отражались недоумение и восторг.

Волк оскалился, обнажив зубы. Устрашающее зрелище, если б не его язык свешивающийся из пасти в волчьей ухмылке.

Я хихикнула.

Оскал Джейкоба стала шире, демонстрируя острые зубы. Он покинул свое место в строю, игнорируя провожающие взгляды стаи. Он быстро пробежал мимо Эдварда и Элис, остановился в метре от меня. Он остановился и мельком посмотрел на Эдварда.

Эдвард стоял неподвижно, будто статуя, его взгляд все еще следил за моей реакцией.

Джейкоб опустился на передние лапы так, чтобы его голова не была выше моей, и пристально смотрел на меня как и Эдвард оценивая мою реакцию.

- Джейкоб? – выдохнула я.

Ответный рык из его груди прозвучал как довольный смешок.

Я протянула руку вперед, мои пальцы немного дрожали, и коснулась красно-коричневой шерсти на его морде.

Черные глаза закрылись, Джейкоб склонил свою огромную голову в мою руку. Из его горла вырвалось довольное урчание.

Шерсть была, одновременно, и мягкой и жесткой, и теплой. Я с любопытством коснулась его, изучая текстуру меха, поглаживая ему загривок там, где цвет был особенно глубоким. Я не заметила, что очень близко подошла к нему и без всякого предупреждения, Джейкоб вдруг лизнул мне лицо.

- Фу! Бяка, Джейк! – возмутилась я, отпрыгнув назад и замахиваясь на него, будто он был человеком. Он уклонился, и кашляющий лай, вырывавшийся сквозь его клыки, определенно был смехом.

Я вытерлась рукавом рубашки и, не сдержавшись, захохотала вместе с ним.

В этот момент до меня дошло, что все вокруг смотрят на нас, Каллены и вервольфы – Каллены с озадаченным видом, и, в некотором роде, с отвращением. Трудно было понять выражение на мордах волков. Я подумала, что Сэм не очень-то доволен.

Был еще Эдвард, возмущенный и однозначно разочарованный. Я поняла - он надеялся на другую мою реакцию. Наверно ожидал, что я закричу и в ужасе убегу прочь.

Джейкоб снова издал звук, похожий на смех.

Другие волки теперь отходили назад, и уходя не отрывали взгляда от Калленов. Джейкоб стоял рядом, наблюдая как они уходят. Вскоре стая исчезла в темном лесу. Только двое волков, глядя на Джейкоба, беспокойно замешкались около деревьев.

Эдвард вздохнул и – не обращая внимания на Джейкоба – подошел и взял меня за руку.

- Идем? – спросил он.

Прежде, чем я успела ответить, он посмотрел поверх меня на Джейкоба.

- Я еще не выяснил всех деталей, - сказал он, отвечая на мысленный вопрос Джейкоба.

Джейкоб-волк вдруг громко зарычал.

- Это намного сложнее, - сказал Эдвард. – Не твоя забота. Я удостоверюсь что там безопасно.

- О чем вы говорите? – потребовала я ответа.

- Просто обсуждаем стратегию, - ответил Эдвард.

Джейкоб замотал головой, глядя на наши лица. Затем, вдруг, он рванул в лес. Пока он убегал, я впервые заметила квадратик сложенной черной ткани, привязанный к его задней ноге.

- Подожди, - крикнула я, одна рука непроизвольно взметнулась вслед за ним. Но он растворился в лесу за считанные секунды, следуя за теми двумя волками.

- Почему он ушел? – обиженно спросила я.

- Он вернется, - ответил Эдвард и вздохнул. – Он хочет говорить лично.

Снова прислоняясь к Эдварду, я смотрела на кромку леса туда, где исчез Джейкоб. Я была готова упасть, но  держалась изо всех сил.

Джейкоб возник вновь, на этот раз на двух ногах. Широкая грудь обнажена, волосы взъерошены. Он был одет только в черные спортивные штаны, а по холодной земле он шел босой.  Он был один, но подозреваю, что его незаметные друзья ждали за деревьями.

Он очень быстро пересек поле, хотя обошел кругом тихо беседующих Калленов.

- Ну ладно, кровосос, - сказал Джейкоб, когда был в нескольких футах от нас, очевидно продолжая разговор, который я пропустила. – Что тут такого сложного?

- Я должен обдумать любую возможность, - спокойно произнес Эдвард. – Что, если кто-нибудь доберется и до тебя?

Джейкоб возмущенно фыркнул:
– Тогда оставь ее в резервации. Мы в любом случае оставим Коллин и Бреди там. Она будет в безопасности.

Я сердито посмотрела на них.

– Вы говорите обо мне?

- Я просто хочу знать, что он планирует сделать с тобой на время сражения, - объяснил Джейкоб.

- Со мной СДЕЛАТЬ?

- Белла, ты не можешь оставаться в Форкс. – Эдвард старался успокоить меня. – Они знают, где тебя искать. Что, если кто-то ускользнет от нас?

Мой желудок сжался и кровь отлила от лица.

– Чарли? – выдохнула я.

- Он будет с Билли, - быстро заверил меня Джейкоб. – Если моему отцу придется совершить убийство, чтобы доставить его туда, он сделает это. Возможно, этого и не понадобиться. В эту субботу, так? Будет матч.
- В эту субботу? – спросила я.  У меня слишком кружилась голова, чтобы я могла контролировать свои разбегающиеся мысли. Я хмуро посмотрела на Эдварда. – Вот фигня! Твой подарок на выпускной - пролетает.

Эдвард усмехнулся.

– Ты можешь отдать билеты кому-нибудь еще.

Внезапное вдохновение посетило меня:
– Анжела и Бен, - быстро решила я. – По-крайней мере, это заставит их исчезнуть из города.

Он коснулся моей щеки.
– Ты не можешь эвакуировать всех, - нежно произнес он. – Спрятать тебя – это всего лишь предосторожность. Я говорил тебе – у нас теперь не будет проблем. Их не хватит даже на то, чтобы развлечь нас.

- Но, что насчет того, что бы она была в Ла Пуш? – нетерпеливо прервал нас Джейкоб.

- Она ездила по этой дороге слишком часто, - сказал Эдвард. – и везде оставила следы. Элис видит только очень молодых вампиров идущих на охоту, но очевидно, кто-то создал их. Кто-то более опытный стоит за этим. Кто бы он... – Эдвард сделал паузу и посмотрел на меня. – или она, не был, все это может быть лишь отвлекающим маневром. Элис увидит, если он решит показаться, но мы, возможно, будем очень заняты в момент такого решения. Может кто-то рассчитывает именно на это. Я не могу оставить ее где-то в месте, где она часто бывала. Нужно чтобы ее было трудно найти, просто на всякий случай. Вряд ли такое случится, но я хочу подстраховаться.

Наморщив лоб я внимательно смотрела на Эдварда. Он похлопал меня по руке.

- Просто чтобы быть как можно более осторожными, - заверил он меня.

Джейкоб жестом показал на восток, в глубь леса, на возвышающуюся громаду Олимпийских гор.

- Тогда спрячь ее там, - предложил он. – Там миллион возможностей – места где, если потребуется, любой из стаи может оказаться за считанные минуты.

Эдвард потряс головой. – Ее запах слишком силен и, смешанный с моим, особенно различим. Даже если я понесу ее, все равно останется след. Запах вампиров тут повсюду, но вместе с запахом Беллы может привлечь лишнее внимание. Мы не уверены, каким именно путем они пойдут, потому что они еще и сами не знают. Если они нападут на ее след прежде чем найдут нас…

Оба одновременно нахмурил брови.

- Вот в чем проблема.

- Должен быть какой-то выход, - пробормотал Джейкоб. Скривив губы он посмотрел в сторону леса.

Я покачнулась. Эдвард поддержал меня обняв за талию и прижимая ближе.

- Надо отвести тебя домой – ты измотана. И Чарли скоро проснется…
- Секундочку, - произнес Джейкоб, снова оборачиваясь к нам, глаза его блестели. – Мой запах ведь отвратителен для тебя?

- Хм, не плохо. – Эдвард понял намек. – Это возможно.

Он повернулся к своей семье и позвал:
– Джаспер?

Джаспер с любопытством оглянулся и подошел к нам, Элис, отставая лишь на шаг, следовала за ним. На ее лице снова было недовольство.

- Хорошо, Джейкоб. – кивнул ему Эдвард.

Джейкоб повернулся ко мне со странным выражением на лице. Он был очень возбужден своим новым планом, каким бы он ни был, но ему все еще было сложно находиться так близко рядом со своими врагами-союзниками. Когда он протянул руки ко мне настал мой черед насторожиться.

Эдвард глубоко вздохнул.

- Мы проверим смогу ли я перебить запах настолько, чтобы спрятать твой след, - объяснил Джейкоб.

Я подозрительно смотрела на его раскрытые руки.

- Позволь ему понести себя, Белла, - попросил меня Эдвард. Его голос был спокойным, но я смогла расслышать подавленную неприязнь.

Я нахмурилась.

Теряя терпение Джейкоб закатил глаза и наклонился чтобы подхватить меня на руки.

- Не глупи, - проворчал он.

Но его взгляд, так же как и мой, метнулся к Эдварду. Лицо Эдварда было спокойно и невозмутимо. Он заговорил с Джаспером:
- Запах Беллы очень притягателен для меня – я подумал, что будет вернее, если отыскать его попробует кто-нибудь другой.

Джейкоб развернулся и быстро побежал в лес. Когда вокруг нас сгустилась тьма я обижено замолчала, в руках Джейкоба мне было неловко. Это было слишком личным для меня – конечно, ему не надо было держать меня так крепко – и я не могла удержаться и не думать о том, что он чувствует. Вспомнился мой последний день в Ла Пуш, а я не хотела думать об этом. Скрестив руки на груди я досадовала, что повязка на моей руке освежила память.

Мы ушли не далеко, по широкой дуге обогнули поляну и вышли с другой стороны, примерно в паре десятков метров от исходной точки. Эдвард стоял там один и Джейкоб направился к нему.

- Можешь уже опустить меня на землю.

- Я не хочу провалить эксперимент. – он замедлил шаг и крепче обхватил меня.

- Ты меня бесишь, - проворчала я.

- Спасибо.

Словно из ниоткуда рядом с Эдвардом появились Джаспер и Элис. Джейкоб сделал еще шаг и поставил меня на землю, в двух метрах от Эдварда. Не оглядываясь на Джейкоба, я подошла к Эдварду и взяла его за руку.

- Ну? – спросила я.

- Белла, пока ты ничего не касаешься, никто не сможет учуять твой запах, - сказал Джаспер и скорчив гримасу добавил: – Другой запах полностью перебил его.
 
- Это успех, - согласилась Элис, морща нос.

- И я кое-что придумал.

- Задумка сработает, - уверенно добавила Элис.

- Умно, - согласился Эдвард.

- Как ты только терпишь это? – прошептал Джейкоб.

Эдвард проигнорировал Джейкоба, посмотрел на меня и объяснил:
– Белла, мы – вернее, ты – собираемся оставить ложный след к поляне. Новорожденные ведут охоту, твой запах взбудоражит их, и они придут точно по тому пути, по которому мы хотим, чтобы они пришли без лишней осторожности. Элис уже видит - это сработает. Когда они нападут на наш след, они разделятся и попытаются выйти на нас с двух сторон. Половина придет через лес, где ее видения вдруг исчезают…

-Да! – Джейкоб аж присвистнул.

Эдвард по настоящему по-товарищески улыбнулся ему в ответ. Меня замутило. Как они могли так хотеть этого? Как я могла выдержать, подставляя их обоих такому риску? Я не могла.

Я не смогла бы выдержать такого.

- Ни в коем случае, - вдруг с отвращением произнес Эдвард. Его слова заставили меня подпрыгнуть, я перепугалась, что он каким то образом услышал мое решение, но его взгляд был устремлен на Джаспера.

- Знаю, знаю, - быстро сказал Джаспер. – Я даже и не думал про это, правда.

Элис наступила ему на ногу.

- Если Белла действительна была бы на поле, - объяснил ей Джаспер, - это свело бы их с ума. Они не смогли бы сконцентрироваться больше ни на чем, кроме нее. Легче легкого можно было бы их всех перебить…

Взгляд Эдварда заставил Джаспера пойти на попятную:
- Конечно, это слишком опасно. Просто неудачная мысль, - быстро сказал он. Но задумчиво покосился на меня.

- Нет, - твердо сказал Эдвард. В его голосе прозвучало окончательное решение.

- Ты прав, - сказал Джаспер. Он взял руку Элис и направился к остальным. – Лучшие два из трех? – услышала я, как он спросил ее, когда они стали практиковаться снова.

Джейкоб с отвращением смотрел ему вслед.

- Джаспер смотрит на все как военный стратег, - Эдвард тихо оправдывал брата. – Он рассматривает все варианты – это основательность, а не равнодушие.

Джейкоб фыркнул.

Погруженный в свои мысли, он непроизвольно приблизился. Теперь он стоял всего в метре от Эдварда, и, стоя между ними, я физически ощущала напряжение в воздухе. Мне было неуютно, словно через меня проходил статический ток.

Эдвард вернулся к делу:
– Я доставлю ее сюда в пятницу в полдень, чтобы оставить ложный след. После этого ты можешь встретиться с нами и доставить ее в укрытие. Это место совершенно в другом направлении от пути следования новообращенных и там удобно обороняться, хотя не думаю, что до этого дойдет. Я доберусь туда  другой дорогой.

- И что потом? Оставишь ее с мобильным телефоном? – язвительно спросил Джейкоб.

- У тебя есть идея лучше?

Джейкоб вдруг просиял. – Вообще-то, да.

- О… снова, совсем не плохо, пес.

Джейкоб быстро повернулся ко мне, словно исполняя роль «хорошего парня», позволив и мне участвовать в разговоре:
– Мы пытались уговорить Сета остаться с двумя из молодняка. Он сам тоже еще дите, но упрямый и настойчивый. А я придумал ему новое задание – мобильный телефон.

Я попыталась сделать вид что все поняла. Одурачить их у меня не получилось.

- Когда Сет Клирвотер будет в волчьем обличии, он будет связан со стаей, - сказал Эдвард. – Расстояние не проблема? – добавил он, обращаясь к Джейкобу.

- Не-а.

- Почти пятьсот километров ? – спросил Эдвард. –Впечатляет.

Джейкоб снова был «хорошим парнем». – Это самое дальнее, куда мы заходили в наших экспериментах, - сказал он мне. – Слышно отчетливо, как звонок.

Я отрешенно кивнула. Голова шла кругом, мне трудно было сосредоточиться, стоило только подумать, что маленький Сет Клирвотер тоже вервольф. Я помнила его сияющую улыбку, так похожую на улыбку Джейкоба когда он был помладше. Сету ведь не больше пятнадцати лет, если не меньше. Его энтузиазм во время совещания у костра теперь стал понятен…

- Хорошая идея. – Эдвард, казалось, согласен. – Будет лучше если там останется Сет, даже не из-за быстрой связи. Не знаю, смог бы я оставить Беллу там совсем одну. Подумать только до чего дошло! Доверять вервольфам!

- Сражаться вместе с вампирами, вместо того, чтоб сражаться против них! – произнес Джейкоб, передразнивая Эдварда.

- Ну, все же вам придется сражаться против некоторых из них, - сказал Эдвард.

Джейкоб улыбнулся.
– Вот почему мы здесь.

Глава девятнадцатая.
Эгоизм

Эдвард ожидал, что на обратный путь у меня просто не хватит сил и отнес меня домой на руках. По дороге я, должно быть, уснула.

Проснулась я в своей постели. Слабый свет пробивался в окно под странным углом, как будто уже был полдень.

Я зевнула и потянулась, мои пальцы искали его, но нашли пустоту.

- Эдвард? – пробормотала я.

Мои пальцы обнаружили нечто гладкое и холодное. Его руку.

- На этот раз, ты действительно проснулась? – прошептал он.

- М-м, - выдохнула я в ответ. – Было много ложных пробуждений?

- Ты была очень беспокойна – разговаривала весь день.

- Весь день? – я моргнула и снова посмотрела на окно.

- У тебя была долгая ночь, - успокоил он меня. – Ты заслужила день в кровати.

Я села и моя голова закружилась. Свет из окна падал с запада.
– Ого.

- Голодная? – догадался он. – Хочешь завтрак в постель?

- Справлюсь сама, - простонала я, снова потягиваясь. – Мне надо встать и размяться.

До кухни он вел меня за руку, осторожно присматривая, как будто я могла упасть. Или, может, он думал, что я еще не проснулась и хожу во сне.

Никаких ухищрений с завтраком - просто закинула пару «Поп-Тартс» в тостер. Мимоходом глянув на свое отражение в хромированной поверхности тостера, я воскликнула:
- Ну и видок у меня.

- Была долгая ночь, - снова сказал он. – Тебе следовало остаться и выспаться.

- Ага! И все пропустить. Знаешь, тебе пора свыкнуться с тем фактом, что я теперь часть твоей семьи.

– Возможно, к этому, я смогу привыкнуть. -  улыбнулся он.

Я села завтракать, Эдвард уселся рядом. Уже собираясь отправить в рот «Поп-Тартс», я заметила, что он внимательно смотрит на мою руку. Только сейчас я обнаружила, что все еще ношу подарок Джейкоба врученный мне на вечеринке.

- Можно? – спросил он, укащывая на маленького деревянного волка.

Я шумно сглотнула:
– А, конечно.

Он просунул руку под браслет с подвеской и взвесил маленькую фигурку на своей белоснежной ладони. В какой-то момент, я почувствовала страх. Одним легким движением он мог превратить фигурку в щепки.

Но, конечно же, Эдвард не сделал бы этого. Я устыдилась своих мыслей. Он просто подержал волка на ладони и отпустил. Фигурка слегка качнулась, задев мое запястье.

Я попыталась понять выражение в его глазах. Все, что я смогла увидеть, это задумчивость - все остальное, если и было что-то еще, он умело спрятал.

- Джейкоб Блэк может дарить тебе подарки.

Это не был вопрос или обвинение. Просто констатация факта. Но я знала, он мысленно обратился к моему последнему дню рождения и к тому, как я бесилась из-за подарков; я не хотела ни одного. Особенно от Эдварда. Это было абсолютно не логично, и, конечно, все равно на мои просьбы никто не обратил внимания…

- Ты дарил мне подарки, - напомнила я ему. – Знаешь ведь, что я люблю самодельные.

На секунду он поджал губы. – А как насчет подержанных? Они принимаются?

- Что ты имеешь в виду?

- Этот браслет, – Эдвард пальцем обвел мое запястье. – Ты будешь носить его?

Я пожала плечами.

- Потому что, ты бы не хотела обидеть Джейкоба, - проницательно  предположил он.

- Конечно, думаю так.

- В таком случае, не думаешь ли ты, что будет справедливо, - сказал он, смотря вниз на мою руку. Перевернул ее ладонью вверх, и пробежался пальцами по венам моего запястья. – если я тоже подарю тебе кое-что на память?

- На память?

- Подвеску на браслет – чтобы напоминала тебе обо мне.

- Ты, и так, в каждой моей мысли. Мне не нужны напоминания.

- Если я дам тебе кое-что, ты будешь носить это? – настаивал он.

- Подержанная вещь? – уточнила я.

- Да, нечто, что хранилось у меня некоторое время. – он ангельски улыбнулся.

Если, это была всего лишь реакция на подарок Джейкоба, я могла с радостью принять подарок. – Что угодно, лишь бы осчастливить тебя.

- Ты заметила дискриминацию? – спросил он, и его голос зазвучал обвиняющее. – Потому что, я определенно заметил.

- Какую еще дискриминацию?

Его глаза сузились. – Все имеют право дарить тебе подарки. Все, кроме меня. Я бы с удовольствием подарил тебе подарок на выпускной, но я не сделал этого. Потому что знал – ты расстроишься. Это совершенно несправедливо. Как ты объяснишь свое поведение?

- Легко. – я пожала плечами. – Ты, важнее всех остальных. И ты даришь мне себя. Это уже больше, чем я заслуживаю, и что бы ты мне не дарил, все только усиливает дисбаланс.

Он какое-то время обдумывал сказанное мной и затем закатил глаза. – То, как ты относишься ко мне – просто нелепо.

Я спокойно жевала свой завтрак. Я знала, он не стал бы слушать, если я скажу ему, что он понимает все неправильно.

Зазвонил телефон Эдварда.

Прежде чем ответить, он посмотрел на номер звонившего абонента.

- Элис, что случилось?

Он слушал, и я, неожиданно занервничав, ждала его реакции. Но, что-бы она не сказала, это не оказалось для него новостью. Эдвард пару раз вздохнул.

- В общем, я так и предполагал, - сказал он ей, глядя мне в глаза, неодобрительно выгибая бровь. – Она говорила во сне.

Я вспыхнула. И что теперь я сказала?

- Я позабочусь об этом, - пообещал он.

Он посмотрел на меня, когда закрыл телефон. – Ты мне ничего не хочешь рассказать?

Какое–то время я колебалась. Получив предупреждение от Элис прошлой ночью, я могла догадаться, почему она звонила. И, затем, вспомнив тревожные сны, которые снились мне днем – сны, где я преследовала Джаспера, пытаясь догнать его и найти поляну в темном лабиринте леса, зная, что смогу найти там Эдварда, и монстров, которые хотели убить меня, но я не беспокоилась из-за них, потому что я уже приняла решение. Я предполагала, что именно Эдвард подслушал, пока я спала.

Я поджала губы, не в силах взглянуть на него. Он ждал.

- Мне понравилась идея Джаспера, - в конце концов произнесла я.

Эдвард вздохнул.

- Я хочу помочь и должна что-то сделать, - настаивала я.

- То, что ты окажешься в опасности - не поможет нам.

- Джаспер думает, что поможет. Он эксперт по этой части.

Эдвард сердито посмотрел на меня.

- Ты не можешь держать меня в стороне, - грозила я. – Я не собираюсь прятаться в лесу, в то время как вы все рискуете ради меня.

Тут он еле сдержал улыбку. – Элис не видит тебя на поляне, Белла. Она видит тебя блуждающей и потерявшейся в лесу. Ты не сможешь найти нас; у меня просто уйдет больше времени на твои поиски.

Я старалась сохранять спокойствие как и он. – Это потому что Элис не берет во внимание Сета Клирвотера, - вежливо ответила я. – Если бы она это сделала, конечно, она не смогла бы увидеть что-либо вообще. Но, похоже, что Сет хочет быть в сторонке, так же сильно, как и я. Не составит труда уговорить его показать мне дорогу.

На его лице появилась злость, затем он глубоко вздохнул и взял себя в руки. – Это могло бы сработать … если бы ты мне не рассказала. Теперь, я просто попрошу Сэма дать Сету конкретные указания. Как бы сильно Сету не хотелось, он не сможет проигнорировать приказ.

Я продолжала мило улыбаться. – Но, почему Сэм даст такие указания? Если я скажу ему, что смогу помочь, если буду там? Спорим, что Сэм сделает одолжение мне, а не тебе.

Ему снова пришлось взять себя в руки. – Может ты и права. Но я уверен, Джейкоб еще больше захочет дать такие распоряжения.

Я нахмурилась. – Джейкоб?

- Джейкоб второй по старшинству. Он никогда не говорил тебе этого? Его приказам тоже повинуются.

Эдвард победил, и, судя по его улыбке, он знал это. Я  нахмурилась. Джейкоб будет на его стороне – в этот единственный раз – несомненно. И Джейкоб никогда не говорил мне этого.

На мгновение я растерялась, Эдвард тут-же воспользовался преимуществом и продолжил подозрительно ровным, спокойным голосом.

- Прошлой ночью у меня была отличная возможность заглянуть в мысли всей стаи. Там все запутанней, чем в мыльной опере. Я и понятия не имел насколько сложно управляться с такой большой стаей. Противопоставление индивидуальности  и общности... Просто восхитительно.

Было очевидно, что он старается отвлечь меня. Я посмотрела на него.

- У Джейкоба много секретов, - сказал он с ухмылкой.

Я ничего не ответила и просто продолжала смотреть на него, придерживаясь своего аргумента, и ожидая слабого места в его защите.

- Например, ты заметила прошлой ночью серого волка размером поменьше остальных?

Я кивнула.

Он улыбнулся. – Они воспринимают все свои легенды так серьезно. Оказалось, есть вещи, к которым ни одна из их историй не смогла подготовить.

Я вздохнула. – Ладно, меня зацепило. О чем ты говоришь?

- Они всегда принимали без вопросов то, что только прямые правнуки первых волков, имели способность трансформироваться.

- И что, кто-то изменился, кто не был прямым потомком?

- Нет. Она прямой потомок, с этим-то как раз все в порядке.

Я моргнула, и мои глаза расширились в изумлении. – Она?

Он кивнул. – Она тебя знает. Ее имя – Леа Клирвотер.

- Леа – вервольф?! – воскликнула я. – Как? Давно? Почему Джейкоб не сказал мне?

- Есть вещи, которые ему не позволено разглашать – их количество, например. Как я уже сказал до этого, когда Сэм отдает приказы, стая просто не может игнорировать их. Будучи рядом со мной, Джейкоб был очень осторожен, и контролировал свои мысли. Конечно, после этой ночи, все стало открытой книгой.

- Не могу поверить. Леа Клирвотер! – Вдруг я вспомнила, как Джейкоб говорил о Леа и Сэме и то, как он себя вел, как будто сказал больше, чем следовало – после того, как сказал о Сэме, которому приходиться каждый день смотреть Леа в глаза зная, что он нарушил все обещания… Леа на скале, слеза блестит у нее на щеке, когда Старый Квил говорил о тяжелом бремени, которое несут сыновья племени Квильют … И Билли, проводящий время с Сью, потому что у нее были проблемы с детьми … проблемой оказалось то, что ее дети теперь вервольфы!

Раньше я не слишком много думала о Леа Клирвотер, просто сочувствовала ее потере, когда Генри умер, и затем снова жалела ее, когда Джейкоб рассказал ее историю, о том, как странный импринтинг между Сэмом и ее кузиной Эмили разбил сердце Леа.

И теперь она была частью стаи Сэма, слышала его мысли … и была не в силах прятать свои собственные.

«Ненавижу это, - говорил мне Джейкоб. - Все чего ты стыдишься, выставлено на всеобщее рассмотрение».

- Бедняжка Леа, - прошептала я.

Эдвард фыркнул. – Она портит жизнь всей остальной стае. Не уверен что она заслуживает твоего сочувствия.

- Что ты имеешь в виду?

- Им и так сложно, делиться всеми своими мыслями. Большинство стараются держаться вместе, чтоб как-то облегчить это. Когда хотя-бы один член стаи обозляется, это ранит их всех.

- У нее достаточно причин, - пробормотала я, все еще поддерживая ее сторону.

- О, я знаю, - сказал он. – Действие импринтинга – это одна из самых больших странностей с которой мне приходилось сталкиваться в жизни, а странного я повидал немало. – Он покачал головой. – То как Сэм связан с его Эмили невозможно описать – или правильнее будет сказать, с ее Сэмом. У Сэма действительно не было шансов. Это напоминает мне «Сон в Летнюю Ночь» со всем эти хаосом, учиненным магическим любовным заклинанием … как волшебство. – Он улыбнулся. – Это почти такое же сильное чувство, которое я питаю к тебе.

- Бедная Леа, - сказала я снова. – Но, что ты имеешь в виду, назвав ее обозлившейся?

- Она постоянно думает о том, чего остальные предпочитают не вспоминать, - объяснил он. – Например, Эмбри.

- А что такое с Эмбри? – удивленно спросила я.

- Семнадцать лет назад, его мать беременная им, переехала из резервации Мака. Она не из племени Квильют. Все предполагали, что она оставила его отца в резервации Мака. Но затем Эмбри присоединился к стае.

- И?

- И теперь кандидаты в его отцы это Квил Атеара Старший, Джошуа  Юлай или Билли Блэк, все они, конечно, были женаты в то время.

- Ничего себе! – выдохнула я. Эдвард был прав – это очень походило на мыльную оперу.

- Теперь Сэм, Джейкоб и Квил гадают, у кого из них есть единокровный брат. Они все надеются, что это Сэм, так как его отец никогда не был хорошим отцом. Но сомнения остаются. Джейкоб никогда не сможет спросить об этом Билли напрямую.

- Ух-ты. Как ты смог столько узнать всего за одну ночь?

- Разум стаи это нечто потрясающее. Все думают вместе и раздельно в одно и то же время. Можно столько прочесть!

Он говорил с едва заметным сожалением, как будто ему пришлось оторваться от хорошей книги на самом интересном месте. Я рассмеялась.

- Стая просто замечательная, - согласилась я. – Почти так же хороша, как и ты, когда пытаешься заговорить мне зубы.

На его лице снова появилась безупречная бесстрастная маска.

- Эдвард, мне обязательно нужно быть на поляне.

- Нет, - отрезал он.

В этот момент я сообразила, что именно нужно делать.

Не то, чтобы я очень сильно хотела быть на будущем месте сражения. Я просто должна быть рядом с Эдвардом.

«Жестокая, - обвиняла я себя. - Эгоистка, эгоистка, эгоистка! Не делай этого!»

Я проигнорировала свои инстинкты. Но, чувство вины приковало мой взгляд к столу, и я так и не смогла поднять взгляд на Эдварда, пока произносила свою просьбу:

- Послушай, Эдвард, - шептала я. – Есть одна проблема… Однажды я уже чуть не сошла с ума. Я знаю свои пределы. И я не вынесу, если ты снова покинешь меня.

Я не подняла взгляд, чтобы узнать, как он отреагировал. Мне было страшно увидеть, сколько боли  причинили ему мои слова. Он судорожно вздохнул, и наступила тишина. Я глядела на темную деревянную столешницу, желая забрать сказанное назад. Хотя знала - скорее всего, не забрала бы их. Учитывая, что они могут сработать именно так как я и задумала.

Вдруг он обнял меня, и стал нежно ласкать мое лицо и руки. Эдвард старался успокоить меня. Ощущение вины набирало обороты. Но инстинкт выживания были сильнее. Никаких сомнений в том, что он основа моего существования.

- Белла, ты ведь знаешь, что все не так, - тихо проговорил он. – Я не буду далеко, и все быстро закончится.

- Я не выдержу, - настаивала я, все еще не поднимая глаз. – Быть в неведении вернешься ты или нет. Как я это переживу? И не важно, что все закончится быстро.

Он вздохнул. – Будет просто, Белла. Твои страхи абсолютно необоснованны.

- Совсем?

- Совсем.

- И все будут в порядке?

- Все, - пообещал он.

- То есть, нет никакой необходимости в моем присутствии на поляне?

- Конечно, нет. Элис только что сообщила мне, что их количество сократилось до девятнадцати. Мы легко справимся с ними.

- Правильно – ты сказал, что все будет настолько легко и просто, что кто-то может отсидеться в стороне, - я повторила его слова с прошлой ночи. – Это правда?

- Да.

0

25

Все казалось слишком легко – он должен был понять, куда я клоню.

- Так легко и просто, что в стороне можешь посидеть и ты?

После долгого молчания, я, наконец-то, взглянула ему в лицо.

Безупречно-бесстрастная маска вернулась.

Я глубоко вздохнула. – Так что, одно из двух. Если, все на самом деле опаснее, чем ты мне говоришь, тогда я пригожусь и сделаю все, чтобы помочь. Или … это окажется так легко, что они обойдутся без тебя. Что выбираем?

Он хранил молчание.

Я знала, он думал о том же, о чем и я. Карлайл. Эсме. Эммет. Розали. Джаспер. И… Я заставила себя подумать о последнем имени. И Элис.

Я размышляла, была ли я чудовищем. Не таким, каким он считал себя, а самым настоящим. Таким чудовищем, которое причиняет боль людям, которое ни перед чем ни остановиться, чтобы добиться желаемого.

Всё, чего я хотела, это оградить Эдварда от опасности и оставить его рядом с собой. Что могло меня в этом желании ограничить, чем бы я пожертвовала ради этого? Не знаю.

- Ты просишь меня позволить им сражаться без моей помощи? – тихо спросил он.

- Да. – удивительно, что я могла сохранять спокойствие. Внутри я чувствовала себя такой жалкой. – Или позволь мне быть там. Любой вариант, лишь-бы быть вместе с тобой.

Он глубоко вдохнул, и медленно выдохнул. Обхватил руками мое лицо, заставляя смотреть прямо на него. Он долго вглядывался в мои глаза. Интересно, что он там искал, и что нашел. Была ли вина на моем лице так очевидна? Я очень четко ощущала ее в желудке – меня мутило от нее.

Его глаза сузились, от чего я не смогла понять, и он опустил руку, чтобы снова достать телефон.

- Элис, - вздохнул он. – Ты можешь приехать и немного присмотреть за Беллой? – он поднял вверх бровь, запрещая любые возражения с моей стороны. – Мне надо переговорить с Джаспером.

Судя по всему, она согласилась. Он убрал телефон и снова посмотрел мне в глаза.

- Что ты собираешься сказать Джасперу? – прошептала я.

- Я собираюсь обсудить … то, что я остаюсь в стороне.

Легко было понять, с каким трудом дались ему эти слова.

- Прости.

Мне было жаль. Мне было ненавистно заставлять его поступать так. Но не настолько, чтобы фальшиво улыбнуться и сказать ему идти без меня. Определенно, не на столько.

- Не извиняйся, - сказал он, чуть улыбнувшись. – Никогда не бойся сказать мне, как ты чувствуешь, Белла. Если, это то, что ты хочешь… - он пожал плечами. – Ты для меня важнее всего.

- Я не хотела, что бы все получилось так – словно тебе приходится выбирать между мной и семьей.

- Я знаю. Кроме того, ты совсем не выбирать просишь. Ты предоставила мне два варианта, подходящих для тебя, и я выбрал тот, что подходит мне. Это и есть компромисс
.
Я наклонилась вперед и уткнулась лбом в его грудь. – Спасибо, - прошептала я.

- Всегда пожалуйста, - сказал он, целуя мои волосы. – Все что угодно.

Мы сидели неподвижно очень долго. Я спрятала лицо, уткнувшись в его рубашку. Два голоса боролись во мне. Один, который хотел быть хорошим и храбрым, и другой, который советовал хорошему и храброму заткнуться.

- Кто такая третья жена? – спросил он вдруг.

- А? – удивленно переспросила я. Не помню, чтобы мне снова это снилось.

- Ты бормотала что-то про «третью жену» прошлой ночью. Остальное, имел мало смысла, но ты меня запутала.

- О. Ну, да. Это была просто одна из историй, которые я слышала ночью у костра. – пожала я плечами.  – Думаю, она мне запомнилась.

Эдвард отодвинулся от меня и склонил голову набок, возможно растерянный смущением в моем голосе.

Прежде чем он смог спросить, в кухню вошла недовольная Элис.

- Вы пропустите все веселье, - проворчала она.

- Привет, Элис, - поприветствовала он ее. Одним пальцем он приподнял мое лицо за подбородок, поцеловать на прощание.

- Я вернусь позже вечером, - пообещал он мне. – Я улажу это вопрос с остальными, и кое-что придется перепланировать.

- Хорошо.

- Нечего там особо перепланировать, - сказала Элис. – Я уже сказала им. Эммет доволен.

Эдвард тяжело вздохнул. – Конечно, он рад.

Он вышел, оставляя меня с Элис.

Она посмотрела на меня.

- Прости, - я снова извинилась. – Ты думаешь, если все так получилось, тебе будет опаснее?

Эл фыркнула. – Ты слишком волнуешься, Белла. Поседеешь раньше времени.

- Почему тогда ты расстроена?

- Эдвард такой зануда, особенно когда он не получает того, чего хочет. Я просто представила, каково будет жить с ним несколько следующих месяцев. – она скорчила гримасу. – Хотя полагаю, если это сохранит тебе покой, оно того стоит. Но Белла, я хотела бы, чтобы ты научилась контролировать свой пессимизм. Это лишнее.

- Ты бы позволила Джасперу идти без тебя? – потребовала  я ответа.

Элис сделала гримасу: - Это совсем другое.

- Конечно другое.

- Иди и приведи себя в порядок, - приказала она мне. – Чарли будет дома через пятнадцать минут, и если он увидит тебя такой оборвашкой, он не позволит тебе больше никуда выйти.

Ого, я действительно проспала и пропустила целый день. Это казалось такой бесполезной тратой времени. Я была рада, что не всегда мне придется тратить время на сон.

Когда Чарли пришел домой, я выглядела отлично – одета, причесана, и в кухне, на столе его ждал обед. Элис села на место Эдварда, сегодня Чарли точно будет доволен.

- Привет, Элис! Как дела, милая?

- Отлично, Чарли, спасибо.
- Я вижу, ты наконец-то встала с постели, соня, - сказал он мне, когда я села рядом с ним, потом снова обратился к Элис: – Все только и говорят о той вечеринке, что твои родители устроили прошлым вечером. Держу пари, тебе придется всерьез заняться уборкой после вечеринки.

Элис пожала плечами. Зная ее, все уже было прибрано.

- Это того стоило, - сказала она. – Вечеринка была чудесная.

- Где Эдвард? – с неохотой спросил Чарли. – Он помогает с уборкой?

Элис вздохнула, и ее лицо стало трагическим. Возможно, это и была игра, но слишком хорошая, чтобы я была на сто процентов уверенна

– Нет. Он планирует провести выходные с Эмметом и Карлайлом.

- Снова в поход?

Элис кивнула, ее лицо стало совсем несчастным:
– Да. Они все идут, кроме меня. Мы всегда ходим в поход в конце учебного года, вроде как празднуем, но в этом году я решила, что лучше пройдусь по магазинам, и никто не остается со мной. Я одна одинешенька.

Она казалась такой несчастной и брошенной всеми, что Чарли непроизвольно потянулся к ней, пытаясь как-то помочь. Я уставилось на нее с подозрением. Что она делает?

- Элис, милая, почему бы тебе не побыть у нас? – предложил Чарли. – Страшно подумать, как ты останешься одна в таком большом доме.

Она вздохнула. Что-то давило мне ногу под столом.

- Ой! – воскликнула я.

Чарли повернулся ко мне. – Что?

Элис бросила на меня возмущенный взглядом. Кажется, она подумала, что сегодня я туго соображаю.

- Ударила палец ноги, - пробормотала я.

- О. – Чарли снова повернулся к Элис. – Ну, так как?

Она наступила снова на мою ногу, не так сильно, как в первый раз.

- Э-э, пап, знаешь, мы не располагаем самыми лучшими апартаментами. Спорим, Элис не захочет спать на полу…

Чарли поджал губы. Элис снова была расстроенной.

- Может Белла останется у тебя, - предложил он. – Пока твои не вернутся.

- О, Белла, ты согласна? – просияла Элис. – Ты же не будешь против похода по магазинам со мной?

- Конечно, - согласилась я. – Покупки. Отлично.

- Когда они уходят? – спросил Чарли.

Элис, уже довольная, ответила: - Завтра
.
- Когда мне придти? – спросила я.

- Думаю, после обеда, - сказала она, и затем задумчиво приложила палец к подбородку. – У тебя же нет планов на субботу, так? Я хотела выбраться из города по магазинам, и это займет весь день.

- Только не Сиэтл, - отрезал Чарли, и его брови грозно сошлись.

- Конечно, нет, - Элис моментально согласилась, хотя мы обе знали, что в Сиэтле будет очень спокойно в эту субботу. – Я думала, может съездить в Олимпию…

- Тебе понравиться, Белла. – Чарли был доволен. – Тебе надо развеется в городе.

- Да, пап. Это будет здорово.

Так, одним легким разговором, Элис определила мое расписание на время сражения.

Эдвард вернулся не очень поздно. Не удивившись, он принял пожелания счастливого пути от Чарли и, заявив, что они уходят рано утром, пожелал спокойной ночи раньше, чем обычно, ушел вместе с Элис.

Я решила подняться к себе вскоре после их ухода.

- Ты не можешь быть уставшей, - возмутился Чарли.

- Чуть-чуть, - соврала я.

- Не удивительно, что ты любишь пропускать вечеринки, - проворчал он. – Ты долго от них отходишь.

Наверху, Эдвард уже лежал поперек моей кровати.

- Когда мы встречаемся с волками? – прошептала я, укладываясь рядом.

- Через час.

- Хорошо. Джейку и его друзьям нужен отдых.

- Им так много как тебе, не нужно, - подчеркнул он.

Я переключилась на другую тему, предполагая, что он снова попытается уговорить меня остаться дома:
– Элис говорила тебе, что она снова собирается меня «похитить»?

Он усмехнулся. – Вообще то, не она.

Я растерянно посмотрела на него, его слегка развеселила моя реакция.

- Я единственный, кому ты разрешила удерживать себя в заложниках, помнишь? – сказал он. – Элис планирует охотиться со всеми.
Он вздохнул. – Я думаю, что сейчас не нуждаюсь в этом.

- Ты сам «похищаешь» меня?
Он кивнул.

Я быстро обдумала ситуацию. Не будет Чарли подслушивающего внизу, и слишком часто проверяющего, чем я занята. И без полного дома вампиров с их сверх чувствительным слухом… Только он, и я – действительно одни.

- Все в порядке? – спросил он, удивленный моим молчанием.

- Ну… конечно, кроме одного.

- Чего? – его взгляд был обеспокоенным. Странно, но каким-то образом он все еще не был уверен, что я полностью принадлежу ему. Может, мне надо было выразиться более ясно.

- Почему Элис не сказала, что вы уходите сегодня вечером? – спросила я.

Он с облегчением рассмеялся.

На этот раз путешествие к поляне мне понравилось больше, чем в прошлую ночь. Я все еще чувствовала себя виноватой, все еще испуганной, но уже не испытывала жуткого ужаса. Я могла действовать. Я понимала, что грядет. И почти верила, что, может быть, все будет хорошо. Эдвард, по-видимому, не очень сильно переживал, что пропустит битву…  и трудно было не поверить ему, когда он сказал, что это будет легко. Он не оставил бы свою семью, если бы не верил в это сам. Может Элис, была права, и я слишком много переживаю.

Мы прибыли на поляну последними
.
Джаспер и Эммет уже боролись – просто разогревались, судя по их смеху. Элис и Розали устроились на земле и просто наблюдали. Склонившись друг к другу и держась за руки Эсме и Карлайл, разговаривали в нескольких метрах от всех, не обращая внимания ни на что и ни на кого.

Этой ночью было гораздо светлее, луна сияла сквозь тонкие облака, и я легко могла видеть трех волков, сидевших вокруг тренировочной площадки, они расположились далеко друг от друга, чтобы наблюдать за происходящим с разных углов.

Было легко узнать Джейкоба; я бы узнала его сразу, даже если б он не поднял голову, и не посмотрел в ту сторону, откуда раздался звук нашего появления.

- А где остальные волки? – удивилась я.

- Им нет нужды всем быть здесь. И одного хватило бы, но Сэм не доверяет нам до такой степени, чтобы просто послать одного Джейкоба, хотя Джейкоб этого и хотел. Квил и Эмбри его обычные … думаю, можно назвать их его подручными.

- Джейкоб доверяет тебе.

Эдвард кивнул. – Он уверен, что мы не будем пытаться убить его. Вроде, это все.

- Ты участвуешь  сегодня? – спросила я неуверенно. Я знала, это будет почти так же тяжело для него оставаться в стороне, как и мне. Возможно, труднее.

- Я помогу Джасперу, когда ему понадобится моя помощь. Он хочет попробовать несколько неравных групп, научить их как иметь дело с несколькими нападающими сразу.

Он пожал плечами.

И новая волна паники разрушила мое недолгое чувство уверенности.

Они все еще превосходили по численности. Я усугубила разницу.

Я уставилась на поле, стараясь скрыть свои переживания.

Это было не то место, куда надо было смотреть, борясь с тем, что я лгала сама себе, убеждая себя, что все сработает так, как мне надо. Потому что, когда я насильно отвела глаза, в сторону от Калленов – от картины их тренировочного боя, который станет настоящим и смертельно опасным, всего лишь через несколько дней – Джейкоб перехватил мой взгляд и улыбнулся.

Это был такой же волчий оскал как и раньше, его глаза были такими же проницательными, как и когда он был человеком.

Было трудно поверить, что совсем недавно, я боялась вервольфов – даже  потеряла сон из-за кошмаров о них.

Я знала, без подсказки, кто из них Эмбри, а кто Квил. Эмбри это явно, тот серый волк потоньше, с темными пятнами на спине, который сидел и так терпеливо наблюдал, тогда как Квил – темно шоколадного цвета, светлее на морде – постоянно дергался, словно сгорая от желания присоединиться к  шутливой борьбе. Они не были чудовищами, даже в таком виде. Они были друзьями.

Друзья, которые и близко  не казались такими же неуязвимыми, как Эммет и Джаспер двигавшиеся быстрее атакующей кобры, лунный свет отражался от их твердой как гранит кожи. Друзья, которые, кажется, не понимают, что здесь опасно. Друзья, которые смертны, которые могут истечь кровью и умереть…

Уверенность Эдварда была тверда, было ясно, он действительно не переживал за своею семью. Но волнует ли его, если с волками что-нибудь случиться? Зачем ему переживать, если ему все равно? Уверенность Эдварда стала причиной моих новых страхов.

Глотая ком в горле, я попыталась улыбнуться Джейкобу в ответ. Теперь мне уже не казалось, что я поступила правильно.

Джейкоб легко подскочил на ноги, его легкость была просто поразительна при такой массе тела, и рысью пробежал к месту, где стояли Эдвард и я.

- Джейкоб, - вежливо поздаровался Эдвард.

Джейкоб не ответил, его взгляд задержались на мне. Он нагнул голову ко мне, как делал это вчера, и склонил ее на бок. Низкое урчание вырвалось из его пасти.

- Я в порядке, - ответила я, не нуждаясь в переводе Эдварда. – Просто волнуюсь, ты же знаешь.

Джейкоб продолжал смотреть на меня.

- Он хочет знать почему, - тихо произнес Эдвард.

Джейкоб зарычал – не угрожающий, а скорее раздраженный звук – и губы Эдварда дернулись.

- Что? – спросила я.

- Он думает, что мои переводы не передают то, что он хочет сказать. Дословно, он подумал: «Это действительно глупо. О чем тут беспокоиться?» Я подредактировал, мне его тон показался грубым.

Я слегка улыбнулась, слишком нервничая, что бы посмеяться над ситуацией. – Есть много о чем нужно беспокоиться, - ответила я Джейкобу. – Например, как группа по-настоящему глупых волоков подвергают себя опасности.

Джейкоб рассмеялся своим кашляющим лаем.

Эдвард вздохнул. – Джаспер хочет помощи. Справишься без переводчика?

- Справлюсь.

Эдвард, с минуту, задумчиво смотрел на меня, трудно было понять выражение его лица, затем развернулся и направился к Джасперу.

Я села на землю, прямо там, где стояла. Сидеть на холодной земле было неудобно.

Джейкоб сделал шаг вперед, затем повернулся назад ко мне, и низко заскулил. Он сделал еще небольшой шаг.

- Продолжай без меня, - сказал я ему. – Я не хочу смотреть.

Джейкоб снова на секунду склонил голову на бок, и затем, с урчанием уселся на землю рядом со мной.

- Правда, ты можешь идти, - уверила я его. Он не ответил,  просто положил голову на лапы.

Я уставилась вверх на яркие серебряные облака, не желая видеть драку. Моему воображению было, где разгуляться. Ветерок пронесся по полю, и я поежилась.

Джейкоб подвинулся ближе ко мне, прижимаясь своей теплой шерстью к моему левому боку.

- Спасибо, - прошептала я.

Спустя несколько минут я прислонилась к его широкому плечу. Теперь стало намного комфортнее.

Облака медленно плыли по небу, то светлея, когда их тонкие лоскутки проходили через луну, то темнея - удаляясь.

Рассеяно, я запустила пальцы в мех на его шее. Как и вчера Джейкоб издал тот же странный рык. Такой домашний звук. Грубее конечно, чем кошачье урчание, но тоже означающий удовольствие.

- Ты знаешь, у меня никогда не было собаки, - задумчиво проговорила я. – Всегда хотела, но у Рене аллергия.

Джейкоб рассмеялся; его тело затряслось подо мной.

- Ты совсем не беспокоишься насчет субботы? –поинтересовалась я.

Он повернул свою огромную голову ко мне, так, чтобы я могла увидеть, как он закатил глаза.

- Хотела бы я быть оптимисткой.

Джейкоб склонил голову к моим ногам и снова довольно заурчал, от этого мне стало чуточку легче.

- Что ж, завтра мы идем в поход.

Джейкоб с энтузиазмом зарычал.

- Это может стать долгим походом, - предупредила я его. – Эдвард не судит о расстоянии нормальными человеческими мерками.

Джейкоб снова лающе посмеялся.

Я прижалась теснее к его теплому меху, укладывая голову ему на шею.

Это было странно. Несмотря на его необыкновенное обличие, казалось, что я и Джейк вернулись в старые времена – во времена нашей простой и легкой дружбы, естественной, как дыхание, как вдох и выдох. В последнее время, когда я была с Джейкобом-человеком, такого не наблюдалось. Странно, что снова почувствовала прошлое именно здесь, когда мне казалось, что я потеряла Джейкоба именно из-за всех этих волчьих штучек.

На поляне продолжались опасные игры, и я уставилась на подернутую дымкой луну.

Глава двадцатая.
Компромисс

Все было готово.

Я собрала вещи для двухдневного визита “к Элис”, и моя сумка ждала меня на пассажирском сидении грузовика. Билеты на концерт я отдала Анжеле, Бену и Майку. Майк собирался взять с собой Джессику,  на это я и надеялась. Билли одолжил лодку Старого Квила Атеары и пригласил Чарли, перед началом дневной игры, порыбачить в открытом море. Два самых юных вервольфа - Коллин и Бреди, хотя и были еще детьми, обоим всего по тринадцать лет - остались защищать Ла Пуш. Даже при таком раскладе, Чарли был в большей безопасности, чем те, кто остался в Форкс.

Я сделала все, что могла. Попыталась принять все, как есть, и забыть о том, что не зависит от меня, по крайней мере, на сегодняшний вечер. Так или иначе, через сорок восемь часов, все закончится. Эта мысль почти успокаивала.

Эдвард попросил меня расслабиться, и я старалась изо всех сил.

- На одну ночь, может, попытаемся забыть обо всем, кроме нас двоих? – умолял он, применив всю силу своего взгляда. – Кажется, мне всегда будет мало времени проведенного именно так. Мне нужно быть с тобой. Только с тобой.

Было не сложно согласиться с ним, хотя я знала, что проще сказать, чем, действительно, забыть о моих страхах. В моей голове сейчас были другие проблемы, и то, что мы будем сегодня ночью одни, поможет их решить.

Кое-что изменилось.

Например, я была готова.

Я была готова присоединиться к его семье и к его миру. Меня подвели к этому, тот страх, чувство вины и страдания, что я переживала сейчас. У меня была возможность сосредоточиться и все обдумать, когда я смотрела на луну сквозь облака, сидя рядом с вервольфом – и я знала, что не запаникую снова. В следующий раз, если на нас нападут, я буду готова. Ценный помощник, а не обуза. Ему никогда больше не придется выбирать между мной и своей семьей. Мы станем партнерами, как Элис и Джаспер. В следующий раз, я буду активно участвовать в событиях.

Подожду, пока исчезнет нависшая надо мной опасность, лишь бы Эдвард был доволен. Но это не обязательно. Я была готова.

Лишь одного не хватало.

Только одно, потому что, все остальное - не изменилось, в том числе и то, как отчаянно я любила его.

У меня было много времени обдумать причины возникновения пари Джаспера и Эммета – и понять, что я утрачу, став не человеком, и от чего, я не хочу отказываться. Я хочу испытать одно человеческое переживание, и точно знаю какое именно, прежде чем стану вампиром.

Нам будет чем заняться сегодня ночью. После всего, что я видела за прошедшие два года, слово «невозможно» потеряло для меня смысл. Теперь, чтобы остановить меня потребуется нечто посущественнее.

Ну, ладно, может это окажется намного сложнее, чем я планирую. Но я все равно попробовать.

Так решительно настроенная, не удивительно, что я нервничала, когда подъезжала к его дому по длинной аллее – я не знала, как исполнить то, что задумала, и это обеспечило мне нервную дрожь.

Эдвард сидел на пассажирском сидении, и старательно скрывал улыбку, наблюдая, как медленно я вела машину. Удивительно, но он не стал настаивать вести машину, сегодня его устраивала моя неспешная езда.

Когда мы добрались до дома, уже стемнело, а лужайку перед домом заливал яркий свет из всех окон.

Стоило мне заглушить мотор, как Эдвард уже стоял рядом и открывал мне дверь. Одной рукой он помог мне выбраться из кабины, другой рукой вытянул мою сумку из машины и закинул ее на плечо. Его губы нашли мои, и я услышала, как, у меня за спиной, он ногой захлопнул дверь.

Не прерывая поцелуй, он поднял меня на руки, и понес в дом.

Была ли входная дверь уже открыта? Я не знаю. Мы оказались внутри, и у меня слегка кружилась голова. Приходилось напоминать себе не забыть дышать.

Этот поцелуй не напугал меня. Он не был похоже на тот, когда я чувствовала, как сквозь его самоконтроль, по чуть-чуть, просачивались страх и паника. Его губы не были беспокойными, Эдвард был очень рад – казалось, он тоже, как и я, взволнован тем, что сегодня ночью мы будем наедине. Он продолжал целовать меня еще несколько минут, стоя в прихожей; и казался менее осторожным, чем обычно, я чувствовала холод и настойчивость его рта.

Я испытала прилив оптимизма. Возможно, получить то, чего мне хотелось, будет вовсе не так уж сложно, как я предполагала.

Нет, конечно, это будет именно очень сложно.

С тихим смешком, он отодвинул меня, держа на расстоянии вытянутой руки.

- Добро пожаловать домой, - сказал он, его глаза были ясными и теплыми.

- Отлично звучит, - сказала я, мне не хватало воздуха.

Он осторожно поставил меня на ноги. Я обняла его обеими руками, не желая, чтобы между нами было хоть какое-то расстояние

- У меня кое-что есть для тебя, - сказал он, словно возвращаясь к старому разговору.

- Да?

- Кое-что подержанное для тебя, помнишь? Ты сказала, что примешь.

- О, да. Думаю, именно это я и сказала.

Он посмеялся над моей нерешительностью.

- Это на верху, в моей комнате. Принести?

«В его спальне?» – Конечно, - согласилась я, чувствуя, что схитрила, переплетая свои пальцы с его пальцами. – Пойдем.

Он, должно быть, очень сильно хотел подарить мне свой не-подарок, потому что обычная человеческая скорость его не устроила. Он, снова, схватил меня в охапку и почти взлетел по ступенькам в свою комнату. Поставил меня около двери и бросился к стенному шкафу.

Он вернулся, не успела я сделать и шага, и не обращая на него внимания  направилась к огромной золотой кровати, опустилась на край и скользнула на середину. Я скрутилась в клубочек, обхватив руками коленки.

- Хорошо, - пробормотала я. Теперь, находясь там, где и хотела, можно позволить себе некоторое сопротивление. – Давай подарок сюда.

Эдвард рассмеялся.

Он забрался на кровать и сел рядом со мной, мое сердце забилось быстро-быстро. Я понадеялась, что он спишет это на волнение из-за его подарка.

- Использованная вещь, - напомнил он строго. Взял мое левое запястье, и всего на мгновение, дотронулся до серебряного браслета. Затем отпустил мою руку.

Я осторожно ее изучала. На противоположной, от волка, стороне, теперь висел сверкающий кристалл в форме сердца. Миллионы граней сверкали даже в приглушенном свете лампы. Я испустила низкий восторженный вздох.

- Он принадлежал моей матери. – Эдвард пожал плечами, подчеркивая, что ничего особенного в кристалле нет. – Я унаследовал немного этих безделушек. Несколько подарил Эсме и Элис. И это всего лишь мелочь и ничего особенного.

Я сочувствующе улыбнулась его заверениям.

- Но я подумал, что это было бы хорошим напоминанием, - продолжал он. – Он твердый и холодный. – Эдвард рассмеялся. – И на солнечном свете он отбрасывает радужные блики.

- Ты забыл про самое важное сходство, - произнесла я. – Оно прекрасно.

- Мое сердце такое же тихое, - сказал он задумчиво. – И оно, тоже, твое.

Я тряхнула рукой, чтобы сердечко заблестело. – Спасибо. За оба.

- Нет, спасибо тебе. Это такое облегчение, что ты приняла подарок так просто. Пора тебе привыкать получать их. - он усмехнулся, блеснув зубами.

Я прильнула к нему, просунула голову под его руку и прижалась к нему. Возможно, это было похоже на объятия с статуей Давида Микеланджело, разница лишь в том, что это безупречное мраморное создание обняло меня своими руками и притянуло поближе к себе.

Чтож, неплохое место начать.

- Можем мы обсудить кое-что? Я оценю, если ты взглянешь на все непредвзято.

Он поколебался с минуту. – Постараюсь изо всех сил, - осторожно ответил он.

- Я не нарушу никаких правил, - пообещала я. – Все будет, исключительно, о тебе и обо мне. – я прочистила горло. – Итак … я впечатлена тем, как хорошо мы нашли  компромисс прошлой ночью. Думаю, что можно применить тот же принцип к другой ситуации. – я удивилась, почему веду себя так официально. Должно быть - нервы.

- Что ты хочешь обсудить? – спросил он, улыбаясь.

Я отчаянно пыталась подобрать правильные слова, что бы начать.

- Послушай, как быстро бьется твое сердце, - прошептал он. – Оно трепещет словно крылышки колибри. Ты хорошо себя чувствуешь?

- Я чувствую себя отлично.

- Тогда продолжай, пожалуйста, - подбодрил он меня.

- Ну, думаю, вначале, я хотела бы поговорить с тобой об этом смехотворном брачном условии.

- Смехотворное оно только для тебя. И что о нем?

- Я тут размышляла … это все еще можно изменить?

Эдвард нахмурился, посерьезнел. – Давным–давно мной была сделана самая большая уступка – я согласился забрать твою жизнь, вопреки своим собственным убеждениям. И это следует считать, как несколько компромиссов сразу в твою пользу.

- Нет. – затрясла я головой, стараясь сохранять спокойствие. – С этой частью решено. Мы не обсуждаем сейчас мое …. изменение. Я хочу добиться некоторых других деталей.

Он с подозрением посмотрел на меня. – Про какие конкретно детали ты говоришь?

Я медлила. – Давай сначала выясним твои условия.

- Ты знаешь, чего я хочу.

- Супружество. – я произнесла это слово так, словно оно было ругательством.

- Да. – он широко улыбнулся. – Для начала.

Сохранить спокойствие мне помешал шок от сказанного Эдвардом. – Есть что-то еще?

- Ну, - сказал он с таким видом, будто уже все просчитал. – Если ты станешь моей женой, тогда – все что принадлежит мне, станет твоим, … например, деньги на обучение. Поэтому не будет проблем с Дартмутом.

- Еще что-нибудь? Пока у тебя не прошел приступ абсурдных желаний?

- Я бы не возражал против времени.

- Нет. Никакого времени. Если таково твое условие, то сделка разрывается прямо сейчас.

Он тоскливо вздохнул. – Всего год или два?

Я потрясла головой, мои губы упрямо сжались. – Переходи к следующему.

- Это все. Разве что, ты захочешь поговорить о машинах…

Увидев мою гримасу, он широко улыбнулся, затем взял мою руку и начал играть с моими пальцами.

- Я не представлял, что кроме желания превратиться в чудовище, ты хочешь чего-то еще. Мне очень любопытно. – его голос был низким и мягким. Не знай я его так хорошо,  даже не заметила бы легкую небрежность в тоне.

Я сделала паузу, глядя на его руки поверх своих. Все еще не зная с чего начать. Чувствуя его взгляд на себе, я боялась взглянуть вверх. Лицо вспыхнуло от прилива крови.

Его прохладные пальцы погладили мою щеку. – Ты краснеешь? – удивленно спросил он. Я продолжала смотреть вниз. – Пожалуйста. Белла, неизвестность ранит меня.

Я закусила губу.

- Белла. – Теперь упрек в его тоне, напомнил мне, как ему тяжело, когда я держу свои мысли в тайне от него.

- Ну, я немного переживаю… о том, что будет после, - призналась я, наконец, взглянув на него.

Я почувствовала, как напряглось его тело, но его голос был нежен и бархатист. – Из-за чего ты переживаешь?

- Кажется, все вы убежденны, что после изменения, единственным моим интересом будет убить всех в городе, - призналась я, и он вздрогнул от слов, которые я подобрала. – И я боюсь, что буду так поглощена мыслями об убийствах, что не буду больше собой… и, что я не буду … я не буду хотеть тебя так же, как сейчас.

- Белла, такое состояние не длится вечно, - уверил он меня.

Он меня не понял.

- Эдвард, - сказала я, нервничая, рассматривая  веснушку у себя на запястье. – Есть кое-что, что я хотела бы сделать, перед тем как измениться.

Он ожидал, что я продолжу. Я не стала. Мое лицо горело.

- Все, что хочешь, - подбодрил он меня теряясь в догадках.

- Обещаешь? – прошептала я, зная, что моя попытка поймать его на слове не сработает, но не было сил устоять от такого соблазна.

- Да, - сказал он. Я взглянула вверх, что бы увидеть его серьезный и растеряный взгляд.

– Скажи мне – чего ты хочешь, и ты сможешь получить это.

Не могу поверить, насколько смущенно и по-идиотски я себя чувствовала. Я была так невинна – что, собственно, и являлось центром обсуждения. У меня не было ни малейшего соображения  как быть соблазнительной. Мне оставалось покраснеть и решиться сказать прямо:
- Тебя, - почти бессвязно прошептала я.

- Я твой, - улыбнулся он, пытаясь поймать мой взгляд, когда я снова отвела глаза.

Я глубоко вздохнула и придвинулась вперед, так чтобы встать на колени на кровати. Затем обвила руками его шею и поцеловала его.

Он ответил на мой поцелуй, изумленно, но с желанием. Его губы были нежны, и могу сказать, что его мысли были далеко – стараясь разобраться, что было у меня на уме. Я решила - ему нужен намек.

Мои руки немного дрожали, когда я убирала их с его шеи. Мои пальцы опустились вниз, к воротнику его рубашки. Дрожь мешала, пока я торопливо пыталась расстегнуть пуговицы, прежде, чем он остановит меня.

Его губы застыли, и я почти слышала щелчок в его голове, когда он сложил вместе все мои мысли и действия.

Он сразу оттолкнул меня в сторону, его лицо выражало сильное неодобрение.

- Будь ответственней, Белла.

- Ты пообещал – все, что  захочу, - напомнила я ему без надежды.

- Это - мы не обсуждаем. – он смотрел на меня, пока застегивал две верхние пуговицы, которые я успела расстегнуть.

Мои зубы сжались.

- А я говорю, обсуждаем, - прорычала я. Подняла руки к рубашке и расстегнула первую пуговицу.

Он схватил мои запястья и прижал руки по швам.

- Я сказал - нет, - произнес он бесстрастно.

Мы сердито смотрели друг на друга.

- Ты сам хотел знать, - заметила я.

- Я думал, это будет что-то реальное.

- Значит, тебе позволено просить о любой угодной тебе глупости и нелепости – например, о браке – но мне запрещено даже обсудить, чего я...

Пока я возмущалась, он одной рукой сложил мои руки вместе и другой рукой закрыл мне рот.

- Нет. – с каменным лицом отрезал он.

Я глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. И, когда гнев начал спадать, я почувствовала что-то другое.

Мне потребовалась минута, что бы сообразить, почему я снова смотрю вниз и краска вернулась к лицу – почему я чувствовала тяжесть в желудке, почему глаза стали влажные, почему мне вдруг захотелось бежать из этой комнаты.

Безотчетное и сильное ощущение отверженности.

Я знало, это неразумно. В прошлые мои попытки он ясно объяснил, что безопасность единственный останавливающий его фактор. Все же, я никогда прежде не чувствовала себя такой уязвленной. Я хмуро смотрела на золотое одеяло, подходящее по цвету к его глазам и старалась прогнать глупое чувство, говорившее мне, что я была ненужной и нежеланной.

Эдвард вздохнул. Его рука переместилась с моего рта под подбородок, он приподнял мое лицо вверх, и мне пришлось посмотреть на него.

- Что теперь?

- Ничего, - пробормотала я.

Долгое время он внимательно рассматривал мое лицо, пока я безуспешно пыталась избежать его взгляда. Он изогнул бровь, и вдруг его выражение превратилось в испуг.

- Я ранил твои чувства? – спросил он, шокированный.

- Нет, - соврала я.

Так быстро, что я даже не успела заметить, как это произошло, я оказалась в его объятиях, мое лицо покоилось у его плеча, поддерживаемое с другой стороны кистью его руки, пока большим пальцем он успокаивающе гладил меня по щеке.

- Ты ведь знаешь, почему мне пришлось отказаться, - прошептал он. – Ты знаешь, что я тоже хочу тебя.

- Хочешь? – прошептала я с сомнением.

- Конечно, хочу, ты глупая, красивая, сверхчувствительная девчонка. – он рассмеялся, и затем тихо добавил: – Кто тебя не хочет? Такое впечатление, что позади меня очередь из соперников, дерущихся за место, только и ждущих, когда я совершу ошибку и предоставлю им шанс … Ты слишком желанна для многих.

- И кто теперь глупый? – я усомнилась, можно ли неловкость, застенчивость, и глупость добавить к слову «желанная» в чьей-то записной книжке.

- Мне разослать петицию, чтобы заставить тебя поверить? Сказать тебе, чьи имена будут в верхних позициях списка? Некоторых из них ты знаешь, но некоторые могут и удивить тебя.

Я отрицательно мотнула головой у его груди, строя гримасу. – Ты просто стараешься отвлечь меня. Давай вернемся к теме.

Он вздохнул.

- Скажи мне, если я поняла что-то не правильно. – я старалась говорить равнодушно. – Твои требования – брак,– я не смогла произнести слова без гримасы – оплата моей учебы, больше времени, и ты не против, если моя машина будет двигаться немного быстрее. – я подняла вверх брови. – Я права? Это большой список.

- Только первое из перечисленного – требование. – казалось, он с трудом держится спокойно. – Все остальное – просто просьба.

- И мое одно единственное маленькое требование это…

- Требование? – перебил он меня, снова став серьезным.

- Да, требование.

Его глаза сузились.
- Для меня брак, трудное решение. Я не соглашусь, пока не получу что-то взамен.

Он нагнулся, чтобы шепнуть мне в ухо. – Нет,- прошелестел он. – Сейчас это не возможно. Позже, когда ты будешь менее хрупкой. Потрепи, Белла.

Я старалась сохранять голос уверенным и рассудительным. – Но в этом и проблема. Это не будет то же самое, когда я стану менее хрупкой. Я не буду прежней! Я не знаю, кем я стану потом.

- Ты все еще будешь Беллой, - пообещал он.

Я нахмурилась. – Если я захочу убить Чарли – и при возможности, выпью кровь Джейкоба или Анжелы– как это может быть правдой?

- Это пройдет. И я сомневаюсь, что ты захочешь выпить собачей крови. – он притворно содрогнулся от этой мысли. – Несмотря на то, что ты станешь новообращенной, у тебя будут вкусы получше.

Я пропустила мимо ушей, его попытку сбить меня с толку. – Но это всегда будет самое желанное для меня, ведь так? – спросила я. – Кровь, кровь, и еще больше крови!

- Тот факт, что ты еще жива, доказывает, что это не правда, - заметил он.

- Спустя восемьдесят лет, - напомнила я ему. – Я имею в виду, физически. Разум, я знаю, будет мой… и через какое-то время я смогу контролировать себя. Но, чисто физически – я всегда буду испытывать жажду и больше ничего другого.

Он не ответил.

- Так что, я все-таки буду другой, - не услышав обратного, заключила я. – Потому что прямо сейчас, физически, больше всего я хочу тебя. Больше, чем еду, воду или воздух.  У меня есть желания более утонченно чувственные, но физически…

Я повернулась, что бы поцеловать его ладонь.

Он глубоко вздохнул. Я была удивлена, что этот звук означал нерешительность и колебания.

- Белла, я могу убить тебя, - прошептал он.

- Я не думаю, что ты это сделаешь.

Эдвард зажмурил глаза. Он опустил руку с моего лица и дотянулся до чего-то позади, так быстро, что я не успела увидеть, что это было. Прозвучал глухой звук, кровать дернулась под нами.

Что-то темное было в его руке; он поднял его вверх, давая мне возможность рассмотреть. Это был металлический цветок, одна из роз украшавших кованые опоры и балдахин над кроватью. Его рука сомкнулась на долю секунды, пальцы нежно сжались, и затем он раскрыл кулак.

Не говоря ни слова, он продемонстрировал мне смятый, неровный кусочек черного метала. На нем отпечаталась внутренняя сторона его ладони, как на куске пластилина, сдавленного в кулачке ребенка. Прошла еще половина секунды и кусок рассыпался черным песком на его ладони.

Я смотрела не отрываясь. – Разговор не об этом. Я уже знаю, насколько ты силен. Тебе не стоит ради этого ломать мебель.

- Что ты тогда имеешь в виду? – спросил он мрачно, бросая пригоршню железного песка в угол комнаты; он ударился об стену со звуком, похожим на дождь.

Его глаза впились в мое лицо, когда я пыталась объяснить.

- Очевидно, что ты можешь физически причинить мне вред, если захочешь… Но, ты не хочешь причинить мне вред… настолько сильно, и не думаю, что ты когда-нибудь сможешь сделаешь мне больно.

Он отрицательно затряс головой прежде, чем я закончила говорить.

- Белла, это может не сработать.

- Может, - усмехнулась я. – У тебя не больше опыта в том деле, которое мы обсуждаем, чем у меня.

- Именно. Думаешь, я могу подвергнуть тебя такому риску?

Долгую минуту я смотрела ему в глаза. Не было ни знака на компромисс, ни намека на колебание.

- Пожалуйста, - наконец прошептала я без надежды. – Это все, чего я хочу. Пожалуйста. – Эдвард победил, я закрыла глаза, ожидая короткое и окончательное – «нет».

Но он ответил не сразу. Я недоверчиво помедлила, ошеломленно услышав, что он снова неровно задышал.

Я открыла глаза, его лицо было перекошено мукой.

- Пожалуйста? – прошептала я снова, биение моего сердца набирало скорость. Мои слова быстро вылетали, я спешила воспользоваться преимуществом внезапной нерешительности в его глазах. – Тебе не надо давать мне каких-либо гарантий. Если ничего не выйдет, ну что же. Так тому и быть. Просто давай попробуем … только попробуем. И я дам тебе все, что захочешь. – поспешно пообещала я. – Я выйду за тебя замуж. Я позволю тебе оплатить Дартмут, и я не буду жаловаться, что придется дать взятку за мое поступление туда. Ты даже можешь купить мне быструю машину, если от этого ты станешь счастливее! Только …. Пожалуйста.

Его ледяные руки сжались вокруг меня, и его губы были около моего уха; его холодное дыхание заставило меня трепетать.

– Это невыносимо. Столько много всего, что я хочу тебе дать – и вот то, чего ты решила потребовать. Ты хоть понимаешь насколько мне больно отказывать тебе, когда ты меня так умоляешь?

- Тогда не отказывай, - чуть дыша предложила я.

Он не ответил.

- Пожалуйста, - попыталась я снова.

- Белла… - он медленно покачал головой, но это не было похоже на отказ, так как его губы двигались вниз и вверх, целуя мое горло. Это было больше похоже на капитуляцию. Мое сердце, и так бешено колотясь, забилось еще неистовей.

Снова, я воспользовалась своим преимуществом. Пока он, нерешительно медлил, повернулся ко мне, я быстро развернулась в его руках, и поцеловала его. Эдвард обхватили мое лицо, и я подумала, что он снова оттолкнет меня.

Я ошибалась.

Его рот уже не был нежным; чувствовалось нечто  новое, какое-то противоречие и безрассудство в движении его губ. Я сомкнула руки вокруг его шеи, прижалась своей, внезапно разгоряченной, кожей к нему, и к моему удивлению, обнаружила, что его тело стало еще холоднее, чем обычно. Я дрожала, но не от холода.

Он не переставал целовать меня. Я была единственной, кому нужна была передышка и глоток воздуха. Даже тогда, его губы не отпрянули от моей кожи, они только переместились к моему горлу. Восторг победы было необычаен; я почувствовать свою силу. Я была храброй. Мои руки не дрожали; теперь, я легко справилась с пуговицами на его рубашке, и мои пальцы коснулись идеальной поверхности его ледяной груди. Он был слишком красив. Какое слово он только что использовал? Невыносимо – вот как это было. Его красота была просто невыносима…

Я снова потянула его рот к своим губам, и казалось, он так же желает этого, как и я. Одна его рука все еще обхватывала мое лицо, другой рукой он крепко обвил мою талию, притягивая теснее к себе. Из-за этого мне было немного трудно дотянуться до застежки своей кофты, но  - нет ничего невозможного.

Холодные железные оковы сомкнулись вокруг моих запястий, и вытянули мои руки над головой, вдруг оказалось, что я уже лежу на подушке.

Его губы теперь были около моего уха: – Белла, - прошептал он, его голос был теплым и бархатным. – Ты можешь, пожалуйста, перестать раздеваться?

- Ты хочешь сделать это сам? – смущенно спросила я.

- Не сегодня, - ответил он мягко. Его губы теперь медленно прошлись по моей щеке и подбородку, он больше не спешил.

- Эдвард, не... - я начала было спорить.

- Я не говорю - нет, - уверил он меня. – Я лишь говорю - не сегодня.

Я думала об этом, пока мое дыхание замедлялось.

- Назови хотя-бы одну причину, почему сегодняшняя ночь, хуже другой. – мое дыхание все еще было неровным, и  разочарование в моем голосе не было столь явно заметно.

- Я не вчера родился. – усмехнулся он мне в ухо. – Из нас двоих, как ты думаешь, кто больше не желает дать другому то, что тот хочет? Ты просто пообещала выйти замуж за меня, перед тем как измениться, но если я поддамся тебе сегодня, какие гарантии я получу, что ты не побежишь завтра утром к Карлайлу? Я – понятное дело – с меньшей неохотой дал бы тебе то, что хочешь ты. Но все же … ты первая исполнишь обещание.

Я громко и раздраженно выдохнула. – Сначала я должна выйти за тебя замуж? – изумленно спросила я.

Его руки обвились вокруг меня, и он начал весьма провокационно меня целовать. Слишком убедительно – это было принуждением, насилием. Я попыталась сохранять голову ясной… и сдалась быстро и безоговорочно.

- Думаю, это очень плохая идея, -  сумела выдохнуть я, когда он позволили мне дышать.

- Не удивляюсь, что ты так думаешь. – он самодовольно ухмыльнулся. – твои мысли легко проследить.

- Как это случилось? – пробурчала я. – У меня была надежда, что я получу желаемое сегодня – и теперь, вместо этого, так неожиданно ...

- Помолвлена, - закончил он за меня.

- Фу! Пожалуйста, не произноси это вслух.

- Ты собираешься забрать свое слово обратно? – спросил он, отклоняясь назад и пытаясь понять, что творится в моей голове. Он явно забавлялся. Ему было весело.

Я посмотрела на него, пытаясь не обращать внимание на то, как мое сердце реагирует на его улыбку.

- Так как? – настаивал он.

- У-у! – простонала я. – Нет. Я не собираюсь отказываться. Теперь ты счастлив?

Его улыбка ослепляла. – Исключительно.

Я застонала снова.

- Ты нисколечки не счастлива?

Эдвард  снова поцеловал меня, прежде, чем я смогла ответить. Еще один слишком убедительный поцелуй.

- Немножко, - ответила я, когда смогла говорить. – Но, не по поводу замужества.

Он снова поцеловал меня. – Тебе не кажется, что все происходит наоборот? – посмеялся он мне в ухо. – Если следовать традициям, то ты должна отказываться, а я уговаривать, разве не так?

- У нас с тобой, все не слишком традиционно.

- Правда.

Снова поцелуй, и он целовал меня пока мое сердце снова не начало учащенно биться, а кожа вспыхнула.

- Послушай, Эдвард, - прошептала я вкрадчиво, пока он целовал мою ладонь. – Я сказала, что выйду за тебя, и я выполню обещание. Обещаю. Клянусь. Если хочешь, я подпишу договор своей кровью.

- Не смешно, - прошептал он в мое запястье.

- То есть, хочу сказать – я не пытаюсь обвести тебя вокруг пальца или что-то еще. Ты меня знаешь, я на такое не способна. Поэтому, на самом деле, нет причины ждать. Мы совершенно одни – как часто такое бывает? – и ты предусмотрел эту большую и удобную кровать…

- Не сегодня, - снова сказал он.

- Ты мне не доверяешь?

- Конечно, доверяю.

Рукой, которую он все еще целовал, я повернула вверх его лицо, что бы увидеть его выражение.

- Тогда в чем проблема? Не похоже на то, что ты не знаешь, что одержишь победу в конце. – я нахмурилась и пробурчала,  - Ты всегда выигрываешь.

- Просто хочу быть абсолютно уверенным, - сказал он спокойно.

- Ты задумал, что-то еще, - угадала я, мои глаза сузились. Он что-то скрывал, он пытался скрыть тонкий намек на какой-то тайный мотив под своим обычным поведением. – Ты собираешься забрать свои слова назад?

- Нет, - пообещал он торжественно. – Я клянусь тебе, мы попробуем. После того, как ты выйдешь за меня замуж.

Я покачала головой и печально усмехнулась. – Ты заставляешь меня чувствовать себя злодеем в мелодраме – я подкручиваю усы и пытаюсь украсть честь бедной девушки.

В его глазах было подозрение, когда он взглянул на меня, затем быстро прижался губами к моей ключице.

- Я права? – у меня вырвался короткий смешок, скорее от изумления, чем от радости. – Ты пытаешься защитить свою честь! – я закрыла рот рукой, что бы подавить смех. Слова были такие… старомодные.

- Нет, глупая девчонка, - прошептал он мне в плечо. – Я пытаюсь защитить твою честь. И ты ужасно осложняешь мои попытки.

- Я тебя умоляю...

- Позволь спросить тебя, кое о чем, - быстро перебил он меня. – Мы уже обсуждали раньше, но сделай мне одолжение и послушай еще раз. У скольких людей в этой комнате есть душа? Полет на небеса, или что там будет после этой жизни?

- У двоих, - тут же, горячо ответила я.

- Хорошо, может так оно и есть. Теперь, в мире полно разногласий по этому поводу, но большинство, всеж, склоняется к тому, что есть определенные правила, которым надо следовать.

- Правил для вампиров тебе мало? Ты хочешь переживать о человеческих?

- Это не повредит, - пожал он плечами. – Просто на всякий случай.

Я, прищурившись, посмотрела на него.

- Теперь, для меня, должно быть, уже слишком поздно, даже если ты и права насчет моей души.

- Нет, не поздно, - зло заспорила я.

- «Ни убий», учат большинство религиозных концессий. А я убил много людей, Белла.

- Только плохих.

Он пожал плечами. – Может это и имеет значение, а может и нет. Но ты никого не убила...

- Это ты так думаешь, - прошептала я.

Он улыбнулся, не обратив внимания на то, что его прервали. И я хочу сделать все, что в моих силах, что бы удержать тебя от пути соблазна.

- Хорошо. Но мы не спорим о том, совершать убийство или нет, - напомнила я ему.

- Действуют те же принципы – единственное отличие – это то, что в данной области я такой же профан, как и ты. Могу я хотя-бы одно правило не нарушить?

- Одно?

- Ты знаешь, что я украл, солгал, возжелал чужое … моя целомудрие, все, что у меня осталось. – Он криво усмехнулся.

- Я все время лгу.

- Да, но врать ты не умеешь, так что, это не считается. Никто не верит тебе.

- Я очень надеюсь, что ты ошибаешься – потому, что иначе Чарли сейчас вломится в дверь с заряженным пистолетом.

- Чарли спокойнее чувствует себя, притворяясь и проглатывая твои байки. Он лучше будет врать сам себе, чем взглянет правде в глаза. – усмехнулся Эдвард.

- Но что чужого ты мог захотеть? – с сомнением спросила я. – У тебя же есть все.

- Я возжелал тебя. – его улыбка омрачилась. – У меня нет права желать тебя – но я все равно, получил то, что хотел и взял тебя. И сейчас, погляди, в кого ты превратилась! Пытаешься совратить вампира. – он покачал головой в притворном ужасе.

- Ты не можешь возжелать того, что и так уже твое – просветила я его. – Кроме того, я думала ты беспокоишься о моем целомудрии.

- Это так. Если уже слишком поздно для меня … Что ж, пусть, я буду проклят, никакого каламбура, но не позволю им забрать и тебя, тоже.

- Ты не можешь заставить меня идти туда, где не будет тебя, - заявила я. – В моем понимании, это и  будет ад. В любом случае, у меня есть простое решение проблемы: давай, просто никогда не умрем?

- Звучит довольно просто. Почему, я не подумал об этом раньше?

Он улыбался мне, пока я не сдалась, яростно выдохнув. – Значит так. Ты не будешь спать со мной, пока мы не поженимся.

- Технически, я никогда не смогу спать с тобой.

Я закатила глаза. – Очень взрослое замечание, Эдвард.

- Но, что касается другого, да, ты поняла все верно.

- Я считаю, у тебя есть скрытый мотив.

Его глаза невинно расширились. – Еще один?

- Ты знаешь, это может ускорить ход событий, - обвинила я.

Он попытался не улыбнуться. – Есть только одно событие, с которым я хочу поторопиться, а остальное может ждать вечно… но, правда, твои нетерпеливые человеческие гормоны, мои самые сильные союзники в этом деле.

- Я не могу поверить, что выдержу это. Когда я думаю о Чарли … и Рене! Ты можешь представить, о чем подумает Анжела? Или Джессика? Ух. Я уже слышу сплетни.

Он поднял бровь, посмотрев на меня, и я знала почему. Какая разница, что они обо мне подумают, если я скоро уеду и не вернусь? Неужели, я настолько чувствительна, что не смогу вытерпеть несколько недель косых взглядов и наводящих вопросов?

Может, это докучало сильнее, потому что я знала, что говорила бы также снисходительно, как и все остальные, о какой-то другой девушке, которая выходила бы этим летом замуж.

«Фу. Выйдет замуж этим летом!» - меня передернуло.

И, может быть, если бы меня воспитали иначе, это не докучало бы мне так сильно, но я содрогалась только от одной мысли о замужестве.

Эдвард прервал мой самоанализ:
– Торжество не обязательно должно быть большое. Мне не нужны фанфары. Тебе не надо будет всем рассказывать или что-то менять. Мы поедем в Вегас – ты можешь надеть старые джинсы, и мы поедем в часовню, где даже из машины не нужно будет выходить. Я просто хочу, что бы все было официально – чтобы ты принадлежала мне и больше никому.

- Не может быть еще официальней, чем уже есть, - пробурчала я. Но по его описанию, все было не так уж и плохо. - Только Элис будет разочарована.

- Мы подумаем на этот счет. – улыбнулся он довольно. – Полагаю, ты не захочешь получить свое кольцо прямо сейчас?

Мне пришлось сглотнуть, прежде, чем я смогла сказать. – Ты полагаешь верно.

Он рассмеялся над моим выражением. – Это хорошо. Совсем скоро, я все равно одену его тебе на палец.

Я посмотрела на него. – Ты так говоришь, как будто у тебя  оно уже есть.

- Есть, - не смутившись, сказал он. – Ожидает, чтобы сломить тебя, при первом же признаке слабости.

- Ты невероятен.

- Ты хочешь увидеть его? – спросил он. Его глаза, цвета прозрачного топаза, осветились внезапным возбуждением.

- Нет! – не раздумывая, почти выкрикнула я. И сразу же пожалела об этом. Его лицо медленно погрустнело. – Только, если ты действительно хочешь показать его мне, - исправилась я, сжав зубы, чтобы скрыть мой иррациональный страх.

- Все в порядке, - он пожал плечами. – Кольцо может подождать.

Я вздохнула. – Эдвард, покажи мне это треклятое кольцо.

Он потряс головой. – Нет.

Целую минуту я изучала выражение его лица.

- Пожалуйста? – попросила я тихо, экспериментируя с моим новым оружием. Кончиками пальцев, я легко коснулась его лица. – Пожалуйста, могу я увидеть его?

Его глаза сузились. – Ты самое опасное существо, с которым я когда-либо встречался, - пробормотал он. Но поднялся и с непередаваемой грацией встал на колени перед маленькой прикроватной тумбочкой. Через мгновение он вернулся ко мне на кровать, усаживаясь рядом и обняв рукой за плечи. В другой руке была маленькая черная коробочка. Он поставил ее на мою левую коленку.

- Давай, взгляни на него, - бесцеремонно сказал он.

Было труднее, чем нужно, взять безобидную маленькую коробочку, но я не хотела ранить его снова, поэтому я постаралась, чтобы моя рука не  тряслась. Поверхность была покрыта гладким черным сатином. Я пробежала по ней пальцами, колеблясь.

- Ты не потратил много денег, ведь, правда? Соври, если потратил.

- Я ничего не потратил, - заверил он меня. – Это еще одна подержанная вещь. Это кольцо, которое мой отец дал моей матери.

- О! – я издала удивленный возглас. Взяла крышечку большим и указательным пальцем, но не открыла ее.

- Полагаю, оно немного устарело, - он наигранно извинялся. – Старомодное, как и я. Могу купить тебе, что-нибудь, более современное. Что-нибудь от Тиффани?

0

26

- Я люблю старомодные вещи, - проговорила я, нерешительно открывая коробочку.

Кольцо Элизабет Мейсен, лежало на черном сатине, сверкая в приглушенном свете. Передняя его часть представляла собой удлиненный овал, украшенный косыми рядами блестящих, мерцающих, круглых камней. Обод кольца был золотой – изящный и узкий. Золото казалось тонкой сетью с вкраплениями брильянтов. Я никогда не видела ничего подобного.

Бездумно, я погладила сверкающие драгоценные камни.

- Какое чудесное, - прошептала я сама себе, и удивилась.

- Оно тебе нравиться?

- Оно прекрасно. – пожала я плечами, притворяясь незаинтересованной. – Почему оно должно мне не нравиться?

Он усмехнулся. – Посмотрим, подходит ли оно тебе.

Моя левая рука сжалась в кулак.

- Белла, - вздохнул он. – я не собираюсь припаивать его к твоему пальцу. Просто примерь его, так я увижу надо ли менять размер. Потом, можешь сразу же его снять.

- Ладно, - проворчала я.

Я потянулась к кольцу, но его длинные пальцы опередили меня. Взяв мою левую руку, он одел мне кольцо на средний палец. Мы оба рассматривали сияющий овал на фоне моей кожи. Это не было так ужасно, как я боялась.

- Прекрасно подходит, - сказал он равнодушно. – Это хорошо – сэкономлю на походе к ювелиру.

Я могла почувствовать сильные эмоции, скрытые под непринужденным тоном, и посмотрела на его лицо. Это было заметно и в его взгляде, несмотря на тщательное безразличное выражение глаз.

- Тебе нравиться это, не так ли? - спросила я подозрительно, поигрывая пальцами, и думая, как плохо, что я не сломала левую руку.

Он пожал плечами.

– Конечно, - сказал он, все еще равнодушно. – Оно очень хорошо смотрится на тебе.

Я уставилась в его глаза, стараясь расшифровать, что за тлеющий огонек эмоции, был спрятан под маской спокойствия. Он посмотрел в ответ, и деланное притворство неожиданно исчезло. Он сиял – его ангельское лицо светилось победой и радостью. Он был так великолепен, что у меня сбилось дыхание.

Прежде чем я смогла дышать ровно, он уже целовал меня, его губы ликовали. Я была словно в бреду, когда он добрался губами до моего уха, что-то прошептать – но его дыхание было таким же неровным, как и мое.

- Да, мне нравится. Ты и представить себе не можешь, насколько.

Я рассмеялась, чуть задыхаясь. – Я верю тебе.

- Ты не возражаешь, если я сделаю кое-что? - прошептал он, его руки теснее обняли меня.

- Все, что хочешь.

Но он отпустил меня и ускользнул прочь.

- Все, кроме этого, - заныла я.

Он проигнорировал меня, беря за руку и увлекая за собой, прочь с кровати. Он встал напротив меня, руки на моих плечах, лицо серьезно.

- Теперь, я хочу сделать это правильно. Пожалуйста-пожалуйста, помни - ты уже согласилась, и теперь не порть мне удовольствие.

- О, нет, - выдохнула я, когда он опустился на одно колено.

- Будь умницей, - прошептал он.

Я глубоко вздохнула.

- Изабелла Свон? – он посмотрел вверх на меня, сквозь свои невероятно длинные ресницы, его золотые глаза были нежными и обжигающими одновременно. – Я обещаю любить тебя вечно – каждый отдельно взятый день вечности. Выйдешь ли ты за меня замуж?

Я много чего могла бы сказать на это, кое-что совсем не хорошее, и остальное еще более отвратительно сентиментальное и романтичное, Эдвард даже и не мечтает, что я такое смогу произнести. И чтобы не смущать себя всеми этими словами, я просто прошептала:
- Да.

- Спасибо, - произнес он. Взяв мою левую руку, Эдвард поцеловал кончики моих пальцев, прежде чем поцеловать кольцо, которое теперь было моим.

   
Глава двадцать первая.
Следы

Так не хотелось тратить ночь на сон, но это было неизбежно. Когда я проснулась, за окном ярко светило солнце, а маленькие облачка как-то уж слишком быстро проносились по небу. Ветер раскачивал верхушки деревьев, и казалось, весь лес дрожал от страха.

Он оставил меня одну одеться, я была благодарна ему за возможность подумать в одиночестве. Непонятно как, но мой вчерашний план, пошел наперекосяк. Мне нужно было свыкнуться с его последствиями. Хотя я и отдала, «подержанное» кольцо сразу же, не слишком поспешно, чтобы не ранить его чувства, моя левая рука все равно казалась тяжелее, будто кольцо все еще было там, просто невидимое.

Это не должно было волновать меня. Ничего тут особенного – съездим в Вегас. Я смогу одеть не старые джинсы, а даже еще лучше - старый спортивный костюм.

Сама церемония не займет много времени, не дольше 15 минут, правильно? Так что, я выдержу.

И потом, когда все закончится, ему придется исполнить свою часть сделки. Надо сосредоточиться на этом, и забыть обо всем остальном.

Он сказал, что мне не придется никому рассказывать, и я планировала придерживаться этого плана. Конечно, глупо было не подумать об Элис.

Каллены вернулись домой к двенадцати часам дня. Чувствовалось нечто новое в их поведении - деловитость и собранность, все это напомнило мне о чудовищном нечто, что приближалось к нам.

Элис была в необычайно плохом настроении. Я списала это на ее недовольство от ощущения себя беспомощной и нормальной. Она обратилась к Эдварду с жалобами, что приходится работать с волками.

- Я предполагаю, - скривилась она от употребления таких размытых и не четких слов, – что тебе нужно приготовиться к холодной погоде. Я не могу точно видеть, потому что ты будешь с псом сегодня после обеда. Но надвигается буря, достаточно серьезная, и именно в районе вашего пребывания.

Эдвард кивнул.

- В горах будет снег, - предупредила она его.

- Фу, снег, - пробормотала я. А на дворе июнь месяц.

- Одень куртку, - сказала Элис мне. Меня удивило, насколько ее голос был недружелюбен. Я попыталась понять, в чем тут дело, но она отвернулась от меня.

Я посмотрела на Эдварда – он улыбался. Что бы там не подслушала Элис, его это веселило.

У Эдварда было больше чем надо туристического инвентаря – реквизит, чтоб притворятся человеком.

Каллены были постоянными клиентами в магазине Ньютонов. Он выбрал спальный мешок, маленькую палатку, и парочку пакетов сухой еды – усмехнулся, когда я скорчила рожу – и упаковал все в рюкзак.

Элис прохаживалась по гаражу, молча, наблюдая за приготовлениями Эдварда. Он не замечал ее.

Закончив с укладкой вещей, он достал свой мобильный и протянул мне.

- Почему бы тебе не позвонить Джейкобу? Скажи, что мы будем готовы через час или около того. Он знает, где нас встретить.

Джейкоба не было дома, но Билли обещал найти кого-нибудь из вервольфов, и передать сообщение Джейкобу.

- Белла, не волнуйся за Чарли, - сказал Билли. – Эту проблему я беру на себя.

- Я знаю, что с Чарли все будет хорошо. – я не добавила, что больше переживала за безопасность сына самого Билли.

- Жаль я не смогу быть со всеми вами завтра. – Билли с сожалением усмехнулся. – Так плохо быть старым, Белла.

Страстное желание драться, за это, должно быть, отвечает игрек хромосома. Все мужчины одинаковы.

- Повеселитесь с Чарли.

- Удачи, Белла, - ответил он. – И... хм... Калленам... тоже, передай от меня удачи.

- Обязательно, - обещала я, удивленная его словами.

Отдала телефон обратно Эдварду, я увидела, что он и Элис о чем-то без слов дискутируют. Она вперила в него взгляд, умоляя о чем-то. Он хмурился в ответ, недовольный тем, что она просила.

- Билли велел передавать вам удачи.

- Щедрое пожелание с его стороны, - сказал Эдвард, отворачиваясь от Элис.

- Белла, можем мы с тобой поговорить, наедине? – быстро попросила она.

- Элис, ты осложнишь мою и без того сложную жизнь,  - процедил Эдвард сквозь зубы. – Не нужно.

- Это тебя не касается, Эдвард – отбрила она его.

Он рассмеялся. Что-то в ее ответе развеселило его.

- Точно, - настаивала Элис. - Это женские штучки.

Он нахмурился.

- Позволь ей поговорить со мной, - мне было любопытно.

- Ну, сама напросилась, - проговорил он, снова засмеявшись, одновременно злясь и веселясь, и вышел из гаража.

Я повернулась к Элис, теперь уже обеспокоенная, но она не смотрела на меня. Ее плохое настроение, все еще не прошло.

Она уселась на капот своего «порше», вид у нее был самый удрученный. Я пошла за ней и прислонилась к бамперу, рядом с Элис.

- Белла? – грустно спросила она, сдвинувшись с места и прильнув ко мне. В ее голосе было столько страдания, что я даже обняла ее, пытаясь утешить.

- Что случилось, Элис?

- Ты не любишь меня? – тем-же грустным тоном продолжала она.

- Конечно, люблю. Ты же знаешь.

- Тогда почему я вижу, как ты сбегаешь в Вегас - выйти замуж, и не приглашаешь меня на свадьбу.

- Ох, - тихо сказала я, мои щеки залились краской. Видно было, я очень сильно обидела ее, и поспешила защититься:

- Ты ведь знаешь, как я не люблю раздувать проблемы. Да и вообще, это была идея Эдварда.

- Мне все равно, чья это была идея. Как ТЫ могла так поступить со мной? От Эдварда я ожидала чего-то подобного, но только не от тебя. Я люблю тебя словно родную сестру.

- Элис, для меня ты и есть сестра.

- Это всего лишь слова. – буркнула она.

- Хорошо, ты можешь придти. Все равно, там не на что будет смотреть.

Она продолжала сидеть с недовольным видом.

- Что еще?

- Белла, насколько сильно ты меня любишь?

- Почему ты спрашиваешь?

Она смотрела на меня умоляюще, эти длинные черные брови - подняты и сложены вместе, это дрожащие уголки губ. Она просто умело разбивала мне сердце.

- Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, - шептала она. – Пожалуйста, Белла, умоляю – если ты, правда, любишь меня... Пожалуйста, позволь мне организовать твою свадьбу.

- О, Элис! – простонала я, отодвинулась от нее и встала. – Нет! Только не это.

- Если ты, правда, по-настоящему любишь меня, Белла.

Я скрестила руки на груди.

- Это не честно. Эдвард уже проделал то-же самое со мной.

- Спорим, что Эдварду понравиться больше, если ты согласишься сделать все традиционно, хотя он никогда и не скажет тебе этого. И Эсме – подумай, как много для нее значит ваша свадьба.

Я издала стон.

- Уж лучше я столкнусь с новообращенными в одиночку.

- Я буду твоей должницей десять лет
.
- Ты будешь должна мне сто лет.

Ее глаза просияли.
– Это значит – «да»?

- Нет! Я не хочу ничего делать.

- Тебе  и не придется ничего делать, кроме как пройтись пару метров и затем повторить за священником слова.

- Черт, черт, черт!

- Пожалуйста? - она подпрыгивала на месте от возбуждения. – Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста?

- Элис, я никогда в жизни тебе этого не прощу.

- Да! – завопила она, хлопнув ладонями.

- Это не значит – «да»!

- Но ты скажешь – да, - пропела она довольным голосом.

- Эдвард! – крикнула я, выходя из гаража.

- Я знаю, что ты слушаешь. Иди сюда. – Элис стояла рядом со мной, продолжая хлопать в ладоши.

- Большое спасибо, Элис, - едко поблагодарил ее Эдвард, выйдя, откуда-то, из-за моей спины. Я повернулась к нему, чтобы нажаловаться на Элис, но у него был такой обеспокоенный и грустный вид, что я промолчала. Вместо этого, я обняла его, пряча лицо у него на груди, просто, чтобы он не увидел моих злых слез и не подумал, что я плачу от расстройства.

- Вегас, - пообещал Эдвард мне в ухо.

- Без вариантов, - злорадно воскликнула Элис. – Белла никогда так со мной не поступит. Знаешь, Эдвард, как брат, ты иногда, сплошное разочарование.

- Не будь злюкой, - буркнула я ей. – Он старается, чтобы я была счастлива, в отличие от тебя.

- Я тоже стараюсь осчастливить тебя, Белла. Просто я знаю лучше, что сделает тебя счастливой... я думаю далеко вперед. Потом, ты будешь благодарить меня. Если не через пятьдесят лет, то уж точно когда-нибудь.

- Я никогда не думала, что поспорю с тобой, Элис, но этот день настал.

Она рассмеялась своим серебристым смехом.

- Ну так, ты покажешь мне кольцо?

Я скорчила гримасу ужаса, когда она бесцеремонно схватила мою руку, правда, тут-же ее отпустила.

- Хм. Я видела, как он надевал его тебе... Я что-то пропустила? – поинтересовалась она. Сосредоточившись на долю секунды, нахмурила брови, и ответила сама себе:

- Нет, Свадьба – состоится.

- У Беллы проблемное отношение к украшениям, - пояснил Эдвард.

- Что, еще один бриллиант? Ну, думаю, на кольце и так их достаточно, но я говорю, что у нее уже один бриллиант есть ...

- Элис, хватит! – Эдвард резко прервал ее. То как он смотрел на нее ... он был настоящим грозным вампиром. – Мы спешим.

- Не понимаю. Что там было про бриллианты? – переспросила я.

- Мы поговорим об этом позже, - заявила Элис. А сейчас – Эдвард прав, вам лучше идти. Нужно успеть оставить ложный след, и разбить лагерь перед бурей.

Элис нахмурилась, она казалась взвинченной, и почти нервной. – Не забудь теплое пальто, Белла. Кажется ... будет холодно не по сезону.

- Я уже все взял, - успокоил ее Эдвард.

- Желаю вам приятной ночи, - на прощание пожелала она.

Мы вдвое дольше обычного добирались до поляны Эдвард сделал большой крюк в обход, чтобы удостовериться - мой запах не будет рядом с тем путем, которым пойдет Джейкоб. Он нес меня на руках, а на моем обычном месте - за его спиной, сегодня, висел рюкзак.

Он остановился в дальнем конце поля и опустил меня на ноги.

- Отлично. А теперь, просто иди на север и касайся, почаще, всего вокруг себя. Элис предоставила мне ясную картинку их движения, скоро они нападут на нужный след.

- На север?

Он улыбнулся и указал, куда нужно было идти.
Я брела в лесу, за моей спиной, на поляне, оставался яркий желтый свет необычайно солнечного дня. Может, Элис ошиблась насчет снега, ведь сейчас ее взгляд слегка затуманен присутствием вервольфов. Я надеялась, что она была не права. Небо почти безоблачное, правда, на открытых пространствах проносились сильные порывы ветра. В лесу было тише, но все равно, для июня, было слишком холодно. Несмотря на то, что на мне была рубашка с длинными рукавами, а сверху еще и плотный свитер, руки покрылись мурашками от холода.  Я медленно шла, касаясь всего на своем пути: жесткой коры деревьев, влажного папоротника, поросших мхом камней.
Эдвард двигался параллельно мне, в десяти – двадцати метрах поодаль.

- Я все делаю правильно? – окликнула я его.

- Идеально.

У меня возникла идея.

- Это поможет? – спросила я, запустив пальцы в волосы, и вытянула пару волосков. Я кинула их на кусты папоротника.

- Да, это сделает след заметнее. Но, Белла, не нужно выдирать волосы. Все и так пройдет хорошо.

- Ну, у меня есть парочка лишних, могу и поделиться.

Под кронами деревьев было мрачновато, мне хотелось идти поближе к Эдварду, и держать его за руку.

Я оставила еще один волос на сломанной ветке, которая попалась на моем пути.

- Знаешь, ты не должна стараться ради Элис, - сказал он.
- Не переживай, Эдвард. Я не передумаю и в последний момент не сбегу прямо у алтаря. – я была почти уверенна, что Элис получит все, именно так, как ей хочется. Потому что, если она чего-то захотела, она была готова действовать абсолютно беспринципно, и еще потому, что я так легко поддавалась ее умению давить мне на совесть.

- Я не из-за этого сейчас переживаю. Просто хочу, чтобы все было так, как хочется тебе.

Подавив вздох, я промолчала. Он обидеться, если я скажу ему правду – ведь, на самом деле мне уже все равно, мне не нравился ни один из предложенных вариантов.

- Даже если Элис сделает все так, как ей мечтается. Можно организовать маленькую церемонию. Только свои. Эммет может в интернете получить лицензию на совершение брачного обряда.

Я прыснула.

– Звучит заманчиво.

Не будет слишком официально, если именно Эммет будет читать клятвы, а это плюс. Сохранять бесстрастное лицо мне было все сложнее.

- Видишь, - сказал он улыбаясь. – Всегда можно договориться.

Прежде чем я дошла до места, откуда армия новообращенных точно нападет на мой след, прошло порядочно времени, но Эдварда мое медленное передвижение нисколько не волновало.

Ему пришлось на пути назад давать мне указания, куда идти, чтобы я не сошла с тропинки. Обычное дело для меня.

Мы почти вернулись на поле, когда я умудрилась упасть. Я видела открытое пространство впереди и, наверное, поэтому поспешила и забыла смотреть себе под ноги. И тут, чуть было не разбила себе голову о ближайшее дерево. В последний момент, я сумела увернуться, но мелкая ветка, выскочив из-под левой руки, порезала мне ладонь.

- Ай! Ну, просто замечательно, - пробормотала я.

- С тобой все хорошо?

- Я в порядке. Стой, где стоишь. Я поранилась, кровь идет. Через минуту перестанет.

Но он не послушался меня, я не успела даже закончить фразу, как он уже стоял рядом.

- У меня есть аптечка, - сказал он, открывая рюкзак. – Я подозревал, что она понадобится.

- Ничего серьезного. Я справлюсь сама – ты будешь чувствовать себя неудобно.

- Мне удобно, - спокойно ответил он. – Давай сюда руку, надо промыть рану.

- Секундочку, у меня возникла идея.

Стараясь не смотреть на кровь и дышать ртом, чтобы мой желудок не взбунтовался, я прижала руку к ближайшему камню.

- Что ты делаешь?

- Джаспер будет просто в восторге, - тихо сказала я, себе под нос. Снова двинулась к полю, прижимая кровоточащую ладонь ко всему, что попадалось на моем пути.

- Готова спорить, это заставит их пойти сюда.

Эдвард вздохнул.

- Задержи дыхание, - сказала я ему.

- Со мной все хорошо. Просто я думаю, что ты перестаралась.

- Это все, что я могу сделать. И я хочу сделать свою работу хорошо.

Мы проходили через крайние деревья, когда я говорила, раненой рукой проведя по папоротникам.

- Ты и сделала ее хорошо, - уверил меня Эдвард. – Новообращенные с ума сойдут, и Джаспер будет впечатлен твоей самоотдачей. А теперь, дай займусь твоей рукой, у тебя рана забилась грязью.

- Пожалуйста, позволь я сама.

Он взял мою руку и, улыбаясь, уже осматривал ее.

– Вид твоей крови, больше не беспокоит меня.

Я пристально наблюдала, как он очищал порез, искала какие-то знаки его внутренних терзаний. Он продолжал дышать спокойно, та-же легкая улыбка играла на губах.

- Почему? – все-таки, спросила я, после того как он туго перевязал мне руку.

Он пожал плечами. – Просто преодолел себя.

- Ты... преодолел себя? Когда? Как? – я попыталась вспомнить, когда он в последний раз при мне старался не дышать. Мне сразу вспомнился испорченный день рождения в прошлом сентябре.

Эдвард поджал губы, подыскивая слова.

- Белла, я пережил целых двадцать четыре часа, думая, что ты мертва. Это изменило мой взгляд на многие вещи.

- Ты теперь иначе реагируешь на мой запах?

- Совсем нет. Но... когда я пережил, пускай и ошибочно, твою смерть... моя реакция изменилась. Все мое существо старается уклониться от пути, который может привести к такой боли снова.

Не знаю, что можно ответить на такое признание.

Он улыбнулся, заметив мою реакцию.

- Думаю, можно назвать это – поучительный опыт.

По полю пронесся порыв ветра, разметав мои волосы и заставив меня задрожать.

- Хорошо, - произнес Эдвард, и снова полез в рюкзак. – Свою работу ты выполнила.

Достал тяжелую зимнюю куртку и помог мне ее одеть. – Все остальное - задача других. Пошли ставить лагерь!

Я рассмеялась от показного энтузиазма в его голосе.
Он взял меня за перевязанную руку, другая была в еще худшей форме, все еще в специальной повязке, и поспешил к противоположной стороне поля.

- А где мы встретим Джейкоба? – спросила я.

- Прямо здесь. – он указал на деревья прямо перед нами, в этот момент из их теней осторожно вышел Джейкоб.

Я не должна была удивляться, видя его в человеческом обличье. Но, сама не понимала почему, ожидала увидеть красно-коричневого волка.

Джейкоб, кажется, снова прибавил в росте – без сомнений, это плод моего воображения. Я наверно, просто бессознательно надеялась увидеть другого Джейкоба помладше, из моих воспоминаний, простой друг, который никогда ничего не усложнял.

Джейкоб сложил руки на обнаженной груди, куртку он сжимал в кулаке. Его лицо не выражало абсолютно ничего, пока он смотрел на нас.

Уголки губ Эдварда слегка дернулись вверх.

- Все можно было сделать лучше.

- Теперь уже слишком поздно, - печально проворчала я.

Он вздохнул.

- Привет, Джейк, - приветствовала я его, когда он подошел ближе.

- Привет, Белла.

- Здравствуй, Джейкоб, - произнес Эдвард.

Джейкоб проигнорировал наши шутки, и по-деловому спросил:

- Куда мне ее отнести?

Эдвард достал карту, из бокового кармана рюкзака и подал ее ему. Джейк развернул ее.

- Сейчас мы, тут, - Эдвард указал куда-то в право, на карте. Джейкоб рефлекторно отпрянул от его руки, но затем совладал с собой. Эдвард притворился, что ничего не заметил.

- И ты доставишь ее, вот сюда, - продолжал Эдвард, ведя извилистую линию по карте.  – Около пятнадцати километров от этого места.

Джейкоб кивнул.

- Когда будешь примерно в двух километрах, тебе нужно будет пересечь мою тропу. Она тебя и доведет. Карта нужна?

- Спасибо, нет. Я эту территорию знаю довольно хорошо. Примерно представляю, куда иду.

Казалось, Джейкоб, в отличие от Эдварда, с трудом поддерживает вежливый тон.

- Я пойду длинным путем, - сказал Эдвард. – Встретимся через пару часов.

Эдвард с несчастным видом смотрел на меня. Эта часть плана ему не нравилась.

- До встречи, - прошептала я.

Эдвард растворился в тени деревьев, направляясь в противоположную сторону.

Как только он исчез, Джейкоб повеселел.

- Ну, как делишки, Белла? – спросил он широко усмехаясь.

Я закатила глаза. – Все по старому, все по старому.

- Ага, - согласился он. – Банда вампиров охотиться за тобой. Все как обычно.

- Все как обычно.

- Хорошо, - сказал он и одел куртку, чтобы та не болталась в руках. – Пойдем.

Скорчив мину, я сделала маленький шажок ближе к нему.
Он нагнулся, подхватил меня под колени, и, буквально, свалил меня с ног. Прежде чем я головой ударилась об землю, успел второй рукой поймать меня.

- Выпендрежник, - проворчала я.

Джейкоб хмыкнул, и побежал в лес. Он держал устойчивый темп, быстрая трусца, подготовленный человек мог держать такой темп ... на ровной дорожке... и не обремененный ношей, в сорок пять килограмм (плюс-минус пару кило).

- Не нужно бежать. Ты устанешь.

- От бега я не устаю, - сказал он. Его дыхание было ровным, как у марафонца. – К тому же, скоро похолодает. Надеюсь, он разобьет лагерь раньше, чем мы доберемся туда.

Я постучала пальцем по его толстой куртке. – Я думала, тебе больше не бывает холодно.

- Не бывает. Это я тебе принес, на всякий случай.

Он посмотрел на мою куртку, похоже, разочарованный тем, что я была подготовлена к холодам. – Не нравиться мне погодка. Она меня нервирует. Заметила, что никаких животных не видать в округе.

- М-м, вообще-то не заметила.

- Да ты и не заметишь. Твои чувства слишком притуплены.

Я пропустила замечание мимо ушей. – Элис тоже переживает из-за бури.

- Чтобы заставить лес замолчать, нужно нечто серьезное. Ты выбрала подходящую ночку для путешествия с ночевкой в палатке.

- Ну, это была не совсем моя идея.

Бездорожье, по которому он бежал, становилось все круче и круче, но на его темп это не повлияло. Он легко перепрыгивал с камня на камень, словно руки ему и не были нужны. Его прекрасное чувство равновесия напомнило мне грацию горного козла.

- А что это за добавка на твоем браслете? – поинтересовался он.

Я посмотрела на свое запястье, кристаллическое сердечко красовалось на моей руке.

Слегка виновато пожала плечами. – Еще один подарок на выпускной.

Он фыркнул. – Камень. Как раз подходит.

«Камень?» – я внезапно вспомнила недосказанное предложение Элис, около гаража. Я внимательно изучала яркий белый кристалл и пыталась вспомнить, что Элис говорила перед этим... про бриллианты.

Что она хотела сказать: «он уже один одел на тебя»? Будто бы, я уже носила один из бриллиантов Эдварда? Нет, это невозможно. Сердце  - ведь это примерно пять карат, или что-то примерно такого сумасшедшего размера! Эдвард не...

- Так что, прошло много времени с твоего последнего визита в Ла Пуш, - сказал Джейкоб, прервав мои тревожные догадки.

- Я была занята, - ответила я ему. – И... все равно не приехала бы, даже будь у меня время.

Он скривился.

- Я думал, ты вроде как, должна была простить мои грехи, а я должен оставаться злопамятным завистником.

Я пожал плечами.

- Много думала про нашу последнюю встречу, правда ведь?

- Неа.

Он засмеялся. – Ты или врешь, или ты самое упрямое создание на земле.

- Не знаю про вторую часть, но я точно не вру.

Мне не нравилась наша беседа, при теперешних обстоятельствах, когда его, слишком теплые, руки тесно обнимали меня, и поделать с этим я ничего не могла. Его лицо было ближе, чем мне хотелось бы. Мне сильно хотелось отступить на шаг назад.

- Умный человек обдумает все стороны своего решения.

- Я обдумала, - парировала я.

- Если, ты совсем не думала он нашем... хм, последнем разговоре, тогда это не правда.

- Тот разговор, к моему решению не имеет никакого отношения.

- Некоторые люди пойдут на все, лишь бы обманывать себя.

- Я заметила, что вервольфы, особенно склонны к таким ошибкам – как думаешь, это генетика?

- Это значит, что он целуется лучше чем я? – помрачнев, спросил Джейкоб.

- Как я могу определить, Джейк? Эдвард единственный, с кем я вообще целовалась.

- Кроме меня.

- Джейкоб, я не считаю, что это был поцелуй. Скорее уж, это было нападение.

- Ух, ты! А ты злюка!

Я пожала плечами, и не собиралась брать свои слова назад.

- Я извинился за все, - напомнил он.

- А я тебя простила... почти. Но это не меняет мои воспоминания о случившемся.

Он пробормотал что-то неразборчивое.
Затем, некоторое время было тихо, слышался только звук его потяжелевшего дыхания и воющий ветер в верхушках деревьев над нашими головами. Крутая скала выросла перед нами, голый, неровный серый камень. Мы шли у подножья, которое от самого леса изгибаясь шло вверх.

- Я все еще думаю, что это довольно безответственно, - внезапно заявил Джейкоб.

- О чем бы ты ни говорил, ты ошибаешься.

- Подумай, Белла. Послушать тебя, получается, что ты целовалась, за всю свою жизнь, всего с одним человеком – который на самом деле и не человек вовсе, и ты считаешь это достаточно, чтобы делать выводы? Откуда ты знаешь, что это именно то, что тебе нужно? Не кажется ли тебе, что тебе надо осмотреться немножко?

Мой голос был холоден:

- Я знаю точно, чего я хочу.

- Тогда, тем более, лишний раз проверить не помешает. Может тебе попробовать целоваться с кем-нибудь еще – просто для сравнения... учитывая, что произошедшее тогда со мной - не считается. К примеру, ты сама могла бы поцеловать меня.

Он теснее прижал меня к своей груди, чтобы мое лицо оказалось ближе к нему. Он улыбался своей шутке, но я шутить не собиралась.

- Не доводи меня, Джейк. Клянусь, я не остановлю его, если он захочет сломать тебе челюсть.

Панические нотки в моем голосе, только заставили его улыбнуться шире. – Если ты сама попросишь меня поцеловать тебя, у него не будет повода сходить с ума. Он сказал, что согласен принять такие условия.

- Не забывай дышать, Джейк – нет, погоди, я передумала. Давай. Просто перестань дышать, и жди, пока я не попрошу тебя поцеловать меня.

- Ты в плохом настроении.

- Интересно, почему это?

- Иногда, мне кажется, что я больше нравлюсь тебе, будучи волком.

- Иногда, так и есть. Наверно это связано с тем, что волки не болтают так много.

Он задумчиво сжал губы. – Нет, не согласен. Скорее, тебе проще быть со мной рядом, когда я не человек, потому что, тогда можно не притворяться, что тебя не тянет ко мне.

Моя челюсть отвисла от удивления. Я резко закрыла ее, сжав зубы.

Он все слышал. Его губы раздвинулись в торжествующей улыбке.

Я глотнула воздуха, прежде чем заговорить.
- Нет, я уверенна, что это из-за того, что ты не можешь говорить.

Он вздохнул.
- Ты когда-нибудь устанешь лгать самой себе? Ты должна знать, как ты напрягаешься, видя меня. Физически, я имею в виду.

- Как кто-то может не напрягаться, в твоем присутствии, физически. Джейкоб? – потребовала я. – Ты огромное чудовище, которое отказывается уважать чужое личное пространство.

- Я заставляю тебя нервничать. Но только, когда я человек. Когда я волк, тебе спокойно со мной.

- Нервничать и раздражать не одно и то же.

Он смотрел на меня, примерно с минуту, замедляя бег на шаг, веселость сошла с его лица. Он сузил глаза, потемневшие под насупленными бровями. Его дыхание, такое равномерное пока он бежал, участилось. Медленно, он пригнулся ко мне.

Я смотрела на него, снизу, точно зная, что он пытался сделать.

- Челюсть у тебя одна, - напомнила я.

Он громко рассмеялся и побежал снова. – Сегодня ночью у меня нет желания драться с твоим вампиром, то есть, в любую другую – всегда, пожалуйста. Но завтра, нам обоим предстоит работа, и я не хочу оставлять Калленам, на одного меньше.

Резко, неожиданное чувство стыда исказило мое лицо.

- Я знаю, я знаю, - ответил он, не понимая. – Ты думаешь, он может убить меня.

Я не могла говорить. Я – оставила Калленам на одного меньше. А что, если кто-то погибнет из-за моей прихоти? А что, если бы, я такая смелая, отпустила Эдварда и... я не могла даже подумать об этом.

- Да что с тобой такое, Белла? – шутейная бравада исчезла с его лица, открывая моего Джейкоба, словно маска свалилась с его лица. – Если я сказал что-то, и обидел тебя, ты же знаешь, я просто шучу. Я ничего не имел в виду на самом деле. Эй, ты в порядке? Не плачь, Белла, - взмолился он.

Я пыталась держать себя в руках. – Я не плачу.

- Что я сказал?

- Ничего ты не сказал. Это просто, ну, это я. Я сделала кое-что... плохое.

Он смотрел на меня, его глаза раскрылись от изумления.

- Эдвард не будет драться завтра, - прошептала я свои объяснения. – Я заставила его остаться со мной. Я -большая трусиха.

Он нахмурился. – Ты думаешь, что все пройдет не так? Что они найдут тебя здесь? Ты знаешь что-то, чего я не знаю?

- Нет, нет. Я не этого боюсь. Я просто... Я не могу позволить ему идти. Если он не вернется... – я задрожала, закрывая глаза, чтобы сбежать от этой мысли.

Джейкоб молчал.

Я продолжала шептать, мои глаза закрылись.

- Если кто-то пострадает, это навсегда останется моей виной. И даже если никто не пострадает... Я поступила ужасно. Я убедила его остаться со мной. Он не смог сопротивляться мне, но я всегда буду знать, что я способна на... –  я почувствовала себя немного лучше, признавшись. Даже если признаться я могла только Джейкобу.

Он фыркнул. Я медленно открыла глаза, грустно было видеть, но его лицо снова было закрыто жесткой маской.
- Поверить не могу, он позволил тебе уговорить себя не участвовать. Я бы такое ни за что не пропустил.

Я вздохнула: – Знаю.

- Это вовсе ничего не значит. – неожиданно он пошел на попятную. – Это не значит, что он любит тебя больше, чем я.

- Но ты, ни за что не остался бы со мной, даже если бы я умоляла тебя.

Он поджал губы, и я размышляла, станет ли он и это отрицать. Мы оба знали правду.

– Это только потому что я тебя лучше знаю, - сказал наконец он. – Все пройдет без сучка и задоринки. Даже если бы ты просила, и я ответил – нет, ты не обижалась бы на меня долго.

- Если все пройдет без проблем, ты наверно прав. Я не сходила бы с ума. Но все то время, пока тебя не будет. Меня бы просто мутило от переживаний, Джейк. У меня бы крышу снесло.

- Почему? – спросил он хрипло. – Почему тебя беспокоит, если что-то случится со мной?

- Не говори так. Ты знаешь, как много ты для меня значишь. Извини, все немного не так, как хочется тебе, и, тем не менее, я волнуюсь за тебя. Ты мой лучший друг. По крайней мере, раньше был. И все еще, иногда... когда опускаешь оружие.

Он улыбнулся той самой, моей любимой улыбкой.

- Я всегда буду твоим другом, - пообещал он. – Даже, когда я не... веду себя прилично. Внутри, я все такой же.

- Я знаю. Почему еще я продолжаю терпеть твою чепуху?

Мы засмеялись вместе, и затем его глаза стали грустными.

- Когда же ты, наконец, поймешь, что ты влюблена в меня?

- Успокойся, испортишь момент.

- Я не говорю, что ты не любишь его. Я не дурак. Но можно любить больше, чем одного человека, Белла. Я такое видел.

- Я не какая-то извращенка-вервольф, Джейкоб.

Он сморщил нос, и я уже пожалела о своих словах, хотела извиниться, но он сменил тему.

- Мы уже рядом, я чувствую его запах.

Я с облегчением вздохнула.

Он меня неправильно понял. – Я бы с удовольствием  замедлил бег, Белла, но ты захочешь быть в укрытии, прежде чем ЭТО начнется.

Мы разом посмотрели на небо.
Целая стена фиолетово-черных туч, поднималась с запада, продвигаясь и накрывая лес черной стеной.

- Ничего себе, - пробормотала я. – Поспеши, Джейкоб.  Ты захочешь быть дома, прежде чем буря доберется сюда.

- Домой я не пойду.

Я сердито взглянула на него. – Ты не будешь с нами.

- Технически – нет, то есть я не буду торчать с вами в одной палатке или типа того. Я предпочитаю запах бури. Но я уверен, твой кровосос захочет быть на связи со стаей, чтобы координировать действия, и я прекрасно буду выполнять такую службу.

- Я предполагала, что это будет работа Сэта.

- Он придет завтра, во время сражения.

Напоминание, заставило замолчать меня на секунду. Я смотрела на него, волнение кипело внутри меня.

- Я не предполагаю, что есть варианты и ты останешься здесь, так как ты уже здесь. –

0

27

предположила я. – Но, если я буду умолять? Или предложу вечное рабство?

- Заманчиво, но нет. Хотя, на твои уговоры будет интересно посмотреть. Можешь начинать, если хочешь.

- Неужели я совсем-совсем ничего не могу предложить?

- Ничегошеньки. Ну, разве что, ты можешь гарантировать мне драку поинтереснее. Все равно, Сэм руководит, а не я.

Я вспомнила.

- Эдвард рассказал мне кое-что, в тот день... о тебе.

Джейкоб ощетинился. – Наверное соврал.

- Да, неужели? И ты не второй командующий в стае?

Он моргнул, его лицо вытянулось от удивления. – О, это.

- Как ты мог, не рассказать мне.

- А зачем? Это же ерунда.

- Я не знаю. А почему бы и нет? Это интересно. Так, как это работает? Получается, Сэм – Альфа, а ты... типа Бета?

Джейкоб улыбнулся от придуманного мной термина.

- Сэм был первый, старший. У него есть право быть главным.

Я нахмурилась. – Но почему вторые не Джаред или не Пол? Они ведь изменились сразу за Сэмом.

- Ну... это трудно объяснить, - уклончиво ответил Джейкоб.
- Попробуй.

Он вздохнул. – Это больше похоже на наследство, понимаешь? Старые штучки. Почему должно быть важно, кто был твой дедушка, а?

Я вспомнила, что-то, что рассказывал мне Джейкоб давным-давно, еще до того, как мы оба узнали об вервольфах.

- Разве ты не говорил, что Эфраим Блэк был последний вождь племени Квильют?

- Да, точно. Потому что он был Альфа. Ты знала, что технически, Сэм теперь вождь всего племени? – он засмеялся. – Сумасшедшие традиции.

Я думала об этом секунду, пытаясь сложить все куски вместе.

-  Но еще, ты говорил, что люди слушают твоего отца, больше чем кого-либо, потому что он внук самого Эфраима?

- Ну и?

- Значит, наследие... ты должен быть вождем, так ведь?

Джейкоб не отвечал. Он смотрел в темнеющий лес, словно ему нужно было сосредоточиться на том, куда идти.

- Джейк?

- Нет. Эта работа Сэма. – он смотрел на наш путь.

- Почему? Его пра-прадедушка был Левай Юлай, так? Левай, тоже был Альфа?

- Альфа - может быть только один, - ответил он машинально.

- Так кто был Левай?

- Типа, Бета, думаю, - он фыркнул от моего слова. – Как я.

- Бессмыслица.

- Не важно.

- Я просто хочу понять.

Джейкоб, наконец-то посмотрел мне в глаза, и проговорил со вздохом. – Да, я должен был быть Альфа.

Я нахмурилась.

- Сэм не захотел уступить?

- Вряд ли. Я не захотел занять его место.

- Почему?

Он нахмурился, ему было неуютно от моих распросов.

Теперь, была его очередь смущаться.

- Я ничего такого не хочу, Белла. Я не хотел ничего менять. Я не хочу быть каким-то легендарным вождем. Я не хотел быть в стае волков, да к тому-же еще и их вожаком. Я не согласился, когда Сэм предложил.

Долго я думала об этом. Джейкоб не прерывал моих раздумий. Он снова смотрел в лес.

- Но я думала, что ты стал счастливее. Что тебе хорошо, - прошептала я в конце концов.

Джейкоб уверенно смотрел на меня.

- Да, уж. На самом деле, не все так плохо. Иногда, даже занятно, как, например – завтра. Но поначалу, я словно оказался на войне, о существовании которой даже не подозревал. Нет выбора, понимаешь? И все было закончено. - он пожал плечами.

- В любом случае, я думаю, что теперь я доволен. Это надо сделать, и разве я могу доверять кому-то свою работу, чтобы выполнить все так, как нужно? Лучше все сделать самому.

Я смотрела на него, чувствуя неожиданное благоговение перед своим другом. Он был гораздо более взрослым, чем я думала. Как и у Билли, тогда около костра, было в нем какое-то королевское величие, которого я никак не ожидала увидеть.

- Вождь Джейкоб, - прошептала я, улыбаясь звучанию этих слов.

Он закатил глаза.

Именно сейчас, порыв ветра задул сильнее сквозь деревья вокруг нас, и почувствовалось, что дул он прямо с ледников. Острый звук, ломающейся древесины, эхом донесся с гор. Хотя и темнело, страшная туча закрывала небо, я все еще могла разглядеть маленькие белые хлопья, кружащиеся за нами.

Джейкоб ступил на тропу, смотря вниз под ноги, когда побежал напрямик. Я охотно прижалась к его груди, прячась от нежданного снега.

Всего минутой позже, когда он завернул за укрытую от ветра сторону каменного пика, мы увидели маленькую палатку, укрепленную у закрывающей ее скалы. Еще больше снежинок закружились вокруг нас, но ветер был слишком силен, чтобы позволить им упасть.

- Белла! – с облегчением воскликнул Эдвард. Мы застали его, когда он ходил туда-сюда по маленькому открытому пространству.

Он метнулся ко мне, движение получилось смазанное, так всегда происходило, когда он двигался очень быстро. Джейкоб показушно поклонился ему и поставил меня на ноги перед ним. Эдвард проигнорировал его поведение и крепко обнял меня.

- Спасибо, - сказал Эдвард поверх моей головы. Его тон был искренний. – Быстрее, чем я рассчитывал, и я очень это ценю.

Я обернулась увидеть ответную реакцию Джейкоба.

Тот едва пожал плечами, вся его дружелюбность пропала.

- Тащи ее внутрь. Будет плохо – у меня волосы встают дыбом. Палатка укреплена надежно?

- Я ее укрепил к скале.

- Хорошо.

Джейкоб посмотрел вверх, на небо, теперь ставшее черным – началась буря, черноту разбавляли снежные вихри. Его ноздри раздулись.

- Я изменюсь, - сказал он. – Хочу узнать, что происходит дома.

Он повесил куртку на короткую, толстую ветку и, ни обернувшись назад, направился в мрачный лес.

Глава двадцать вторая.
Пламя и лед

Я тряслась вместе с сотрясаемой порывами ветра палаткой.

Температура стремительно падала вниз. Чтобы согреться, я как была, полностью одетая, даже не снимая шнурованных туристических ботинок, завернулась в спальный мешок, но  ничего не спасало, холод пробирал до костей. Как могло быть так холодно? И как могло стать еще холоднее? Должен же существовать предел падения температуры?
- С-с-с-с-с-сколько в-в-в-времени? – еле-еле смогла я выдавить, сквозь клацающие зубы.

- Два часа, - ответил Эдвард.

Он старался держаться подальше от меня, насколько это было возможно в таком тесном пространстве, боялся даже дыхнуть на меня, я ведь так замерзла. Его лицо не возможно было разглядеть в темноте, но голос выдавал беспокойство, нерешительность, и  расстройство.

- Может ...

- Нет, я в п-п-п-порядке, п-п-п-равда. Я н-н-не х-х-х-хочу в-в-ыходить н-н-наружу.

Он пытался, уже раз двенадцать, уговорить меня сбежать отсюда, но мне было страшно покинуть свое убежище. Если уж тут, в укрытии от бешеного ветра, я так мерзла, можно только представить  насколько стало бы мне хуже, если мы побежим через бурю.

К тому же, тогда все наши усилия, сегодня днем, были бы потрачены зря. Будет ли у нас достаточно времени, чтобы все повторить, когда буря закончится? А что, если она не закончится? Выходить сейчас, не было никакого смысла. Ничего страшного, подрожу одну ночку.
Я переживала, что след оставленный мной, потеряется, но Эдвард успокоил меня, объяснив что для приближающихся чудовищ он останется ясным.

- Белла, чем я могу помочь? – он почти умолял.

Я помотала головой.

Снаружи, в снегу, грустно подвывал Джейкоб.

- У-у-б-бирайся от-т-тсюда, - снова приказала я.

- Он просто волнуется за тебя, - перевел Эдвард. – С ним все отлично. Его тело приспособлено выдержать бурю.

- П-п-п.. – я хотела сказать: «пусть, убирается все равно», но не смогла выговорить. От стараний, чуть не прикусила себе язык. Ладно, хорошо хоть, Джейкоб, похоже, и правда, был «упакован» для такой снежной погодки, даже получше, чем остальные из его стаи, у него такая густая, длинная, мохнатая красно-коричневая шерсть. Интересно, почему он отличается от своих соплеменников?

Джейкоб заскулил, пронзительно и жалобно.

- А что ты хочешь, чтобы я сделал? – рявкнул Эдвард, слишком нервничая, чтобы сохранять видимость вежливости. – Нести ее через бурю? И вообще, я не вижу, чтоб от тебя было много толку. Вот иди и принеси обогреватель или что-нибудь типа того.

- Я в-в-в п-п-порядке, - протестовала я. Судя по стону Эдварда и приглушенному рычанию снаружи, я их не убедила. Ветер обрушивался на палатку, сотрясая ее, и я тряслась в такт.

Неожиданно, вой перекрыл шум ветра, я даже закрыла уши руками, от такого шума. Эдвард недовольно нахмурился.

- Это совсем не обязательно, - пробормотал он. – И эта самая плохая идея из всех, - произнес он уже громче.

- Ну, уж получше всего того, что ты смог предложить, - я потрясенно услышала голос Джейкоба. – Принеси-ка обогреватель, - ворчливо передразнил он. – Я тебе не сенбернар.

Я услышала звук открывающейся молнии на входе в палатку.

Джейкоб проскользнул внутрь, стараясь не напустить холодного арктического воздуха в палатку, пара снежинок упала на пол. Я тряслась уже почти конвульсивно.

- Мне это не нравиться, - прошипел Эдвард, пока Джейк закрывал молнию. – Дай ей куртку и выметайся отсюда.
Мои глаза привыкли к темноте, чтобы различить контуры.  Джейкоб принес ту самую куртку-парку, которая висела на ветке, рядом с палаткой.

Я попыталась спросить, о чем они говорят, но все на что оказалось способна, было: - П-п-п, - дрожь заставила меня заикаться.

- Парка – на завтра, сейчас она слишком замерзла, чтобы согреть ее. Куртка – ледяная. – он бросил ее у двери. – Ты сказал, что ей нужен обогреватель, и вот я здесь. – Джейкоб широко, насколько позволяла палатка, раскинул руки. Как обычно, когда он бегал в волчьем обличье, на нем было лишь необходимый минимум одежды – спортивные штаны, ни майки, ни обуви.

- Д-д-д-джейк, ты замерзнешь, - попыталась возразить я.
- Только не я, - весело заметил он. – У меня температура тела сорок два градуса. Я тебя запросто заставлю вспотеть.

Эдвард зарычал, но Джейкоб даже не посмотрел на него. Вместо этого, он подобрался ко мне, и принялся расстегивать молнию моего спального мешка.

Твердая рука Эдварда остановила его, ухватив за плечо. Джейкоб сжал челюсти, раздул ноздри, его тело передернулось от холодного прикосновения. Большие мускулы машинально напряглись на его руках.

- Убери от меня свою руку, - процедил он сквозь зубы.

- Держи свои лапы подальше от нее, - мрачно ответил Эдвард.

- Н-н-е с-сорьтесь, - взмолилась я. Меня снова била дрожь. Казалось, еще немного и у меня выпадут зубы, так громко они стучали.

- Уверен, она скажет тебе спасибо, когда у нее почернеют и отвалятся пальцы на ногах, - резко сказал Джейкоб.

Эдвард заколебался, потом убрал руку и понуро пошел в свой угол.

Его голос был бесцветен. – Веди себя прилично, - пригрозил он.

Джейкоб усмехнулся.

- Ну-ка, Белла, подвинься, - сказал он, открывая шире молнию спального мешка.

Я ошеломленно уставилась на него. Теперь понятно, почему Эдвард так среагировал.

- Н-н-н-нет, - попыталась я протестовать.

- Не будь дурой, - сердито буркнул он. – Тебя не устраивает десять пальцев на ногах?

Он протиснулся в спальный мешок, застегивая за собой молнию.

И потом, я не могла больше возражать – не хотела. Он был такой теплый. Его руки сжали меня, уютно прижав к голой груди. Я не могла сопротивляться теплу, словно воздуху после длительного погружения в воду. Он поежился, когда я нетерпеливо прижала свои ледяные пальцы  к его коже.

- Боже, ты как ледышка, Белла, - пожаловался он.

- П-п-п-рости, - заикаясь, произнесла я.

- Постарайся расслабиться, - предложил он, когда очередная волна дрожи накрыла меня. – Через минуту ты согреешься. Если скинешь одежду, согреешься еще быстрее.

Из угла, где сидел Эдвард, раздалось злое рычание.

- Да, это просто элементарный факт, -  парировал Джейк.
- Азы выживания.

- П-перестань, Джейк, - зло сказала я, хотя мое тело отказывалось отодвигаться от него. – Д-д-десять п-п-пальцев на н-ногах, на самом д-деле никому не нужны.

- Да не волнуйся ты, за своего кровососа, - самодовольно, заявил Джейкоб. – Он просто ревнует.

- Конечно, я ревную. – голос Эдварда снова приобрел свою обычную бархатистость, и музыкально прозвучал в темноте. – Ты не имеешь ни малейшего представления, насколько сильно я хочу быть на твоем месте, дворняжка.

- Это тебя и тормозит, - легко заметил Джейкоб, но потом добавил кисло. – По крайней мере, будь уверен - она мечтает, чтоб ты оказался на моем месте.

- Именно, - согласился Эдвард.

Пока они пререкались, моя жуткая дрожь понемногу стихла.

- Видишь, - довольно, заметил Джейкоб. – Чувствуешь себя лучше?

Наконец-то я смогла произнести не заикаясь:
- Да.

- Губы у тебя все еще синие, - заметил он. – Хочешь, разогрею? Только попроси.

Эдвард тяжело вздохнул.

- Веди себя прилично, - проговорила я, прижимаясь лицом к его плечу. От прикосновения моей холодной кожи, он снова вздрогнул, и я мстительно улыбнулась. 
Внутри спального мешка было тепло и уютно. Тело Джейкоба излучало огромное количество тепла, может потому, что пространство было такое маленькое, а он такой большой. Я скинула ботинки, и прижала ступни к его ногам. Он чуть не подскочил, а затем склонил голову и прижался своей щекой к моему онемевшему от холода уху.

Я отметила, что кожа Джейкоба пахла лесом, мускусный запах – и он очень подходил обстоятельствам, здесь, посредине леса. Приятный запах. Я размышляла, наверно Каллены и Квильюты просто из-за своих предрассудков, «воняли» друг для друга. По мне, так все они пахли приятно.

Буря завывала, словно зверь накидываясь на палатку, но больше меня это не волновало. Джейкоб был в палатке, ему не грозила смерть от холода, и мне тоже было тепло и хорошо. К тому же, я слишком устала, чтобы переживать из-за чего-нибудь. Начала сказываться нехватка сна, и мучения от мышечных спазмов. Тело медленно расслаблялось, я по чуть-чуть начала таять, и мне захотелось спать.

- Джейк? – сонно пробормотала я. – Можно спросить тебя? Я не прикалываюсь над тобой, просто мне, правда, любопытно. – те же самые слова он сказал на моей кухне ... как давно это было?

- Конечно, - он тоже вспомнил и улыбнулся.

- Почему ты мохнатее, чем твои друзья? Можешь не отвечать, если я хамлю. – этикета вервольфов я не знала.

- Потому что, у меня волосы длиннее, - весело ответил он. - хорошо, хоть не обиделся на мой вопрос. Он тряхнул головой и его нечесаные волосы, отросшие уже до подбородка, защекотали мне щеку.

- Ах, поэтому. – я была удивлена, но это имело смысл. Так вот почему, в начале, только присоединившись к стае, они коротко подстриглись. – Тогда, почему ты не подстрижешь волосы? Тебе нравиться быть таким лохматым?

Он не стал сразу же отвечать, и Эдвард тихо засмеялся.

- Прости, - сказала я, зевнув. – Я не хотела быть излишне любопытной. Ты не обязан мне рассказывать.

Джейкоб ответил с досадой:
– Ну, он все равно тебе расскажет, так что уж лучше я сам ... Я отращиваю волосы, потому что... мне кажется, тебе нравиться, когда они длинные.

- О. – я почувствовала неловкость. – Мне...хм... нравиться и короткие и длинные, Джейк. Тебе не стоит ... создавать себе неудобства. 

Он пожал плечами. – Как оказалось, сегодня это было весьма удобно, так что не переживай.

Я не знала, что ответить. Молчание затянулось, мои веки потяжелели и закрылись, дыхание замедлилось, стало ровнее.

- Правильно, милая, засыпай, - прошептал Джейкоб.

Я спокойно вздохнула, уже почти теряя сознание.

- Сэт пришел, - прошептал Эдвард Джейкобу, и до меня дошел смысл громкого воя.

- Отлично. Теперь можешь заняться всем остальным, пока я, забочусь о твоей подружке.

Эдвард ничего не ответил, но я слабо застонала.

- Прекратите, - пробормотала я.

Наступила тишина, внутри, по крайне мере. Снаружи, в деревьях безумно завывал ветер. Колебания палатки осложняли мои попытки уснуть. Подпорки начинали дергаться и дрожать, будили меня, каждый раз, когда я уже готова была соскользнуть в сон. Мне было жалко волка, мальчика, который должен был дежурить снаружи в снегу.

Мой разум блуждал где-то, пока я ждала прихода сна. Это маленькое теплое пространство, напомнило мое прошлое с Джейкобом, я вспомнила, как он сумел заменить мне солнце, вспомнила как его теплота заполнила меня и вернула к жизни. Давно я не думала о Джейке так, но вот он, снова, рядом и согревает меня.

- Пожалуйста! – зашипел Эдвард. – Следи за мыслями!

- Что? – удивленно, прошептал в ответ Джейкоб.

- Ты можешь постараться контролировать свои мысли? – тихий и зло шептал Эдвард.

- Никто тебя не заставляет подслушивать, - вызывающе пробормотал Джейкоб, слегка смутившись. – Убирайся из моей головы.

- Хотелось бы. Ты не представляешь, насколько громко ты фантазируешь. Словно кричишь мне.

- Постараюсь потише, - саркастично прошептал Джейкоб.
Наступил короткий момент молчания.

- Да, - ответил Эдвард, на невысказанный вопрос, так тихо, что я едва слышала его. – В этом я тоже тебе завидую.

- Я так и понял, - самодовольно прошептал Джейкоб. – Это слегка уравнивает наши возможности, не правда ли?

Эдвард усмехнулся. – Размечтался.

- Знаешь, она ведь все еще может передумать. – уколол его Джейкоб. – Обдумав все, что я с ней смогу сделать, и что не сможешь ты. По крайне мере, не сможешь, не убив ее.

- Спи давай, Джейкоб, - пробормотал Эдвард. – Ты начинаешь действовать мне на нервы.

- Думаю, усну. Я на самом деле очень уютно себя чувствую.

Эдвард не стал отвечать.

Я уже была слишком далеко, чтобы попросить их, не говорить обо мне словно я отсутствую. Их разговор, казался мне сном, и я не могла отличить реальность от сна.

- Может и буду, - сказал Эдвард, через некоторое время, отвечая на вопрос, который я не слышала.

- Но, будешь ли ты откровенен?

- Можешь спросить и убедиться. – тон Эдварда заставил меня размышлять, не упустила ли я шутку.

- Ну, ты видишь, что твориться в моей голове – позволь мне, сегодня ночью посмотреть, что твориться в твоей, - заявил Джейкоб.

- В твоей голове полно вопросов. На какой ты хочешь получить ответ?

- Ревность... она, должно быть, съедает тебя изнутри. Ты не можешь быть настолько уверенным, каким кажешься. Ну, разве что, у тебя совсем нет эмоций.

- Конечно, у меня есть эмоции, - не весело ответил Эдвард. – Прямо сейчас, мне так плохо, что я еле могу контролировать свой голос. Конечно, все было еще хуже, когда она находилась далеко от меня, с тобой, и я не мог видеть ее.

- Ты думаешь об этом все время? – прошептал Джейкоб. – Тебе трудно сосредоточиться на чем-то другом, когда ее нет рядом?

- И да, и нет, - ответил Эдвард. Казалось, его принуждали отвечать честно. – Мой разум работает немного не так как твой. Я могу думать о многом одновременно. Конечно, это значит, что и о тебе я могу думать постоянно, всегда сомневаться, а не о тебе ли она думает, задумчиво притихнув.

На минуту они оба замолчали.

- Да, я предполагаю, что о тебе она думает часто, - прошептал Эдвард в ответ на мысли Джейкоба. – Чаще, чем мне хотелось бы. Она переживает, что ты несчастен. Но это ты и сам знаешь. И используешь.

- Я должен использовать все, что могу, - прошептал Джейкоб. – У меня нет твоего преимуществам – типа, того, что ты твердо знаешь - она любит тебя.

- Это меня успокаивает, - согласился Эдвард мягко.

Джейкоб вел себя вызывающе: – Чтоб ты знал, меня она любит тоже.

Эдвард не ответил.

Джейкоб вздохнул. – Но она не знает это.

- Если ты прав, я могу ей сказать.

- Тебя это достает? Ты хотел бы знать, что творится в ее голове?

- Да, и... нет. Она предпочитает, чтоб все оставалось так, как есть. Иногда, незнание сводит меня с ума, но пускай все будет так, раз она довольна.

Ветер свирепствовал, палатка сотрясалась как от землетрясения. Руки Джейкоба обвились крепче вокруг меня, он хотел защитить меня.

- Спасибо, - прошептал Эдвард. – Может это прозвучит странно, но я рад, что ты здесь Джейкоб.

- Ты хочешь сказать: «с большим удовольствием я убил бы тебя, но рад, что она в тепле», так?

- Неудобное перемирие, правда?

Джейкоб, самодовольно прошептал: – Я знал, что ты тоже безумно ее ревнуешь.

- Я не такой дурак, чтобы кричать об этом всем вокруг, как ты это делаешь. В твоем случае – это бесполезно.

- А у тебя терпения побольше, чем я предполагал.

- Так надо. У меня было сто лет, чтобы научиться. Сто лет ожидания ее.

- Ну и... когда ты решил поиграть в «очень терпеливого, хорошего парня»?

- Когда увидел, как больно ей делаю, заставляя выбирать. Обычно, мои переживания легко контролировать. Я могу сгладить эти... не слишком цивилизованные чувства, которые питаю к тебе, практически всегда. Иногда, кажется, что она видит меня насквозь, но я не уверен.

- А я думаю, ты просто переживаешь, что если ее заставить выбирать, она может выбрать не тебя.

Эдвард ответил не сразу:
– Да, это тоже меня волнует, - признал он в итоге. – Но только чуть-чуть. У нас у всех бывают моменты сомнений. В основном, я беспокоился, что она навредит себе, пытаясь сбежать на встречу с тобой. После того, как я согласился, что она в относительной безопасности рядом с тобой – насколько Белла, вообще может быть в безопасности –  лучше было не давать ей повода впадать в крайности.

Джейкоб вздохнул: – Я бы рассказал ей все, но она не поверила бы мне.

- Я знаю. – улыбаясь ответил Эдвард.

- Ты думаешь, что все знаешь? – пробормотал Джейкоб.

- Я не знаю будущего, -  неуверенно сказал Эдвард.

Возникла долгая пауза.

- Что ты сделаешь, если она передумает? – спросил Джейкоб.

- Этого я, тоже, не знаю.

Джейкоб тихо усмехнулся. – Попытаешься убить меня? – сарказм снова зазвучал в его голосе, он словно сомневался, что Эдвард способен убить его.

- Нет.

- Почему нет? – продолжал насмехаться Джейкоб.

- Ты, действительно, думаешь, что я смогу сделать ей так больно?

Джейкоб секунду раздумывал, и затем вздохнул: – Да, ты прав. Я знаю это. Но иногда...

- Иногда, это очень заманчивая идея.

Джейкоб прижавшись к ткани спального мешка, подавил смешок. – Точно, - в конечном счете, согласился он.

Какой странный сон. Наверно, это непрекращающийся ветер навеял мне все эти перешептывания. Только ветер, скорее кричал, чем шептал...

- На что это похоже? Потерять ее? – спросил Джейкоб, помолчав некоторое время, не было и намека на юмор в его резко охрипшем голосе. – Когда ты подумал, что потерял ее навсегда? Как ты ... выдержал?

- Мне очень трудно об этом говорить.

Джейкоб ждал.

- Так получилось, что пережить, мне пришлось дважды. – Эдвард произносил слова, лишь чуть, медленней, чем обычно. – Первый раз, когда я думал, что смогу оставить ее... это было... почти терпимо. Потому что, я думал, она забудет меня и все будет так, будто меня никогда и не было в ее жизни. Больше чем полгода, у меня хватило сил держаться от нее в далеке, держать обещание, и больше никогда не вмешиваться.

У меня почти получилось – я боролся с собой, и знал, что выиграю.  Я вернулся бы, просто чтобы... проверить, как она. Вот, что я сам себе говорил. И если я увижу ее действительно счастливой ... надеялся, что я смогу уйти снова.

- Но если она была бы несчастна, я бы остался. Вот так она вчера убедила меня остаться с ней. Ты и раньше размышлял, что могло заставить меня... почему она так напрасно мается от чувства вины. Она напомнила мне, как чувствовала себя, когда я оставил ее – как это продолжает действовать на нее, если я ухожу сейчас. Она чувствует себя ужасно из-за того, что так поступила, но она права. Я никогда не смогу исправить прошлое, но я никогда не перестану пытаться исправить его.

Какое-то время, Джейкоб молчал, просто прислушивался к завываниями бури, или переваривал услышанное, я не знаю.

- Второй раз был, когда ты решил, что она погибла? – жестоко прошептал Джейкоб.

- Да. – Эдвард ответил вопросом на вопрос. – Ты будешь чувствовать примерно так же, правда? Так как ты воспринимаешь нас, ты не сможешь больше считать ее Беллой. Но она останется Беллой.

- Я не об этом спрашивал.

Эдвард ответил быстро и жестко:
– Я не смогу рассказать. Это не выразить словами.

Руки Джейкоба обхватили меня.

- Но ты ушел, потому что не хотел превращать ее в кровососку. Ты хотел, чтобы она осталась человеком.

Эдвард медленно проговорил:
- С той самой секунды, Джейкоб, когда я осознал, что люблю ее, я знал, что для нас существует всего четыре варианта быть вместе. Первый – лучший для Беллы, возможен, если бы она не была так сильно привязана ко мне – если бы она пережила расставание и пошла бы дальше. Я принял бы это, правда, это никогда не изменило бы моих к ней чувств. Ты думаешь обо мне как о... живом камне – жестком и холодном. Это правда. Мы такие, какие мы есть, и нам не свойственно меняться. Когда это случилось, когда Белла появилась в моей жизни, все изменилось навсегда. Пути назад – нет...
- Второй вариант, тот который я выбрал поначалу, остаться с ней в ее человеческой жизни. Для нее, это не особо удачный вариант, тратить свою жизнь на кого-то, кто не смог бы быть человеком с ней, но это вариант самый простой для меня. Знать все отпущенное ей время, что когда она умрет, я тоже найду способ умереть. Шестьдесят - семьдесят  лет, для меня это очень, очень мало... Но потом, оказалось, что ей опасно жить так близко соприкасаясь с моим миром. Все, что могло случиться плохого, случилось. Или зависло над нами... ожидая удобного момента. Я испугался, что не получу и тех шестидесяти лет, если останусь с ней, пока она человек.

- Так что, я выбрал третий вариант. Который, оказался самой большой ошибкой за всю мою длинную жизнь. Я выбрал уйти из ее жизни, надеясь заставить ее увидеть вариант номер один. Не сработало, и к тому же, чуть не убило нас обоих.

- И что мне остается кроме как четвертый вариант? Это то, что хочет она, по крайней мере, она так думает. Я старался уговорить ее подождать, дать ей время передумать, но она, очень... упрямая. Ты это знаешь. Я был бы счастлив, иметь возможность потянуть события, еще на пару месяцев. Она ужасно боится стать старше, и ее день рождения уже в сентябре...

- Мне нравиться вариант номер один, - пробормотал  Джейкоб.

Эдвард не ответил.

- Ты прекрасно знаешь, на сколько мне противно мириться с происходящим, - медленно прошептал Джейкоб. - Но вижу, что ты и правда любишь ее... по-своему. С этим спорить я больше не стану.

- И узнав это, я не думаю, что тебе стоит сдаваться, и не думать о варианте номер один. Только не сейчас. Думаю, очень возможно, что с ней все будет в порядке. Просто нужно, чтобы прошло время. Понимаешь, если бы она не прыгнула со скалы в марте... и если бы ты подождал еще полгода ... Возможно, ты увидел бы ее счастливой. У меня был план.

Эдвард усмехнулся. – Возможно, это и сработало бы. План был хорошо продуман...

- Да. – вздохнул Джейк. – Но... - внезапно он начал быстро-быстро шептать, слова путались: - Дай мне год, кро.. – Эдвард. Я, правда, думаю, что смогу сделать ее счастливой. Она упрямая, никто не знает это лучше чем я, но и пережить твой уход она сможет. Она и раньше смогла бы. И она осталась бы человеком, с Чарли и Рене, и она выросла бы, родила бы детей... и осталась Беллой.

- Ты любишь ее настолько, что должен видеть преимущества моего плана. Она думает, что ты не эгоистичен... это правда? Ты можешь допустить, что для нее я лучше, чем ты?

- Я обдумал это, - тихо ответил Эдвард. – В некотором роде, ты больше подходишь для нее, чем любой другой человек. Белле нужен присмотр, и ты достаточно силен, чтобы защитить ее от самой себя, и от всего, что может случиться с ней. Ты уже смог спасти ее, и я твой вечный должник.

- Я даже спрашивал у Элис, может ли она увидеть, что Белле лучше с тобой. Но она не может. Она не может видеть тебя. И потом, пока сама Белла решила иначе.

- Но Джейкоб, я не так глуп, чтобы снова повторить свою ошибку. Я не стану заставлять ее. Пока она хочет, чтобы я был рядом с ней, я буду с ней.

- А если она решит, что хочет меня? – протестовал Джейкоб. – Согласен, что вероятность мала, но все же.
- Я отпущу ее.

- Просто отпустишь?

- Да, неважно, насколько трудно это далось бы мне. Но я буду следить за вами. Понимаешь, Джейкоб, однажды ты можешь бросить ее. Как Сэм и Эмили, у тебя просто не будет выбора. И я всегда буду ждать неподалеку, надеясь, что так и произойдет.

Джейкоб тихо фыркнул. – Ты действительно был более откровенен, чем я ожидал... Эдвард. Спасибо, что дал мне возможность залезть тебе в голову.

- Как я уже сказал, я чувствую странную благодарность, особенно сегодня, за то, что ты присутствуешь в ее жизни. Это самое малое, чем я могу отблагодарить тебя... Знаешь, Джейкоб, если бы не тот факт, что мы с тобой смертельные враги, и что ты пытаешься украсть у меня смысл моей жизни, ты даже мог бы мне понравиться.

- Может ... если бы ты, не был отвратительным вампиром, который планирует отнять жизнь у девушки, которую я люблю ... хотя, даже и тогда ты мне не понравился бы.

Эдвард усмехнулся.

- Могу я задать тебе вопрос? – спустя некоторое время произнес он.

- Зачем тебе спрашивать?

- Слышу я, только то, что ты думаешь. Та легенда, которую Белла не захотела мне рассказывать. Что-то о третьей жене...?

- А что про нее?

Эдвард не ответил, прислушиваясь к истории в голове Джейкоба. Я услышала тихое шипение в темноте.

- Что? – потребовал Джейкоб.

- Конечно, - Эдвард кипел от негодования. – Конечно! Уж лучше бы ваши старейшины оставили эту историю при себе.
-
Тебе не нравиться, когда про кровопийц плохо отзываются? – поддразнил Джейкоб. – А ведь это правда. Что тогда, что сейчас.

- Это меня не волнует. А ты догадайся, с каким персонажем отождествляет себя Белла?

Минуту Джейкоб соображал. – Ох, ты черт. Третья жена. Ладно, я понял, куда ты клонишь.

- Она хочет быть там, на поляне. Сделать то малое, что ей по силам. – вздохнул он. – Это была вторая причина, по которой я остался с ней. Она очень изобретательна, если чего-то захочет.

- Знаешь, твой братец-военный, подал ей идею, так же как и легенда.

- Никто не хотел причинить вреда, - прошептал Эдвард, примирительно.

- И когда закончится наше маленькое перемирие? – спросил Джейкоб. – С рассветом? Или подождем, пока закончится драка?

Они замолчали, решая.

- С рассветом, - прошептали разом, и тихо рассмеялись.

- Хороших тебе снов, Джейкоб, - прошептал Эдвард. – Наслаждайся моментом.

Все стихло, даже палатка несколько минут не тряслась от порывов ветра. Очевидно ураган, убедившись, что не сможет сровнять палатку с землей, решил оставить нас в покое.

Эдвард мягко застонал. – Я не имел в виду настолько буквально.

- Прости, - прошептал Джейкоб. – Можешь уйти, знаешь – предоставив нам немного уединения.

- А может помочь тебе уснуть, Джейкоб? – пригрозил Эдвард.

- Попытайся, - беспечно ответил Джейкоб. – Было бы интересно поглядеть, кто в итоге, уйдет.

- Не искушай меня, волк. Мое терпение не безгранично.

Джейкоб тихо, почти шепотом, засмеялся – Если ты не против, сейчас я лучше не стану двигаться.

Эдвард пытался громче напевать что-то себе под нос и заглушить мысли Джейкоба. Он пел мою колыбельную и, несмотря на все тревоги вызванные их разговором, я погружалась все глубже и глубже в бессознательное... в другие сны, в которых было больше смысла...

Глава двадцать третья.
Чудовище

Утро выдалось необычайно солнечное. Когда я проснулась, даже в палатке, свет слепил глаза. Как Джейкоб и предсказывал, я сильно вспотела. Сам он, все еще не выпуская меня из объятий, тихонько похрапывал мне в ухо.

Я оторвалась от его горяченной груди и сразу же почувствовала покалывания морозного утра на своей влажной щеке. Джейкоб вздохнул во сне, его руки машинально обхватили меня покрепче.

У меня все никак не получалось вырваться из его хватки, я извивалась стараясь приподнять голову и рассмотреть, что творится вокруг...

Эдвард невозмутимо встретил мой взгляд. С виду он оставался, весьма спокойным молодым человек, но боль в глазах была слишком заметна.

- На улице потеплело? – шепотом спросила я.

-  Да. Не думаю, что сегодня тебе понадобится обогреватель.

Попытавшись добраться до молнии, я не смогла освободить руки и продолжала напряженно сражаться с спящим Джейкобом. Он что-то бормотал, но не просыпался, и руки его сжались вокруг меня снова.

- Поможешь? – тихо попросила я.

Эдвард улыбнулся. – Вырвать ему руки?

- Нет, спасибо. Просто освободи меня. Иначе у меня случится тепловой удар.

Эдвард быстрым, резким движением расстегнул молнию, Джейкоб тут же вывалился из спального мешка, и голой спиной упал прямо на холодный пол палатки.

- Эй! – воскликнул он, продирая глаза, и моментально подскочив с ледяного пола, снова навалился на меня. Я судорожно выдохнула, когда его вес выбил из меня дух.
И вот, его веса больше нет. Я почувствовала, как содрогнулся один из опорных шестов палатки, когда Джейкоб ударился об него.

Отовсюду послышалось рычание. Эдвард стоял, пригнувшись передо мной, я не могла видеть его лица, но раскатистое рычание шло из его груди. Джейкоб, тоже стоял пригнувшись, рык прорывался сквозь его сжатые зубы и все его тело дрожало. За палаткой эхом отзывался злой рык Сэта Клирвотера.

- Прекратите, хватит! – заорала я, неловко выкарабкиваясь из мешка и пытаясь встать между ними.

Места было мало, и мне не нужно было далеко простирать руки, чтоб развести их в стороны. Эдвард обвил рукой мою талию, собираясь убрать меня с дороги.

- Перестань, сейчас же. – предупредила я его.

От моего прикосновения, Джейкоб начал успокаиваться. Дрожь прошла, но он все еще продолжал скалить зубы, и зло смотреть на Эдварда. Сэт продолжал рычать, долгий протяжный звук, опасное сопровождение внезапной тишине в палатке.

- Джейкоб? – спросила я, ожидая, пока он посмотрит на меня. – Ты ранен?

- Конечно, нет! – прошипел он.

Я повернулась к Эдварду. Он смотрел на меня, жестко и зло.

– Так нельзя. Ты должен извиниться.

Его глаза расширились от отвращения:
– Ты шутишь, он навалился на тебя!

- Потому что, ты скинул его на пол! Он не нарочно, и не причинил мне вреда.

Эдвард застонал, успокаивая свою злость. Он посмотрел на Джейкоба и произнес:
- Извини, пес.

- Да, чего уж там, - ответил Джейкоб, с легкой издевкой.

Я все еще мерзла, правда не так, как раньше и обхватила себя руками, чтобы согреться.

- Вот, - сказал Эдвард, снова совершенно спокойно.

Подхватил парку с пола и надел поверх моей куртки.

- Это куртка Джейкоба, - возразила я.

- У Джейкоба меховая «куртка», - заметила Эдвард.

- Если, ты не против, я просто, снова, залезу в спальный мешок. – Джейкоб, не обращая на Эдварда никакого внимания, протиснулся мимо нас и залез в мешок. – Мне бы еще чуток поспать. Сегодняшняя ночка, была не фонтан.

- Сам напросился, - безразлично заявил Эдвард.

Джейкоб свернулся калачиком, прикрыл глаза и зевнул:
- Не хочу сказать, что это не была одна из лучших ночей. Просто, поспать мне так не дали. Я уж думал, что Белла никогда не заткнется.

Я вздрогнула, представив себе, что могла наговорить во сне. Варианты были один хуже другого.

- Я рад, что тебе понравилось, - пробормотал Эдвард.

Темные глаза Джейкоба приоткрылись, и он самодовольно спросил:
- Значит, тебе ночь тоже понравилась?

- Не самая худшая за всю мою жизнь.

- Но, в десятку попала? – продолжал упрямо потешаться Джейкоб.

- Возможно.

Джейкоб улыбнулся и закрыл глаза.

- Но, - продолжил Эдвард, - если бы я даже мог, прошлой ночью, занять твое место, все равно, она не стала бы лучшей в моей жизни.

Джейкоб открыл глаза и свирепо уставился на него. Резко сел, напряженные плечи выдавали его настроение.

- Знаешь, что? Я думаю, здесь слишком много народа.

- Не могу не согласиться.

Я ткнула локтем Эдварда под ребра – наверно, у меня будет синяк.

- В таком случае, отосплюсь позже, - скорчил рожу Джейкоб. – Все равно, мне нужно поговорить с Сэтом.

Перекатился на колени и схватился за входную молнию.

Боль ударила в позвоночник и обосновалась в желудке, стоило  мне только внезапно осознать, что это последний раз, когда я его вижу. Он направлялся обратно к Сэму, назад к битве с ордой кровожадных, новообращенных вампиров.

- Джейк, погоди... – я потянулась за ним, моя рука скользнула по его предплечью.

Он отдернул свою руку, и мои пальцы так и не успели ни за что ухватиться.

- Пожалуйста, Джейк? Может, ты останешься?

Его ответ был холоден и тверд:
- Нет.

Увидев боль на моем лице, он слегка смягчил свои слова, вздохнув и едва улыбнувшись:
- Не переживай за меня, Беллс. Со мной все будет хорошо, как и обычно. – он натужно пошутил. – Неужели ты думаешь, что я позволю Сэту занять мое место  и получить все веселье и украсть славу? Как же. – фыркнул он.

- Будь осторожен ...

Он выскочил из палатки прежде, чем я успела закончить.

- Да брось, ты, Белла, - услышала я его ворчание, когда он закрывал палатку за собой.

Я слушала звук его удаляющихся шагов, на улице было тихо. Никакого ветра. Я слышала только пение утренних птичек где-то далеко в горах, и ничего больше. Джейкоб двигался бесшумно.

Закутавшись в свои куртки, я прильнула к плечу Эдварда. Некоторое время мы оба молчали.

- Сколько осталось времени? – спросила я.

- Элис сказала Сэму, что все начнется, примерно, через час, - ответил мягко и ровно Эдвард.

- Мы останемся вместе. Невзирая ни на что.

- Невзирая ни на что, - согласился он, закрыв глаза.

- Знаю, - сказала я. – И тоже за них боюсь.

- Они знают как себя вести, - преувеличенно легко, успокоил меня Эдвард. – Я просто пропущу все веселье.

«Тоже мне, нашли веселье», - зло подумала я. Мои ноздри раздулись.

Он положил мне руку на плечи. – Не переживай, - настоятельно попросил он и поцеловал меня в лоб.
Словно я была способна не волноваться.

– Конечно-конечно.

- Хочешь, я тебя отвлеку? – выдохнул он, касаясь своими холодными пальцами моей скулы.

Я задрожала, утро все еще было морозным.

- Может лучше не сейчас, - ответил он сам себе, убирая руку.

- Есть другие способы отвлечь меня.

  - Что ты предлагаешь?

- Можешь рассказать мне о твоих десяти лучших ночах, - предложила я. – Мне любопытно.

Он рассмеялся: - Попробуй угадать.

Я отрицательно помотала головой. – Слишком много ночей, о которых я ничего не знаю. Целый век.

- Я, специально для тебя, уменьшу срок. Все мои лучшие ночи случились, после того как я встретил тебя.

- Правда?

- Да, правда – я не преувеличиваю.

Минуту я обдумывала сказанное.

- Мне вспоминаются только свои, - призналась я.

- Они могут совпадать, - подбодрил он меня.

- Ну, та первая ночь, когда ты остался.

- Да, это и моя, тоже. Хотя, в мой самый любимый момент, ты была без сознания.

- Точно, - вспомнила я. – И, тоже, говорила во сне.

- Да, - подтвердил он.

Мои щеки снова покраснели, когда я вспомнила, что могла наговорить, пока спала в объятиях Джейкоба. Я не помнила точно, что мне снилось, и снилось ли что-то вообще, подсказок не было.

- А что я наговорила в эту ночь? – прошептала я еще тише, чем раньше.

Он пожал плечами, и я вздрогнула.

- Все так плохо?

- Ничего ужасного, - вздохнул он.

- Пожалуйста, расскажи мне.

- В основном, ты произносила мое имя, все как обычно.

- Это не плохо, - подозрительно заметила я.

- Хотя, ближе к концу, ты начала бормотать чепуху, что-то типа: «Джейкоб, мой Джейкоб». – я слышала как ему больно, даже шептать такое. – «Твоему» Джейкобу это очень понравилось.

Я вытянула шею, пытаясь поцеловать Эдварда. Его глаз я не видела. Он смотрел вверх, на потолок палатки.

- Прости, - тихо произнесла я. – Просто, так я различаю их.

- Различаешь кого?

- Доктора Джекила от Мистера Хайда. Того Джейкоба, который мне нравиться и этого, который жутко меня бесит, - объяснила я.

- В этом что-то есть. – кажется, я слегка успокоила его. – Угадывай следующую ночь.

- Перелет домой из Италии.

Он помрачнел.

- Тебе она не нравиться? – изумилась я.

- Нет, эта ночь, как раз из моих любимых, но я удивлен, что и в твой список она попала. Разве, ты не вбила себе в голову мысль, что я просто из чувства вины веду себя так, и ожидала, что стоит только самолету приземлится, я тут-же сбегу от тебя?

- Да. – улыбнулась я. – Но ты, все равно, был там, рядом со мной.

Он поцеловал мои волосы. – Ты любишь меня больше, чем я того заслуживаю.

Я посмеялась над этой нелепой мыслью.

– Следующая в списке – ночь после Италии, - продолжала я.

- Да, эта есть в моем списке. Ты была такая смешная.

- Смешная? – обиделась я.

- Даже и представить себе не мог, что у тебя такие красочные мечты. Я целую вечность тебя убеждал, что ты не спишь.

- И я все еще не уверена в этом, - проговорила я. – Ты всегда кажешься мне мечтой, а не реальностью. А теперь рассказывай про свои ночи. Я угадала первое место?

- Нет. Первое место – две ночи назад, когда ты наконец-то согласилась выйти за меня замуж.

Я скорчила рожу.
- В твой список они не входят?

Я вспомнила, как он целовал меня, обещание, которое удалось у него вырвать, и изменила свое мнение: - Да... эта ночь, тоже из моих любимых. Но, только с оговоркой. Я не понимаю, почему она такая важная для тебя. Ты и так получил меня навечно.

- Лет, этак, через сто, когда у тебя будет достаточно опыта, чтобы действительно понять мой ответ,  я все объясню тебе.

- Надо будет тебе напомнить – через сто лет.

- Ты согрелась? – он резко сменил тему.

- Все в порядке, мне тепло, - успокоила я его. – Почему ты спросил?

Перед тем, как он успел ответить, тишину за палаткой разорвал ужасный, полный горечи и боли вой. Звук срикошетил от голого скального фасада горы и заполнил все пространство вокруг, казалось, он доносился отовсюду.

Вой, пронзил мой мозг как торнадо, знакомо и странно. Странно, потому что я никогда раньше не слышала, такой несчастный плачь. Знакомый, потому что я узнала голос – узнала звук и поняла значение, словно сама выразила словами. Не было никакой разницы, что Джейкоб был не человек, когда он так закричал. Мне не нужны были переводчики.

Джейкоб был близко, он слышал каждое наше слово, и теперь он страдал.

Вой превратился в всхлипывающие рыдания и все снова стихло.

Я не слышала, но почувствовала, как он тихо сбежал. Почувствовала его отсутствие. Когда он был рядом, я не придала этому значения, а теперь ясно ощутила, ту пустоту после его ухода.

- У твоего обогревателя кончилось терпение, - тихо объяснил Эдвард. – Перемирие закончилось, - добавил он, так тихо, что я не была уверена, сказал ли он это вообще.

- Джейкоб подслушивал, - прошептала я. Это не был вопрос.

- Да.

- Ты знал.

- Да.

Уставившись в никуда, я ничего не замечала вокруг.

- Я никогда не обещал драться честно, - тихо напомнил он мне. – И он заслуживает знать правду.

Я обхватила голову руками.

- Ты злишься на меня? – спросил он.

- Не на тебя, - прошептала я. – Я ужасаю сама себя.

- Не мучай себя, - взмолился он.

- Да, - горько согласилась я. – Надо сберечь сил и помучить Джейкоба еще немножко. Не хочу, чтобы он страдал мало.

- Он знал, что делал.

- Думаешь, это важно? – я глотала слезы, их легко было услышать в моем голосе. – Думаешь, мне важно, что там честно или не честно, и был ли он предупрежден об этом? Я делаю ему больно. Каждый раз, когда поворачиваюсь к нему, я делаю больно снова. – мой голос становился громче, истеричнее. – Я ужасный человек.

Эдвард тесно сжал меня в объятиях. – Нет, это не правда.

- Так и есть! Что со мной такое? – я боролась с его руками, и он отпустил меня. – Я должна идти и найти его.

- Белла, он уже успел убежать на много километров вперед, и там холодно.

- Наплевать. Я не могу просто сидеть здесь. – сбросив куртку Джейкоба, обув ботинки, я быстро рванулась к двери, мои ноги оказывается занемели.

- Мне нужно... мне нужно... – я не знала, как закончить предложение, не знала, что делать, но все равно раскрыла молнию палатки, и вылезла на яркое, холодное утро.

Снега было меньше, чем я ожидала после яростной бури прошлой ночью. Наверно снег просто сдуло, а не растопило солнцем, которое низко светило с юго-востока, солнечный свет отражался от снега и слепил мне с непривычки глаза. Воздух был морозным, но вокруг была мертвая тишина и, потихоньку, все согревалось поднимающимся все выше солнцем. 

Сэт Клирвотер свернулся на сухом пространстве, усыпанном опавшей хвоей, в тени чахлых елей, голова положена на лапы. Его песочная шерсть, была почти незаметна на высохшей хвое, но я заметила яркий отблеск снега в его открытых глазах. Он внимательно, и как мне показалось, с осуждением, смотрел на меня.

Я знала, что Эдвард шел за мной, пока я ковыляла к деревьям. Я не слышала его, но его кожа на солнце отбрасывала танцующие радужные блики, впереди меня. Он не пытался остановить меня, пока я не углубилась на пару шагов в лес.

Его рука схватила мое левое запястье. Он, не обратил внимания, на мои попытки вырваться.
- Ты не можешь идти за ним. Не сегодня. Скоро все начнется. Не важно, что ты думаешь, но если ты потеряешься, это никому не поможет.

Я вывернула запястье, бессмысленно пытаясь вырваться.

- Прости, Белла, - прошептал он. – Я сожалею, что так поступил.

- Ты ничего не делал. Это моя вина. Я сделал это. Я все сделала не правильно. Я должна была... Когда он... Нужно было... – зарыдала я.

- Белла, Белла.

Он обнял меня, и мои слезы впитывались в его рубашку.

«Мне нужно было... сказать ему... я должна была... сказать... – мысли проносились у меня в голове. Но что могло все исправить?»

– Он не должен был узнать все, вот так.

- Хочешь, я попытаюсь вернуть его, чтобы вы поговорили? Еще есть немного времени, - бормотал Эдвард, подавленные страдания звучала в его голосе.

Я кивнула, уткнувшись в его грудь, мне было страшно смотреть ему в глаза.

- Оставайся у палатки, я скоро вернусь.

Его объятья исчезли. Он так быстро ушел, что буквально через секунду оглянувшись, я не увидела его. Я осталась в одиночестве.

Я снова всхлипнула. Сегодня я всем делаю больно. Было ли что-нибудь, что не портилось от моего прикосновения?

Я не знала, почему именно сейчас мне было от этого так больно. Я ведь все время это знала. Но Джейкоб никогда не реагировал настолько сильно, теперь он скинул всю свою самоуверенность и показал настоящую боль. Звук его агонии, продолжал звучать в моей голове, болью отдаваясь в груди. И еще одна боль рядом. Боль за то, что сочувствую страданиям Джейкоба. Боль за страдания Эдварда. За то, что я не смогла спокойно смотреть, как уходит Джейкоб, ведь я знала, что это правильно и так надо.

Я – эгоистка, я приношу людям боль, я мучаю тех, кого люблю.

Я как Кэти в «Грозовом перевале», только у меня выбор лучше, чем был у нее, мне не приходится выбирать между злом или слабостью. И вот я стою здесь и оплакиваю то, что натворила, и не делаю ничего, чтобы все изменить. Точно как делала Кэти.

Я не могла дальше позволять своей боли, влиять на мои решения. Это было слишком мало, слишком поздно, но я должна была поступить правильно. Может, это уже было сделано за меня. Может Эдвард не сможет уговорить его придти назад. И тогда я приму все, как случившийся факт, и заживу своей жизнью дальше. Эдвард больше никогда не увидит ни слезинки пролитой из-за Джейкоба Блэка.

А что, если Эдвард сможет вернуть Джейкоба, тогда мне придется все сказать ему. Сказать, чтобы он ушел и больше никогда не приходил.

В чем же была разница? Почему мне так трудно прощаться с ним? Сказать «прощай» моим друзьям, Анжеле, и Майку было просто, почему же тут мне так больно? Это не правильно. Это не должно ранить меня. Я получила то, что хотела. Я не могу иметь их обоих, потому что Джейкоб не может быть просто другом. Надо было попрощаться с этой мыслью. Насколько жадным может быть человек?

Мне нужно было забыть это бессмысленное чувство, будто Джейкоб часть моей жизни. Он не может быть рядом со мной, не может быть моим Джейкобом, потому что я принадлежу другому.

Волоча ноги, я вернулась на маленькую полянку перед палаткой. Моргая от резкого света, я мельком взглянула на Сэта, он не двигался со своей «кровати» из хвои, и отвела глаза, не в силах встретиться с ним взглядом.
Мои волосы растрепались и торчали в разные стороны неаккуратными прядями, я была похожа на Медузу Горгону с змеями на голове. Я попыталась руками пригладить волосы, толку от этого не было никакого. Кому, какое дело, как я выгляжу?

Я схватила фляжку, висящую рядом с входом в палатку, и встряхнула ее, внутри что-то плескалось. Я открыла колпачок и глотнула, чтобы смочить горло ледяной водой. Где-то должна была быть еда, но я не слишком сильно хотела есть, и поэтому не стала ничего искать. Начала мерить полянку шагами, чувствуя на себе взгляд Сэта. Я не смотрела на него, и в моем представлении он был мальчиком, а не гигантским волком. Он так похож на юного Джейкоба.

Я хотела попросить Сэта дать мне знак (пролаять или еще как-нибудь) идет ли Джейкоб, но не стала. Не важно, вернется Джейкоб или нет. Наверно, лучше будет, если не вернется. Хотел бы я иметь возможность позвонить Эдварду.

Сэт заскулил и вскочил на ноги.

- Что такое? – глупо спросила я его.

Он не обратил на меня никакого внимания, побежал к деревьям, и указав носом на запад, начал поскуливать.

- Это те, другие, Сэт? – потребовала я. – На поляне?

Он посмотрел на меня, всхлипнул один раз, и снова обратил нос на запад. Уши его были прижаты к голове, и он снова скулил.

- Почему я была такая дура? Что я себе думала, когда отсылала Эдварда? Как я могу теперь узнать, что происходит там? Я не говорю по-волчьи.

Страх холодной струйкой пробежал у меня по спине. А что, если времени уже не было? Что если Эдвард и Джейкоб подошли слишком близко? Что если Эдвард решит присоединиться к битве?

Ледяной холод наполнил мой желудок. А что, если переживания Сэта ничего общего не имеют с сражением, и его визг был отрицанием? Что если Джейкоб и Эдвард сражаются друг с другом, где-то далеко в лесу? Они ведь не сделаю это, правда?

Ясно, с холодной уверенностью я поняла, что сделают – если сказано будет все не так, как нужно. Я вспомнила о напряженной перебранке сегодня утром в палатке, и размышляла, если б я не вмешалась, насколько близки они были к драке.

Если бы я потеряла их обоих, это была бы моя вина.
Холод сковал мое сердце.

Прежде чем я потеряла сознание от страха, Сэт издал глухой рык, и развернувшись пошел на свое место. Это успокоило меня, но я разозлилась. Мог, хотя бы нацарапать когтями послание на земле.

От ходьбы я вспотела под всеми своими одежками. Я кинула куртку в палатку, и направилась к маленькой прогалине между деревьями.

Сэт подскочил, шерсть на его загривке встала дыбом.  Я огляделась, но ничего не увидела. Если Сэт не объяснит в чем дело, я кину в него шишку.

Он низко, предупреждающе зарычал, и начал красться к западному краю, и я снова вспомнила свое раздражение.

- Это просто мы, Сэт, - отозвался Джейкоб.

Я постаралась понять, почему мое сердце забилось так быстро, когда я услышала его голос. Был ли это страх, из-за того, что мне предстояло сказать ему. Я не могла позволить себе радоваться его возвращению. Это только помешало бы мне.

Эдвард появился первый, вид у него был спокойный и равнодушный. Когда он выступил из тени, солнце отразилось от его кожи, так же как от снега. Сэт направился поприветствовать его, глядя прямо в глаза. Эдвард слегка кивнул, и нахмурился.

- Да, это все, что нам нужно, - пробормотал он сам себе, прежде чем ответить большому волку. – Не думаю, что следует удивляться. Но время уже совсем близко. Пожалуйста, попроси Сэма, чтобы Элис уточнила расписание.

Сэт, опустил голову кивая, в этот момент и я пожалела, что не умею рычать. Конечно, оказывается он умеет кивать. В бешенстве развернулась, и сообразила, что Джейкоб тоже был тут.

Он стоял спиной ко мне, смотря в сторону, откуда пришел. Я с осторожностью ждала, когда он обернется ко мне.

- Белла, - произнес Эдвард, неожиданно оказавшийся рядом. Он смотрел на меня глазами полными беспокойства. Его великодушие не знало границ. Я его не заслужила, особенно после сегодняшних поступков.

- Есть осложнения, - сказал он, осторожно подбирая слова, чтобы не испугать меня. – Я отойду с Сэтом подальше, и мы с ним попытаемся все выяснить. Я буду далеко, и не стану вас подслушивать. Я знаю, ты не хочешь зрителей, не важно, что ты решишь.

Его голос выдал переживания и боль.

Я никогда больше не сделаю ему больно. Это будет цель моей жизни, сделать все, чтобы он больше никогда не смотрел на меня такими глазами.

Я была слишком несчастна, чтобы спросить, что там за проблемы. Сейчас мне ничего не было нужно.

- Не задерживайся, - прошептала я в ответ.

Он легко поцеловал меня в губы и затем исчез в лесу вместе с Сэтом.

Джейкоб продолжал стоять в тени деревьев. Я не могла точно сказать, что за выражение было у него на лице.

- Белла, я спешу, - глухо сказал он. – Давай, быстрее все закончим.

Я сглотнула, горло внезапно стало сухим, и я не знала, смогу ли произнести хоть слово.

- Давай, говори и закончим.

Я глубоко вздохнула.

- Прости меня, за то, что  я такая испорченная, - прошептала я. – Прости, за то, что я такая эгоистка. Я хотела бы никогда не встречать тебя, чтобы не причинять тебе боль. Я никогда больше этого не сделаю. Я обещаю. Я буду  держаться от тебя подальше. Я уеду из штата. И тебе больше никогда не придется смотреть на меня.

- Это не очень-то похоже не извинения, - горько заметил он.

– Скажи мне, как все сделать правильно. – прошептала я.

- А что, если я не хочу, чтобы ты уезжала от меня? Что, если мне лучше, чтобы ты осталась, это эгоизм или нет? Я не пойму, ты что, пытаешься все сделать лучше для меня?

- Это не поможет, Джейк. Было неправильно оставаться с тобой, когда мы оба хотели совсем разного. Лучше не станет. Все только будет еще больнее для тебя. Я не хочу ранить тебя. Я ненавижу это. – мой голос сорвался.

Он вздохнул. – Перестань. Не нужно больше ничего говорить. Я понял.

Я хотела сказать ему, как мне будет не хватать его, но я прикусила свой язык. Это тоже, не поможет.

Некоторое время он тихо стоял, смотрел в землю, и я давила в себе желанием подойти и обнять его.
Успокоить его.

Потом он поднял голову.

- Ну, не ты одна способна на самопожертвование, - сказал он с надрывом. – В эту игру могу играть двое.

- Что?

- Я и сам вел себя не очень хорошо. Усложнил жизнь и тебе и себе. Не нужно было тешить себя напрасными надеждами. Но я и тебе тоже сделал больно.

- Это моя вина.

- Белла, не могу позволить тебе взять всю вину на себя. Или всю славу. Я знаю, как искупить свою вину.

- О чем это ты говоришь? – возмутилась я. Сумасшедший огонь в его глазах испугал меня.

Он взглянул на солнце и улыбнулся мне.

- Там внизу произойдет настоящая битва.  Думаю, что не будет сложно выйти из игры.

До меня медленно, доходил смысл его слов. Осознав значение сказанного,  у меня тут-же перехватило дыхание. Несмотря, на все попытки удалить Джейкоба из моей жизни навсегда, я, до этой самой секунды, не представляла, насколько глубоко его уход ранит меня. В сердце словно вонзился нож.

- О, нет, Джейк! Нет, нет-нет-нет... – тараторила я в ужасе. – Нет, Джейк, нет. Пожалуйста, нет.

От страха у меня дрожали коленки.

- Белла, какая разница? Всем будет только лучше. Тебе даже никуда не придется уезжать.

- Нет! – мой голос стал громче. – Нет, Джейкоб! Я не позволю!

0

28

- И как ты меня остановишь? – язвительно спросил он, улыбаясь, смягчая свою колкость в мой адрес.

- Джейкоб, я тебя умоляю. Останься со мной. – если бы могла двигаться, я бы упала на колени перед ним.

- Пятнадцать минут, пока я пропущу заварушку? Чтобы ты, снова смогла сбежать от меня, как только решишь, что я в безопасности? Ты шутишь.

- Я не убегу. Я передумала. Мы что-нибудь придумаем, Джейкоб. Всегда можно найти компромисс. Не уходи!

- Ты лжешь.

- Нет, не лгу. Ты знаешь, я не умею врать. Посмотри мне в глаза. Я останусь, если останешься и ты.

Его лицо стало жестким: – И буду шафером у тебя на свадьбе?

Я не смогла ничем возразить ему, все что я могла произнести, было: - Пожалуйста.

- Я так и думал, - сказал он. Лицо Джейкоба снова стало спокойным, но огонек в его глазах не потух.

- Я люблю тебе, Белла, - произнес он.

- Я люблю тебя, Джейкоб, - грустно прошептала я.

Он улыбнулся: - Я знаю это лучше, чем ты думаешь.

И Джейкоб повернулся, чтобы уйти.

- Все что угодно, - закричала я ему вслед, горло сжималось от страха за него. – Все что хочешь, Джейкоб. Только не делай этого!

Он остановился, медленно повернулся ко мне.

- Не думаю, что ты говоришь именно это.

- Останься, - умоляла я.

Он мотнул головой.

– Нет, я ухожу, - он замолчал, решая что-то. – Но, я могу предоставить судьбе решать.

- Ты о чем? – выдавила я.

- Мне не придется ничего делать специально – я просто пойду и сделаю то, что могу изо всех своих сил, для стаи, и позволить случаю решить. – он пожал плечами. – Если ты и правда сможешь убедить меня, что действительно хочешь, чтобы я вернулся, а не просто бескорыстно упрашиваешь.

- Как? – спросила я.

- Можешь попросить меня, - предложил он.

- Вернись, - прошептала я. Как он мог сомневаться в моих намерениях?

Он, улыбаясь, покачал головой.

- Я не это имел в виду.

Секунды хватило сообразить, о чем он говорил, и все это время он смотрел на меня с таким видом, словно заранее зная мой ответ. Я все поняла, и выпалила, не задумываясь, сколько эти слова будут потом мне стоить:
- Джейкоб, ты поцелуешь меня?

Его глаза широко раскрылись от удивления, затем подозрительно сузились.

- Ты блефуешь.

- Поцелуй меня, Джейкоб. Поцелуй и возвращайся.

Стоя в тени, он раздумывал, сражаясь сам с собой. Он уже почти повернул на запад, чтобы уйти. Все еще смотря вдаль, он сделал один неуверенный шажок в моем направлении, затем второй. Повернулся посмотреть на меня, в его глазах было сомнение.

Я смотрела на него. Не знаю, что за выражение застыло на моем лице в этот момент.

Джейкоб качнулся на пятках, и затем рвану вперед, три длинных скачка и между нами больше не было расстояния.

Я знала, он воспользуется преимуществом, данным ему этой ситуацией. Я ждала этого и когда его руки коснулись моего лица, а его губы нашли мои губы, я стояла не двигаясь, закрыв глаза, сжав руки в кулаки. Он целовал меня настойчиво, почти грубо.

Когда он ртом почувствовал мое пассивное сопротивление, я поняла, что он разозлился. Одна рука Джейкоба переместилась мне на затылок, схватив меня за волосы. Другой рукой, он грубо схватил меня за плечо, встряхнул и прижал к себе. Двигаясь вниз, нашел мое запястье и закинул себе на шею. Я оставила руку там, моя кисть все еще была сжата в кулак, я не была уверена, насколько смогу далеко зайти в своем желании оставить его в живых. Все это время, его губы, непривычно мягкие и теплые, пытались заставить меня ответить.

Как только он понял, что я не отпущу руку с его шеи, он оставил мое запястье, и его рука переместилась на мою талию. Горячая рука Джейкоба прижалась к коже на моей спине, он дернул меня вперед, крепко прижав к себе. На какой-то момент, он перестал целовать меня, но я знала, он не успокоиться, пока не получит свое. Он целовал мне щеки, линию челюсти, опустился вниз на шею. Отпустив мои волосы, закинул мою вторую руку себе на шею.
Обе его руки были на моей талии, а губы нашли мое ухо.
- Белла, ты можешь лучше, - прошептал он хрипло. – Ты недооцениваешь себя.

Я задрожала, когда он куснул мочку уха.

- Да, именно так, - шептал он. – Хотя бы раз, позволь чувствам вырваться наружу.

Я отрицательно замотала головой, пока одна его рука не вернулась мне на затылок, и не остановила меня.

Его тон снова стал язвительным:
– Ты уверена, что хочешь, чтобы я вернулся? Или ты хочешь, чтобы я погиб?

Злость на него прокатилась по мне, как удар хлыстом. Это уж слишком – он не сражался честно.

Мои руки уже были вокруг его шеи, так что я схватила его волосы, не обращая внимания на боль в сломанном суставе, и попыталась оттолкнуть его от себя.

А Джейкоб не понял меня.

Он был слишком силен, чтобы сообразить, что мои слабые руки пытаюшиеся с корнем выдрать у него волосы, старались сделать ему больно. Вместо злости, он вообразил себе страсть. Он решил, что я наконец-то ответила ему.

Задыхаясь от безумного желания, он прижался своим ртом ко мне, его пальцы с силой прижались к моей спине.

Толчок ярости, вывел из строя мой самоконтроль, его страстный неожиданный ответ отключил его. Если бы в действиях Джейкоба был только триумф, я способна была бы противостоять. Но абсолютная беззащитность его внезапной радости, сломали мою решимость, уничтожили ее. Вопреки всему, мои губы поддались ему, странно, так я не целовалась никогда – с Джейкобом мне не нужно было быть осторожной, и он совсем не был осторожен со мной.

Мои пальцы запутались в его волосах, но теперь, я притягивала его ближе.

Он был везде. Слепящее солнце окрасило мои веки красным, и это был цвет страсти. Жара была везде. Я не видела ничего и никого, кроме Джейкоба. Маленький клочок разума, оставшийся у меня, вопил - почему я не останавливала его? Еще хуже, почему я не хотела, чтобы он остановился? Что это значит? Почему мои руки ласкали его плечи и, почему мне нравилось чувствовать, какие они широкие и мощные? Почему мне казалось, что его руки, и так слишком сильно прижимавшие меня к его телу, прижимают меня не достаточно близко?

Вопросы были глупые, потому что я знала на них ответ. Я врала себе.

Джейкоб был прав. Он всегда был прав. Он был больше, чем просто мой друг. Вот почему, было невозможно, сказать ему прощай, потому что я любила его. Тоже. Я любила его, больше чем было позволено, и все равно недостаточно. Я любила его, но этого было мало, чтобы что-то изменить. Это лишь усиливало наши страдания. Это, лишь еще больше ранит его.

А я не переживала больше не из-за чего, только из-за его страданий. Я больше чем заслужила свои мучения. Я надеялась, что мне будет больно. Я надеялась, что буду страдать и мучиться.

В этот момент, мы с ним были единым целым. Его боль всегда была и будет моей болью – теперь и его радость, будет моей радостью. Я радовалась, и его счастье было с примесью боли. Почти ощутимой боли – она жгла меня словно кислотой, медленно и мучительно.

На одну короткую, бесконечную секунду, перед моими влажными от слез глазами открылся совершенно другой жизненный путь. Словно я смотрела глазами Джейкоба, я видела себя, видела именно то, чего я лишусь, точно зная, что это осознание никак не поможет мне. Я видела Чарли и Рене, они вместе с Билли и Сэмом в Ла Пуш. Я видела, как пробегали годы, как я старею. Видела огромного красно-коричневого волка, моего возлюбленного, в нужный момент, он всегда вставал на мою защиту. На самый маленький фрагмент этой секунды, я увидела  двух убегающих вдаль черноволосых детей. Они исчезли в знакомом мне лесу, и с ними исчезло и мое видение.

Я очень отчетливо почувствовала, как мое сердце раскалывается на части, маленький кусок откололся от целого.

Наши губы все еще были соединены. Я открыла глаза, Джейкоб смотрела на меня радостно и удивленно.

- Мне нужно идти, - прошептал он.

- Нет.

Он улыбнулся, довольный моим ответом. – Я не надолго, - ответил он. – Но сначала кое-что сделаю...
И он наклонился поцеловать меня снова, и не было причины сопротивляться ему. Какой в этом был смысл?
В этот раз, все было по-другому. Его руки мягко держали мое лицо, его губы были нежны и неожиданно робкие. Поцелуй был легкий и очень-очень сладкий.

Он обвил меня руками, крепко обнял и прошептал на ухо:
- Таким должен был быть наш первый поцелуй. Лучше поздно, чем никогда.

Уткнувшись ему в грудь, чтобы он не мог видеть моих слез, я разрыдалась.

Глава двадцать четвертая.
Внезапное решение

Я лежала, уткнувшись носом в спальный мешок, и ждала справедливой кары. Пусть меня завалит лавиной. Как это было бы удачно. Никогда больше не взгляну на свое отражение в зеркале.

Эдвард появился совершенно беззвучно, будто возник из ниоткуда, и холодной рукой провел по моим всклоченным волосам. От его прикосновения, я виновато задрожала.

- С тобой все хорошо? – волнуясь, спросил он.

- Со мной - все плохо. Хочу умереть.

- Это никогда не случится. Я не позволю.

Застонав, я прошептала:
- Ты можешь передумать.

- Где Джейкоб?
- Ушел драться, - пробормотала я в пол палатки.

Джейкоб оставил наш маленький лагерь с радостью. - Скоро вернусь, - весело сказа он мне, и побежал по направлению к полю битвы, его очертания расплылись, словно он уже собирался превратиться во вторую часть своего я. Теперь, вся стая знала. Сэт Клирвотер, прохаживаясь за палаткой, был свидетелем моего бесчестия.

Эдвард помолчал мгновение.

- О, - в конце концов, произнес он.

Тон его голоса, заставил меня пожалеть, что меня не завалило лавиной. Я внимательно смотрела на него, его глаза глядели куда-то далеко, он прислушивался к тому, что я, умерла бы, но не позволила ему узнать. Я снова уткнулась лицом в пол.

И удивилась, когда Эдвард сдержанно усмехнулся:
- А я то думал, что дерусь не по правилам, - сказал он почти с завистью. – Да, по сравнению с ним, я просто святой.

Он погладил меня по щеке. – Я не сержусь на тебя, любовь моя. Джейкоб гораздо коварнее, чем я думал.
Хотя, лучше бы ты не просила его.

- Эдвард, - прошептала я в грубый нейлон спального мешка, так и не подняв головы. – Я ... Я... Я ...

- Тише, тише, - он заставил замолчать меня, его пальцы нежно касались моей щеки. – Я не то хотел сказать. Просто, он все равно поцеловал бы тебя, даже не попадись ты в его ловушку. Теперь у меня нет причин разбить ему лицо. А я, получил бы массу удовольствия в процессе.

- Попалась в ловушку? – пробормотала я, почти не понимая его слов.

- Белла, неужели ты и правда решила, что он настолько благороден? Что он сгорит в пламени славы, чтобы освободить мне место?

Я медленно подняла голову, чтобы встретить его терпеливый взгляд. Выражение его глаз было мягким. Он был такой понимающий, и не было в нем никакого отвращения, которого я заслуживала.

- Да, я и правда, так решила, - тихо сказала я, и отвела взгляд. Но я не чувствовала никакой злобы на Джейкоба, за его обман. Мое тело не способно было вместить ничего, кроме ненависти к самой себе.

Эдвард снова мягко рассмеялся: - Ты такая никудышная врунья, что готова поверить любому, кто врет чуть лучше.

- Почему ты не злишься на меня? – прошептала я. – Почему ты не ненавидишь меня? Или ты еще не все слышал?

- Думаю, у меня имеется вполне объемное впечатление, - спокойно заметил он. – Джейкоб мыслит очень яркими и живыми образами. Я сочувствую его стае, и себе тоже. Беднягу Сэта, чуть не стошнило. Но Сэм сейчас приведет Джейкоба в чувства.

Я закрыла глаза, и затрясла головой, испытывая сильнейшие мучения. Острые нейлоновые нити, пола палатки, царапали мне кожу.

Он гладил меня по волосам, и шептал: - Ты всего лишь человек.

- Это самое жалкое оправдание, из всех что я, когда-либо, слышала.

- Но ты человек, Белла. И, хотя я очень сильно хочу думать иначе, он тоже... В твоей жизни есть пустоты, которые я не способен заполнить. Я понимаю это.

- Но это не правда. От этого я чувствую себя ужасно. Нет никаких пустот в моей жизни.

- Ты любишь его, - тихо проговорил он.

Каждая клеточка моего тела болела, пытаясь отречься от этого.

- Но тебя, я люблю больше, - возразила я. Это лучшее, что я могла сказать.

- Да, я знаю. Но... когда я ушел от тебя, Белла. Я оставил тебя истекающую кровью. Джейкоб наложил швы на раны и вернул тебя к жизни. Это была ваша связь, которая оставляет свой след, на вас обоих. Я не уверен, что такого рода швы рассасываются сами собой. Я не могу винить никого из вас, потому что, все произошло из-за моего поступка. Может, я смогу получить прощение, но это не избавляет меня от последствий.

- Мне следовало знать, что ты найдешь способ обвинить во всем себя. Пожалуйста, перестань. Я не могу это выносить.

- А что ты хочешь, чтобы я сказал?

- Я хочу, чтобы ты обозвал меня всеми плохими словами, которые только знаешь, на всех известных тебе языках. Я хочу, чтобы ты сказал, как я тебе отвратительна, и что ты уходишь от меня, а мне придется умолять и ползать перед тобой на коленях, чтобы ты остался.

- Прости. – вздохнул он. – Я не могу этого сделать.

- По крайней мере, перестань успокаивать меня. Дай мне пострадать, помучиться. Я заслужила это.

- Нет, - пробормотал он.

Я медленно кивнула. – Ты прав. Продолжай и дальше быть таким понимающим. Это еще хуже.

Какое-то время он молчал, я почувствовала напряжение в атмосфере, новую опасность.

- Скоро начнется, - уверенно сказала я.

- Да, осталось всего несколько минут. Как раз хватит времени, чтобы кое-что сказать...

Я ждала. Он заговорил шепотом. – Я не могу быть благородным, Белла. Я не заставлю тебя выбирать между нами. Просто, будь счастлива, и я буду весь твой, или меня не будет рядом, если так будет лучше. Когда будешь принимать решение, не думай, будто ты мне чем-то обязана.

Я оттолкнулась от пола, поднимаясь на колени.

- Черт возьми, прекрати! – закричала я на него.

От удивления, его глаза широко раскрылись. – Нет – ты не понимаешь, Белла. Я не пытаюсь поднять тебе настроение. Я действительно так думаю.

- Я знаю, - застонала я. – А что случилось с желанием дать сдачи? Не начинай благородно жертвовать собой! Сражайся!

- Как? – спросил он, его глаза постарели от грусти.

Я забралась к нему на колени, и обвила его руками.

- Мне не важно, что здесь холодно. Мне не важно, что сейчас от меня воняет псиной. Заставь меня забыть о моем страшном поступке. Заставь меня забыть Джейкоба. Заставь меня забыть мое собственное имя. Дай сдачи!

Я не стала ждать, пока он решиться – или наоборот, оттолкнет меня, сказав, что ему не нужно такое жестокое, вероломное чудовище как я. Прильнув к нему, я впилась поцелуем в его ледяные губы.

- Осторожнее, любовь моя, - проговорил он, под моим напористым поцелуем.

- Нет, - прорычала я.

Он осторожно, на несколько сантиметров, отстранил мое лицо от себя. – Тебе не нужно ничего мне доказывать.

- Я не пытаюсь, что–то доказать. Ты сказал, что будешь весь мой. И я хочу тебя. Всего целиком. – обвив руками его шею, я напряженно пыталась достичь его губ. Он склонил голову, чтобы поцеловать меня, но его прохладный рот становился все более нерешительным, тогда как мое нетерпение росло все сильнее. Мое тело выдавало мои намерения. Произошло неминуемое - он отстранил меня.

- Возможно, сейчас не лучший момент для этого, -слишком спокойно, по моему мнению, заметил он.

- Почему нет? – проворчала я. Если он решил быть благоразумным, спорить с ним было бесполезно. Я опустила руки.

- Во-первых, потому что холодно. – он поднял спальный мешок с пола, и завернул меня в него, как в одеяло.

- Ерунда, - возразила я. – Первое - это то, что ты слишком высокоморальный для вампира.

Он усмехнулся. – Ладно, согласен. Холод – это второе. И, в-третьих... ну, ты действительно воняешь, любовь моя.

Он сморщил нос.

Я вздохнула.

- А в-четвертых, - проговорил он, опускаясь и шепча мне на ухо. – Мы попробуем, Белла. Я хорошо помню свои обещания. Но я не хочу, чтобы это произошло, в ответ на действия Джейкоба Блэка.

Я съежилась, и спрятала лицо у него на плече.

- И в-пятых...

- У тебя длинный список, - пробормотала я.

Он рассмеялся. – Да, но ты разве не хочешь узнать про битву?

Когда он это сказал, Сэт пронзительно завыл.

Мое тело отозвалось на этот звук. Я даже не представляла себе что делаю, но моя левая рука сжалась в кулак, ногти впились в перевязанную ладонь, пока Эдвард не взял мою руку и нежно не расслабил мои пальцы.

- Все будет хорошо, Белла, - пообещал он. – На нашей стороне мастерство, подготовка и внезапность. Все закончиться очень быстро. Если бы я, действительно, в это не верил, я уже был бы внизу на поле, а ты была бы прикована здесь к дереву, или что-нибудь в этом роде.

- Элис такая маленькая, - застонала я.

Он усмехнулся. – Да, это проблема... если бы кто-то смог ее схватить.

Сэт заскулил.

- Что случилось? – спросила я.

- Он просто злиться, что застрял тут с нами. Он знает, что стая хочет его защитить, поэтому его и держат подальше от места действия. Он рвется присоединиться к ним.
Я нахмурилась, посмотрев в сторону, где должен был находиться Сэт.

- Новообращенные достигли следа, он сработал на них, как заклинание, Джаспер – гений. Они почуяли запах тех, кто на лугу, и разделяются на две группы, как Элис и предсказывала, - проговорил Эдвард, его глаза сосредоточено что-то высматривали вдали.

– Сэм ведет нас вокруг, чтобы напасть на вторую группу, - он так сосредоточено прислушивался, что даже использовал множественное число.

Внезапно, он посмотрел на меня: - Не забывай дышать, Белла.

Я старалась сделать то, о чем он просил. Я слышала тяжелое дыхание Сэта, прямо за стенкой палатки, и я старалась, чтобы мои легкие держали тот же ровный ритм, чтобы не перенасытить легкие кислородом.

- Первая группа уже на поле. Мы слышим сражение.

Я крепко сжала зубы.

Он коротко рассмеялся: - Мы слышим Эммета – он развлекается.

Я заставила себя дышать, вместе с Сэтом.

- Вторая группа готовится – они не обращают на нас внимания, еще даже не услышали нас.

Эдвард зарычал.

- Что? – выдохнула я.

- Они говорят о тебе. – его зубы клацнули, сомкнувшись. – Они должны удостовериться, что ты не сбежишь... Отличный ход, Леа! Х-мм, а она быстра, - одобрительно заметил он.

– Один из новообращенных почуял наш запах, и Леа прикончила его прежде, чем он обернулся. Сэм помогает ей добить его. Пол и Джейкоб убили еще одного, но остальные будут обороняться. Они не знают, что от нас ожидать. Обе стороны пытаются отвлечь внимания друг друга... Нет, позволь Сэму вести. Держись в стороне, - бормотал он. – Разделите их, не дайте им защищать тыл друг другу.

Сэт заскулил.

- Так лучше, гоните их на поляну, - одобрил Эдвард. Его тело неосознанно двигалось, пока он мысленно наблюдал за происходящим, совершая те движения, которые делал бы, будь он там. Его руки все еще держали мои, я переплела свои пальцы с его пальцами. По крайне мере, он не был там, внизу.

Единственным предупреждением стала абсолютная тишина.

Глубокое дыхание Сэта прекратилось, и, так как я дышал с ним в такт, то заметила это.

Я тоже перестала дышать, слишком напуганная, чтобы заставить легкие работать, и поняла что Эдвард ледяной статуей замер рядом.

«О, нет. Нет. Нет». – пронеслось у меня в голове.

Кто погиб? Свой или чужой? Все из-за меня. Кого я потеряла?

Настолько быстро, что я даже не успела сообразить как все произошло, я была на ногах, и палатка болталась разорванными лоскутами вокруг меня. Неужели Эдвард порвал ее, чтобы вырваться наружу? Зачем?

Ослепленная сверкающим светом я ошеломленно заморгала. Я видела только Сэта, он стоял прямо около нас, его голова была примерно в пятнадцати сантиметрах от лица Эдварда. Одну секунду, казавшуюся бесконечной, они смотрели друг другу в глаза. Солнце отразилось от кожи Эдварда и на шерсти Сэта заплясали радужные блики.

И затем, Эдвард встревожено прошептал: - Беги, Сэт!

Огромный волк крутанулся на месте и исчез в лесной тени.

Целых две секунды прошли? Они казались часами. Меня подташнивало от страха, я знала, что-то ужасное произошло, что-то пошло не так. Я открыла рот потребовать, чтобы Эдвард доставил меня на поле, сейчас- же. Они нуждались в нем, и им была нужна я. Если мне придется истечь кровью, чтобы спасти их, я сделаю это. Я умру, чтобы исполнить это, как третья жена. У меня не было серебряного кинжала в руке, но я найду способ...

Прежде чем я смогла что-то произнести, я почувствовала, будто перелетела по воздуху. Но руки Эдварда не отпускали меня – он просто перенес меня, так быстро, что мне показалось, я отлетела в сторону.

Я обнаружила, что моя спина прижата к отвесной поверхности скалы. Эдвард стоял передо мной, его позу я сразу же узнала.

Я поняла что произошло и успокоилась, в тот самый момент, когда душа моя ушла в пятки.

Я поняла все неправильно. И почувствовала одновременно облегчение – ничего страшного не случилось на поле - и ужас – страшное случилось с нами здесь и сейчас.

Эдвард занял оборонительную позицию, ноги слегка согнуты в коленях, руки чуть отведены в стороны, - я сразу с тошнотворной точностью узнала эту позу. Скала за мной, могла быть старинной кирпичной кладкой итальянской аллеи, где он так же стоял, между мной и войнами Волтури в черных мантиях.

Нечто добралось сюда за нами.

- Кто? – прошептала я.

Он прорычал слова громче, чем я ожидала. Слишком громко. Это означало, что прятаться было бесполезно. Нас поймали в ловушку, и было уже неважно, кто слышал его ответ.

- Виктория, - произнес он, выплюнув это имя как ругательство. – Она не одна. Ей удалось почуять мой запах, когда она шла следом за новообращенными, она и не думала помогать им сражаться. Она внезапно решила найти меня, догадавшись, что там, где я, там будешь и ты. Она была права. Ты была права. Это все время была только Виктория.

Она была достаточно близко, и он мог слышать ее мысли.
Снова облегчение. Если бы это были Волтури, мы были бы оба уже мертвы. Но с Викторией, не нужно было умирать обоим. Эдвард может выжить. Он был хороший боец, такой же как Джаспер. Если она не привела с собой слишком много помощников, он сможет пробиться к своим. Эдвард был быстрее всех. Он сможет.

Я была так рада, что он отослал Сэта. Конечно, Сэт все равно не смог бы привести никого на помощь. Виктория просто идеально выбрала время для своих действий. Но хотя бы Сэт будет в безопасности. Я не видела огромного песочного цвета волка, я видела  нескладного пятнадцатилетнего  мальчика.

Тело Эдварда двинулось  лишь слегка, но я поняла, откуда ждать опасности. Я смотрела в черные тени леса.
Все было так, словно мои кошары оживали и вышли мне навстречу.

Два вампира медленно приблизились к маленькой полянке, где стояла наша палатка, они оглядывали все напряженным, внимательным взглядом. Они сверкали как бриллианты на солнце.

Я почти не могла разглядеть светловолосого мальчика. Да, всего лишь мальчик, правда, мускулистый и высокий, возможно моего возраста, когда его изменили. Его глаза – таких ярко красных глаз я не видела никогда - я не могла в них смотреть. Хотя он был ближе всего к Эдварду, ближайшая опасность, я не могла смотреть на него. Потому что, в пару метрах позади, стояла Виктория.

Ее оранжевые волосы были ярче, чем я их помнила, ярче пламени. Ветра не было, но пламя, обрамлявшее ее лицо, слегка поблескивало и шевелилось, будто живое.

Ее глаза были черны от жажды. Она не улыбалась, как в моих кошмарах, ее губы были плотно сжаты.

В ее напряженном теле чувствовалось что-то кошачье, львица - ожидавшая удобного момента для прыжка. Ее беспокойный, дикий взгляд метался между мной и Эдвардом, не останавливаясь на нем больше чем на пол секунды. Она не могла оторвать свой взгляд от меня, и я тоже не могла оторвать взгляда от нее.

От нее исходило напряжение, почти заметное в воздухе. Я чувствовала желание, страстное желание обладания обуявшее ее. Я почти слышала ее мысли, я знала - что она думает.

Она была так близко от желаемого, чего она добивалась больше года, и теперь был так близко.

Она хотела моей смерти.

Ее план был так ясен, и так просто. Мускулистый мальчик блондин нападет на Эдварда. И как только Эдвард отвлечется, она прикончит меня.

Это будет быстро, у нее нет времени на игры, но это будет исполнено. Это я не смогу пережить. От этого даже яд вампира не спасет.

Ей придется остановить мое сердце. Возможно, она вырвет его или что-нибудь еще придумает.

Мое сердце яростно билось, громко, словно стараясь показать её цель яснее.

Где-то очень далеко от нас, в лесу, волчий вой эхом разнесся в застывшем воздухе. Сэт ушел, и перевести значение воя было некому.

Светловолосый мальчик краем глаза посмотрел на Викторию, ожидая приказа.

Он был совсем юн во многих определениях этого слова.

По его блестящим багровым радужкам я поняла, что он не мог быть очень старым вампиром. Он был бы сильный, но здесь толку от него не было бы. Эдвард бы знал, как с ним бороться, Эдвард смог бы выжить.

Виктория указала подбородком на Эдварда, без слов приказывая мальчику напасть.

- Райли, - мягко, и умоляюще произнес Эдвард.

Блондин застыл, его красные глаза широко раскрылись.

- Она лжет тебе, Райли, - сказал Эдвард. – Послушай меня. Она врала тебе так же, как врала тем, кто сейчас умирает там, на поле. Ты знал, что она врала им, тебе ведь самому пришлось им врать, никто из вас не собирался им помогать. Неужели так трудно поверить в то, что и тебе она тоже лгала?

Райли выглядел растерянным.

Эдвард сдвинулся на несколько сантиметров в сторону, и Райли непроизвольно повторил его движение.

- Райли, она не любит тебя, – уверял и почти гипнотизировал мягкий голос. – И никогда не любила. Она любила того, кого звали Джеймс, для нее ты, всего лишь оружие.

Когда он произнес имя Джеймса, Виктория оскалилась, обнажив зубы. Ее глаза были прикованы ко мне.
Райли кинул неистовый взгляд на нее.

- Райли? – окликнул его Эдвард.

Райли снова уставился на Эдварда.

- Она знает, что я убью тебя, Райли. Она хочет, чтобы ты умер, тогда ей не придется больше притворяться. Да, ты и сам это видишь, правда? Ты прочел равнодушие в ее глазах, подозревал обман в ее обещаниях. Ты был прав. Она никогда не хотела тебя. Каждый поцелуй, каждое прикосновение были ложью.

Эдвард двинулся снова, на пару сантиметров приближаясь к мальчику, и на пару сантиметров удаляясь от меня.

Взгляд Виктории сфокусировался на пространстве между нами. Убить меня потребовалось бы меньше секунды, ей нужно было немного больше возможностей.

Райли двинулся с места, в этот раз медленней.

- Тебе не обязательно нужно умирать, - уверял его Эдвард, глаза сосредоточены на мальчике. – Есть и другой способ жить, а не только тот, что она показала тебе. Не все лишь вранье и кровь, Райли. Ты можешь просто уйти сейчас. Тебе не нужно умирать за ее ложь.

Эдвард скользнул вперед и в сторону. Теперь между нами было примерно полметра. Райли кружил слишком далеко, уравнивая возможности. Виктория, сжав кулаки, тянулась вперед.

- Последний шанс, Райли, - прошептал Эдвард.

Райли отчаянно смотрел и ждал ответов от Виктории.

- Он лжец, Райли, - произнесла Виктория, и от звука ее голоса, у меня отвисла челюсть. – Я тебе рассказывала, о их фокусах с разумом. Ты знаешь, что я люблю тебя.
Ее голос не был силён и дик, это не был кошачий рык, как я представляла себе, сопоставив ее лицо и поведение. Это было нежное, высокое – словно у ребенка -  звонкое сопрано. Звук, гармонирующий со светлыми локонами и розовой жвачкой. Он так не подходил ей, вырываясь из ее оскаленного рта.

Челюсть Райли напряглась и он расправил плечи. Его глаза опустели – не было там больше ни сомнений, ни подозрений. Никаких мыслей. Он приготовился напасть.

Тело Виктории, казалось, подрагивало от сильной обиды.  Ее пальцы превратились в когти, она ждала, чтобы Эдвард отодвинулся от меня, еще на чуть-чуть.

Внезапно, прозвучало громкое рычание, и никто из них не издавал этого звука.

Гигантская коричневая фигура вылетела в центр поляны, прижав Райли к земле.

- Нет! – закричала Виктория, от разочарования ее детский голос сорвался.

В полутора метрах от меня, громадный волк рвал и кромсал светловолосого вампира под собой. Что-то белое и твердое, ударилось о скалу и упало к моим ногам. Я отскочила.

Виктория даже не взглянула на мальчика, которому только что клялась в любви. Ее взгляд все еще был направлен на меня, наполненный разочарованием таким яростным, что сама она казалась безумной.

- Нет, - снова произнесла он сквозь зубы, когда Эдвард двинулся к ней, перекрывая путь ко мне.

Райли снова стоял на ногах - он выглядел изуродованным и изможденным - но оказался способен на злой и сильный удар в плечо Сэту. Я слышала, как хрустнула кость. Сэт отступил, и закружился прихрамывая. Райли выставил вперед руки и приготовился к драке, правда, от одной руки у него была оторвана половина кисти...

В нескольких метрах от их битвы, танцевали Эдвард и Виктория.

Они не кружили, потому что Эдвард не позволял ей приближаться ко мне. Она плавно двинулась назад, двигалась из стороны в сторону, пытаясь найти прореху в его защите. Он, сосредоточенно следя за ней, повторял все ее движения. Эдвард, читая намерения в ее мозге, начинал двигаться на долю секунды раньше нее.

Сэт с боку напал на Райли, и что-то оторвалось с ужасным, визгливым криком. Еще один тяжелый белый кусок, с глухим звуком полетел в лес. Райли ревел от ярости, Сэт отступил назад – удивительно, как легко он двигался, несмотря на свой размер – и тут Райли ударил его одной искореженной рукой.

Виктория мелькала между стволами деревьев, в дальнем конце маленькой полянки. Он выглядела растерзанной, ноги уносили ее в безопасность, а глаза тянулись ко мне как к магниту.

Эдвард тоже заметил это.

- Не уходи, Виктория, - проговорил он тем же гипнотизирующим тоном, что и раньше. – Вряд ли тебе выпадет еще один такой шанс.

Она оскалила зубы и зашипела на него, но уйти от меня дальше, не смогла.

- Ты всегда сможешь убежать позже, - мурлыкал Эдвард. – У тебя будет масса времени. Это ведь то, что ты хорошо умеешь? Поэтому Джеймс держал тебя при себе. Ты была полезна, если нужно было играть в опасные игры.
Партнер с чутьем к бегству. Ему не нужно было оставлять тебя – ему пригодились бы твои навыки, когда мы схватили его в Финикс.

Злое рычание сорвалось с ее губ.

- Вот чем ты была для него. Глупо было тратить так много времени, желая отомстить за кого-то, кто был привязан к тебе, всего лишь, как к собрату охотнику. Ты для него никогда не была больше чем просто удобна. Я бы это знал.

Эдвард криво усмехнулся и постучал себе по виску.

С придушенным визгом, Виктория выскочила из деревьев снова, отклоняясь в сторону. Эдвард двинулся ей навстречу, и их танец начался снова.

Именно в этот момент, кулак Райли угодил Сэту в бок, от чего он приглушенно взвизгнул. Сэт отступил, дергая плечами, словно стряхивая боль.

«Пожалуйста, - хотела я умолять Райли, но я не могла открыть рот, чтобы выдохнуть воздух из легких. – Пожалуйста, он ведь еще ребенок!»

Почему Сэт не убежал? Почему он не убегает сейчас?

Райли приближался к нему, заставляя Сэта отступать к скале, рядом со мной. Виктории внезапно стала интересна судьба ее партнера. Я видела ее, краем глаза, она оценивала дистанцию между мной и Райли. Сэт рявкнул на Райли, заставляя его отступить, и Виктория зашипела.

Сэт больше не хромал. Его кружение привело его к Эдварду, хвостом он провел Эдварду по спине, и Виктория выпучила глаза.

- Нет, он не кинется на меня, - сказал Эдвард, отвечая на вопрос, возникший в голове Виктории. Он воспользовался ее растерянностью и подкрался ближе. – Ты заставила нас объединиться с нашими смертельными врагами.

Она щелкнула зубами, пытаясь сосредоточиться только на Эдварде.

- Посмотри внимательней, Виктория, - проговорил он, дергая за ниточки ее сосредоточенность. – Он и правда, так похож на чудовище, которое выслеживал Джеймс в Сибири?

Ее глаза широко раскрылись, а затем взгляд заметался с Эдварда на Сэта и на меня.
– Он такой же? – прорычала она, детским сопрано. – Невозможно!

- Ничего нет невозможного, - произнес Эдвард, бархатным мягким голосом и еще приблизился к ней. – Кроме одного - ты никогда не прикоснешься к ней.

Она тряхнула головой, быстро и резко, сражаясь с тем, что ее отвлекало, и пыталась обойти его, но он уже загораживал ей путь, стоило только ей подумать об этом плане. Ее лицо исказилось от раздражения, а затем она присела ниже, снова превращаясь в львицу, и не спеша, двинулась вперед.

У Виктории был опыт, она не была ведомая инстинктом новообращенная. Она была смертельно опасна. Даже я могла бы объяснить разницу между ней и Райли, и я знала, что Сэт долго не протянет, если бы он сражался с этой вампиршей.

Эдвард и Виктория, это было противостояние льва и львицы.

Их танец ускорился.

Они походили на Элис и Джаспера на поляне, смазанные спиральные движения, только этот танец не имел такой прекрасной хореографии. Острый хруст и треск, отражался от скальной стены, когда кто-то из них ошибался. Но они двигались слишком быстро, чтобы я могла заметить, кто именно делал ошибки...

Райли был растерян зрелищем этого смертельного балета, в его глазах было беспокойство за свою партнершу. Сэт ударил, отрывая еще один маленький кусок от вампира. Райли взревел и сильнейшим косым ударом, который попал Сэту прямо в грудь, отбросил вервольфа.

Громадное тело Сэта взлетело метра на три и ударилось о каменную стену над моей головой, с такой силой, что казалось скала содрогнулась от удара. Я услышала как воздух с шипением покинул его легкие, успела увернуться с пути, когда его тело отскочив от камня, обрушилось на землю в метре впереди меня.
Сэт тихо, сквозь зубы, заскулил.

Острые камешки посыпались на меня сверху, царапая незащищенную кожу. Острый каменный осколок, скатился по моей правой руке, и я рефлекторно поймала его. Когда сработал мой собственный инстинкт выживания, мои пальцы сомкнулись вокруг длинного осколка. Сбежать отсюда было нельзя, и мое тело, не важно, сколь неэффективным было это решение, приготовилось к драке.

Адреналин разлился по моим венам. Я знала, что повязка на руке врезался в ладонь. Я знала, что перелом сустава отчаянно протестовал. Я знала все и не чувствовала боли.

Позади Райли, я видела лишь вихрь из волос Виктории и размытое белое пятно. Слышались все более частый металлические треск и разрывы, сдавленные вздохи, и потрясенное шипение. Очевидно, для кого-то танец становился смертельным.

Но для кого именно?

Райли качнулся в мою сторону, его красные глаза, горели яростью. Он свирепо глядел на хромающую гору песочного меха между нами, и его руки – искореженные, сломанные руки – свернулись в когти. Он приготовился разорвать горло Сэту, широко раскрыл рот, блеснули зубы.

Следующий приток адреналина, был как удар тока, и все неожиданно стало ясно и понятно.

Оба боя происходили слишком близко. Сэт почти проиграл свой, и я не знала, проигрывал Эдвард или нет. Им обоим нужна была помощь. Отвлечь их врагов. Нечто, что даст им возможность победить.

Моя рука держала каменный осколок так крепко, что скоба в повязке треснула.

Была ли я сильной? Была ли я храброй? Хватит ли у меня сил воткнуть грубый камень в свое тело? Дало бы это Сэту время, чтобы успеть подняться на ноги? Сможет ли он заживить свои раны быстро, чтобы мое самопожертвование было полезным?

Я придумала, как использовать осколок, отогнула свой плотный свитер, оголила кожу, и приставила острие к сгибу локтя. На этом месте у меня уже был длинный шрам, с последнего дня рождения. В ту ночь, моей текущей крови было достаточно, чтобы привлечь внимание каждого из присутствующих вампиров, чтобы все они замерли на месте, на мгновение. Я молилась, чтобы снова все получилась именно так. Я приготовилась и втянула в себя воздух.

Мой вздох заставил Викторию растеряться. На долю секунды она замерла, встретившись со мной взглядом. Ярость и любопытство странно переплелись в ее глазах.
Я не была уверена, как, среди всех этих звуков эхом раздававшихся вокруг, отскакивающих от скалы и пульсирующих у меня в голове, я расслышала тихий звук. Одного моего сердцебиения было достаточно, чтобы заглушить его. Но, в ту секунду, когда я смотрела в глаза Виктории, я подумала, что слышу знакомый сердитый вздох.

Именно в эту секунду, танец прекратился. Это случилось так быстро, до того, как я смогла проследить ход событий. Я мысленно попыталась восстановить случившееся.

Викторию выбросило из размытой формации, и она ударилась о середину ствола высокой ели, упала на землю, и тут же вскочила на ноги.

В этот момент, Эдвард – невидимый из-за своей скорости – схватил ничего не подозревающего Райли за руку, и загнул ему ее назад. Казалось, будто Эдвард приставил ногу к спине Райли, и наступил на него всем своим весом, потому что маленький лагерь заполнил пронзительный, полный страдания, крик Райли.

Тут, закрыв собой весь вид, на ноги поднялся Сэт. 
Но я продолжала видеть Викторию. И, хотя, она выглядела странно деформированной – словно не могла выпрямиться – я все еще видела улыбку, ту самую из моего сна, сверкнувшую на ее диком лице.

Она приготовилась и прыгнула. Что-то маленькое белое просвистело в воздухе, столкнувшись с ней. Удар был подобен взрыву, вампиршу отбросило прямо на дерево, от удара преломившееся пополам. Виктория же, снова приземлилась на ноги, готовая к бою, но Эдвард уже ждал ее. Мое сердце радостно забилось, когда я увидела Эдварда несгибаемого и прекрасного.

Виктория, ударом босой ноги отпихнула предмет– «снаряд» испортивший ее атаку. Он покатился в мою сторону. Я увидела, что это было.

Мой желудок дернулся.

Пальцы все еще дергались, хватались за траву, рука Райли, поползла по земле.

Сэт кружил вокруг Райли, и теперь Райли отступал. Он уходил от вервольфа имеющего преимущество, лицо у него было перекошено от боли. Райли поднял уцелевшую руку, сдаваясь.

Сэт поторопил Райли, и вампир потерял равновесие. Я видела, как зубы Сэта погрузились в плечи Райли, он дернул, и отпрыгнул снова.

С разрывающим уши металлическим скрежетом, Райли потерял свою вторую руку.

Сэт тряхнул головой, закинул руку в лес. Надломленное шипение вырвалось у Сэта, оно казалось смехом.

Райли выкрикнул вымученную мольбу: - Виктория!

Виктория, даже не отреагировала на звук своего имени. Ее глаза не взглянули на своего партнера.

Сэт кинулся на него словно таран. Удар отбросил их обоих в сторону деревьев, где металлический скрежет сочетался с криками Райли, которые внезапно прекратились. Слышались лишь звуки разрываемого на части  камня.

Хотя, Виктория и не взглянула в последний раз на Райли, она сообразила, что осталась одна. Она начала отступать от Эдварда, яростное разочарование сверкало в ее глазах. Она кинула на меня один короткий, мучительный тоскливый взгляд, и собралась убежать
.
- Нет, - пропел Эдвард, соблазнительно. – Останься еще  чуть-чуть
.
Она крутанулась на месте и полетела под спасительный покров леса, как стрела пущенная из лука.
Но Эдвард был быстрее – он был пулей.
У самой кромки леса нагнал ее и схватил незащищенную спину - этим последним, простым движением Эдвард закончил их танец.

Эдвард почти нежно коснулся ртом ее шеи. Визг и шумная возня Сэта, перекрыли все, поэтому не было слышно звука, чтобы определить эту картину именно как смертельная расправа. Он мог просто целовать ее.
Затем, спутанные огненные волосы больше не были соединены с ее телом. Дрожащие оранжевые волны, упали на землю и, подпрыгивая, покатились к деревьям.

Глава двадцать пятая.
Зеркало

Я еле смогла отвести глаза – широко раскрытые и застывшие от испуга – чтобы не рассматривать пристально, что там за овальный предмет, обрамленный подрагивающими завитками оранжевых волос.

Эдвард был занят. Быстро, спокойно и  деловито он расчленял обезглавленный труп.

Я не могла подойти к нему, ноги не слушались меня, они словно вросли в землю. Но я изучила внимательно каждое его действие, ища следы, причиненного ему вреда. Ритм моего сердца стал ровнее, когда я ничего такого не заметила. Он был гибок и грациозен, как обычно. Даже его одежда была цела.

Он не смотрел на меня – я стояла у скалы, замерев от ужаса – пока укладывал, засыпая сухой хвоей, подрагивающие, трепетавшие останки. Он все еще не видел мой шокированный взгляд, и ринулся в лес, вслед за Сэтом.

У меня не было времени придти в себя, когда они оба вернулись, Эдвард нес останки Райли. Сэт тащил большой кусок – туловище – в зубах. Они добавили свою ношу к сложенным останкам, и Эдвард достал серебряный прямоугольник из кармана. Он щелкнул зажигалкой и поджег сухие ветки. Пламя вспыхнуло мгновенно, длинные языки оранжевого пламени взвились над погребальным костром.

- Собери каждый кусок, - тихо сказал Эдвард  Сэту.

Вместе, вампир и вервольф, обшарили лагерь, время от времени, бросая маленькие куски белой каменной плоти в костер. Сет таскал куски зубами. Мой мозг не слишком хорошо работал, и я не понимала, почему он не изменился в свое человека, ведь тогда у него были бы руки.

Эдвард сосредоточился на своей работе.

И вот, они закончили, яростное пламя посылало удушливый пурпурный столб прямо в небо. Густой дым медленно извивался, и казался плотнее и тверже, чем был на самом деле. У дыма был не очень приятный запах сгоревшего фимиама, слишком тяжелый и сильный.

Сэт издал глубокий грудной звук похожий на смех.

На напряженном лице Эдварда появилась улыбка.

Он вытянул вперед кулак. Сэт усмехнулся, демонстрируя ряд кинжалоподобных зубов, и уткнулся носом в кулак Эдварда.

- Мы хорошо поработали вместе, - произнес Эдвард.

Сэт лающе засмеялся.

Затем Эдвард глубоко вздохнул, и медленно повернулся ко мне.

Я не поняла его выражение. В его глазах было столько настороженности, словно я была еще одним его врагом – даже не беспокойство, в его глазах затаился страх. А ведь, когда он сражался с Викторией и Райли, он даже не испугался... Мой разум, ошеломленный и бесполезный, как и мое тело, отказался работать. Я изумленно взирала на Эдварда.

- Белла, любимая, - стараясь говорить как можно мягче, он подходил ко мне нарочито медленно, подняв руки и демонстрируя открытые ладони. В  моем теперешнем полубессознательном состоянии, он странно походил на преступника демонстрирующего полицейскому, что он безоружен...

- Белла, пожалуйста, брось камень. Осторожно. Не порань себя.

Я совсем забыла о своем грубом оружии, и только теперь осознала, насколько крепко его сжимала. Сломанная костяшка моего пальца просто кричала от возмущения. Неужели, я ее снова сломала? В этот раз Карлайл точно наложит гипс.

Эдвард стоял в метре от меня, руки все так же подняты в воздух, а в глаза испуг.

Мне понадобились несколько длинных секунд, чтобы вспомнить, как двигать пальцами. Я выпустила камень, он загремел на землю, а моя кисть застыла в том же положении.

После того как мои руки опустели, Эдвард немного успокоился, но подойти ближе не рискнул.

- Белла, тебе не нужно бояться, - говорил он. – Ты в безопасности. Я не причиню тебе вреда.

Эта непонятное обещание, только еще больше озадачило меня. Я как идиотка пялилась на него, пытаясь сообразить в чем дело.

- Белла, все будет хорошо.  Я знаю - сейчас ты напугана, но все закончилось. Больше никто не причинит тебе вреда. Я не трону тебя. Я не причиню тебе вреда, - повторил он еще раз.

Я быстро заморгала, и обнаружила, что снова могу говорить:
- Почему ты все время это повторяешь?

Я нетвердо шагнула ему навстречу, и он отпрянул от меня.

- Что случилось? – прошептала я. – О чем ты говоришь?

- Ты... – внезапно мое непонимание передалось ему и отразилось в его золотых глазах. – Разве, ты не боишься меня?

- Боюсь тебя? Почему?

Я сделала еще шаг, и тут же запнулась, похоже, сама себе наступила на ногу. Эдвард подхватил меня, я уткнулась ему в грудь и разрыдалась.

- Белла, Белла, прости меня. Все кончилось, все прошло.

- Со мной все хорошо, - выдохнула я. – Все отлично. Я просто… в шоке. Дай мне. Минуту.

Его руки обвились вокруг меня.
- Мне так жаль, - бормотал он снова и снова.

Я цеплялась за него, пока не смогла восстановить дыхание, и потом стала целовала его – его грудь, его плечо, его шею – целовала все, до чего могла дотянуться. Медленно, мой мозг начал соображать снова.
- Ты в порядке? – спросила я между поцелуями. – Она ранила тебя?

- Я в абсолютном порядке, - успокоил он, уткнувшись в мои волосы.

- Сэт?

Эдвард усмехнулся. – Больше чем просто отлично. Точнее, он просто в восторге сам от себя.

- Остальные? Элис, Эсме? Волки?

- Все отлично. Там тоже все закончено. Все прошло гладко, как я и говорил. Худшее произошло здесь.
Мы все в безопасности.

Но хорошие новости не могли дойти до меня,  я все еще была в состоянии шока.

- Прости меня, - сказал он, снова извиняясь, интересно только за что? У меня не было ни малейшего представления. – Мне так жаль. Я не хотел, чтобы ты видела это. Видела меня таким. Знаю, наверное, я напугал тебя.

Мне понадобилась еще одна минута, чтобы сообразить, о чем он говорил, о том, как нерешительно он приближался ко мне, подняв руки вверх. Будто бы я сбегу, если он станет двигаться быстрее...

- Серьезно? – в итоге спросила я. – Ты... что? Подумал, будто напугал меня? – я фыркнула, получилось удачно, голос не дрожал, и я не заикалась. Да и прозвучало фырканье спонтанно и выразительно.

Он положил руку под мой подбородок и откинул мою голову назад, чтобы прочесть выражение моего лица.

- Белла, я только ... – он помедлил и с усилием произнес, - я только что обезглавил и расчленил живое существо примерно в двадцати метрах от тебя. И это тебя не беспокоит?

Он неодобрительно посмотрел на меня.

Я пожала плечами. Пожать плечами мне тоже удалось хорошо. Очень равнодушно.

- Не очень. Я только боялась, что ты и Сэт пострадаете. Я хотела помочь, но вот это все, что я могла сделать...

Его внезапно ставший злым голос, заставил меня умолкнуть:
- Да, - произнес он резко. – Твой маленький спектакль с камнем. Ты в курсе, что я чуть не получил инфаркт? А чтоб довести меня до такого состояния, нужно постараться.

Мне трудно было отвечать под его яростным взглядом.

- Я хотела помочь... Сэт был ранен...

- Белла, Сэт просто прикидывался раненым. Это был трюк. И потом ты...! – он замотал головой, и не смог закончить. – Сэт не видел, что ты делаешь, так что мне пришлось вмешаться. Теперь он слегка недоволен тем, что не может заявить, будто убил сам, в одиночку, без помощи.

- Сэт... прикидывался?

- Эх.

Мы оба посмотрели на Сэта который, старательно не обращая на нас внимания, смотрел на пламя. Казалось, что каждый волосок на его шкуре, излучал самодовольство.

- Ну, я не знала этого, - обвиняющим тоном заявила я. – И не так то просто быть единственным беспомощным человеком в вашей компании. Только погоди у меня, когда я стану вампиром! В следующий раз в зрительном зале я сидеть не стану.

Дюжина эмоций промелькнула на его лице, прежде чем он остановился на удивлении. – Следующий раз? Ты предвидишь в скором времени еще одну войну?

- С моим то счастьем? Кто знает?

Он закатил глаза, но я видела, что его злость прошла – от облегчения оба мы стали такими легкомысленными. Все закончилось.

Или... не закончилось?

- Погоди. Разве ты не говорил что-то до...? – я вздрогнула, точно вспомнив, что именно произошло до этого – что я собиралась сказать Джейкобу? Мое расколотое сердце пульсировало больно и мучительно. Было сложно, вернее почти невозможно, поверить, но самая сложная часть дня для меня еще не прошла, и я не сдавалась.

- Об осложнениях? И Элис должна была уточнить расписание для Сэма. Ты сказал, что это будет близко. Что будет близко?

Эдвард сверкнул глазами на Сэта и они обменялись тяжелым взглядом.

- Ну? – спросила я.

- Да, ничего особенного, правда, - быстро сказал Эдвард. – Но нам нужно идти...

Он начал было усаживать меня к себе на спину, но я заупрямилась и осталась стоять.

- Ничего – это не объяснение.

Эдвард обхватил мое лицо своими ладонями.

- У нас всего минута времени, так что не паникуй, ладно? Я же сказал тебе, что нет причин бояться. Пожалуйста, можешь просто довериться мне?

Я кивнула, стараясь скрыть внезапный ужас – сколько я выдержу, прежде чем грохнусь в обморок?

- Нет причин для страха. Поняла.

Он на секунду поджал губы, думая, как мне сказать. Затем, резко взглянул на Сэта, будто волк позвал его.

- Что она делает? – спросил Эдвард.

Сэт заскулил, это был тревожный, беспокойный звук. От него волосы у меня на затылке встали дыбом.

На одну бесконечную секунду, все застыло в мертвой тишине.

И затем Эдвард выдохнул:
- Нет! – он выбросил вперед руку, словно попытался схватить что-то, чего я не видела. – Не ...!

Судорога прошла по телу Сэта, и его легкие исторгли полный страдания и боли вой.

В этот же момент Эдвард упал на колени, обхватив голову обеими руками, его лицо перекосилось от боли.

Я коротко испуганно вскрикнула и упала на колени рядом с ним. Глупо, я пыталась оторвать его руки от головы, мои вспотевшие влажные ладони, соскальзывали с его мраморной кожи.

- Эдвард! Эдвард!

Его взгляд сфокусировался на мне, не без труда, он проговорил:
- Все хорошо. Все будет хорошо. Это ... – он замолчал, и вздрогнул снова.

- Что происходит? – громко кричала я, пока Сэт тоскливо завывал.

- Мы в порядке. Все будет хорошо, - тяжело дыша произносил Эдвард. – Сэм – помоги ему...

Когда он произнес имя Сэма, в то самое мгновение я поняла, он не говорил о себе и Сэте. Их не атаковала какая-то невидимая сила. На этот раз, проблемы были не у нас.

0

29

Он использовал манеру стаи, говорить в множественном числе.

Я сожгла весь свой запас адреналина. В моем теле больше не было ничего. Я начала оседать, и Эдвард подхватил меня, прежде чем я ударилась о камни. Он подпрыгнул на ноги, и я оказалась в его руках.

- Сэт! – крикнул Эдвард.

Сэт все еще страдал, напряжение не покинуло его сжавшееся тело, он смотрел в сторону леса, словно хотел немедленно рвануть туда.

- Нет! – приказал Эдвард. – Ты пойдешь прямо домой. Сейчас же. Жми изо всех сил!

Сэт заскулил, мотая большой головой из стороны в сторону.

- Сэт. Верь мне. 

Одну долгую секунду громадный волк пристально вглядывался в страдающие глаза Эдварда, потом выпрямился и рванул в сторону деревьев, исчезнув словно призрак.

Эдвард прижал меня к своей груди, и мы стремительно побежали через темный лес, в противоположную сторону от волка.

- Эдвард. – я с трудом смогла выдавить слова из сдавленного нервным спазмом горла. – Эдвард, что случилось? Что произошло с Сэмом? Куда мы бежим? Что происходит?

- Нам нужно вернуться на поле, - тихо сказал он мне. – Мы знали, была большая вероятность, что все произойдет именно так. Еще сегодня утром, Элис видела это и передала через Сэма, Сэту. Волтури решили, что пора вмешаться.

Волтури.

Это уже слишком. Мой мозг отказывался понимать слова, притворился, что ничего не разобрал.

Деревья быстро проносились за нами. Он бежал вниз с горы так быстро, что казалось, мы падали с откоса.

- Не паникуй. Они пришли не за нами. Это просто обыкновенная охрана, из тех, кто обычно решают такие проблемы. Ничего особенного, они просто делают свою работу. Конечно, они выбрали время для прибытия очень удачно. Это позволяет мне сделать вывод, что никто в Италии не скорбел бы, если б эти новообращенные уменьшили численность Калленов. – он произносил эти слова сквозь зубы, твердо и бесстрастно. – Я буду точно знать их мысли, когда они доберутся до поля.

- Поэтому мы и возвращаемся? – прошептала я. Могла ли я это выдержать? Картинки развевающихся черных мантий, заползли в мой едва соображающий разум, и я уклонилась от них. Мой предел прочности был почти исчерпан.

- Отчасти, да. Но в основном, потому что нам будет безопаснее выступить единым фронтом. У них нет причин тревожит нас, но... Джейн с ними. Если она подумает, что мы были одни где-то далеко от остальных, это может соблазнить ее напасть. Как Виктория, Джейн догадается, что я с тобой. Деметрий, конечно же, тоже с ней. Он может найти меня, если Джейн попросит его.

Я даже думать не хотела об этом имени. Даже вспоминать не хотелось  это ослепительно изящное, детское лицо.  Мое горло издало странный звук.

- Тихо, Белла, тихо. Все будет хорошо. Элис это видит.

«Элис может видит? Но... где же тогда были волки? Где стая? - подумала я».

- Стая?

- Им пришлось быстро уходить. Волтури не станут блюсти перемирия с вервольфами.

Я услышала, как участилось мое дыхание, но я не могла его успокоить. Я начала задыхаться.

- Клянусь, у них все будет хорошо, - пообещал мне Эдвард. – Волтури не знают их запаха, они не поймут, что тут были волки, с этими существами они не очень знакомы. Стая в безопасности.

Его объяснения не успокоили меня. Моя сосредоточенность была разодрана на клочки страхами. Мы будем в порядке, говорил он до этого... и Сэт, воющий в мучениях ... Эдвард не ответил на мой первый вопрос, отвлек меня разговорами о Волтури...

Я была очень близка к пропасти – правда, еще старалась держаться за край пальцами.

Деревья были размытыми пятнами, обтекавшими нас как нефритовые воды.

- Что случилось? – снова прошептала я. – До этого. Когда Сэт выл? Когда тебе было больно?

Эдвард не решался ответить.

- Эдвард! Скажи мне!

- Все уже кончилось, - прошептал он. Я еле-еле слышала его, из-за ветра, который он поднял своей скоростью. – Волки не знали их количества... они думали, что у них все закончено. Конечно, Элис не видела...

- Что произошло?

- Один из новообращенных прятался... Леа нашла его – эта самоуверенная дура, решила что-то доказать. И занялась им в одиночку...

- Леа, - повторила я, и я была слишком слаба, чтобы почувствовать стыд за чувство облегчение успокоившее меня. – С ней все будет в порядке?

- Леа не ранена, - пробормотал Эдвард.

Секунду я смотрела на него.

«Сэм – помоги ему» произнес тогда Эдвард. Ему, а не ей.

- Мы почти на месте, - сказал Эдвард, и поглядел куда-то на небо.

Непроизвольно, я взглянула туда же, и увидела темно-фиолетовую тучу, низко висевшую над деревьями. Туча? Но сейчас яркий солнечный день... Нет, это была не туча, теперь я узнала плотную колонну дыма, такую же, как и в нашем лагере.

- Эдвард, - произнесла я, еле слышно. – Эдвард, кто-то пострадал.

Я слышала мучения Сэта, видела страдание на лице Эдварда.

- Да, - прошептал он.

- Кто? - спросила я, уже заранее зная ответ.
Конечно, я знала. Конечно.

Деревья вокруг нас замедлились, когда мы достигли цели нашего пути.
Эдвард долго не отвечал мне.

- Джейкоб, - наконец произнес он.

Я смогла кивнуть.
- Конечно, - прошептала я.

И затем я упала в пропасть, за край которой цеплялась в своей голове.

Мир вокруг меня окрасился в черный цвет.

Сначала я почувствовала прикосновение прохладных рук. Больше, чем одной пары рук. Руки держали меня, ладонь прижималась к моей щеке, пальцы гладили лоб, и еще чьи-то пальцы были легко прижаты к моему запястью.

Потом я узнала голоса. Сначала это было просто неясное бормотание, потом звуки стали четче, словно кто-то настроил радио.

- Карлайл – уже пять минут. – произнес обеспокоенный голос  Эдварда.

- Она придет в себя, когда будет готова, Эдвард. – голос Карлайла, всегда такой спокойный и уверенный. – У нее сегодня было много волнений. Ее разум, таким образом, защищает себя.

Но мой разум не был защищен. Он был пойман в ловушку тем, что не перестал соображать, даже в забытье – боль была частью черноты.

Я почувствовала полную отрешенность от своего тела. Будто меня закрыли в самом маленьком углу моей головы, и я потеряла рычаги управления. Но я ничего не могла с этим поделать. Я не могла думать. Мучения были слишком сильны. Сбежать было невозможно.

Джейкоб.

Джейкоб.

Нет, нет, нет, нет, нет...

- Элис, сколько времени у нас есть? – спросил Эдвард, его голос все еще был напряжен, успокаивающие слова Карлайла не помогли ему.

Издалека, донесся бодрый и веселый голос Элис: – Еще пять минут. И Белла откроет глаза через тридцать семь секунд. Я не сомневаюсь, что сейчас она нас слышит.

- Белла, милая? – это был мягкий и успокаивающий голос Эсме. – Ты слышишь меня? Теперь ты в безопасности, дорогая.

Да, я была в безопасности. Но разве это важно?
Прохладные губы были у моего уха, и Эдвард говорил слова, которые освободили меня от мучений внутри моей собственной головы.

- Белла, он будет жить. Пока я тебе это говорю, Джейкоб Блэк уже заживляет свои раны. С ним все будет хорошо.

Как только боль и страх поблекли, я нашла путь назад в свое тело. Мои веки задрожали.

- О, Белла, - облегченно вздохнул Эдвард, и он коснулся моих губ.

- Эдвард, - прошептала я.

- Да, я здесь.

Я смогла поднять веки, и теперь смотрела в теплое золото его глаз.

- Джейкоб в порядке? – спросила я.

- Да, - уверил он меня.

Я внимательно смотрела в его глаза, ища там знак того, что он просто успокаивает меня, но он говорил правду.

- Я лично его осмотрел, - сказал Карлайл. Я повернулась к нему, он был всего в метре от нас. Лицо Карлайла было серьезным и спокойным. Сомневаться в правоте его слов было невозможно.

- Его жизнь вне опасности. Заживление ран у него происходит невероятно быстро, хотя его ранения были обширными и придется несколько дней подождать, прежде чем он придет в норму, даже если скорость заживления останется такой же интенсивной. Как только мы закончим здесь, я посмотрю, чем могу помочь ему. Сэм пытается помочь ему превратиться в человеческую форму. Это упростит осмотр. – Карлайл слегка улыбнулся. – Я никогда не посещал ветеринарную школу.

- Что с ним случилось? – прошептала я. – Насколько серьезны его ранения?

Лицо Карлайла посерьезнело вновь. – Другой волк был в опасности...

- Леа, - выдохнула я.

- Да. Он сбил ее с пути, но сам не сумел защититься. Новообращенный схватил его руками. С правого бока, почти все кости были сломаны.

Я вздрогнула.

- Сэм и Пол добрались туда во время. Ему уже стало лучше, когда они забрали его в Ла Пуш.

- Он поправиться? – спросила я.

- Да, Белла. У него не останется никаких следов этого ранения.

Я глубоко вздохнула.

- Три минуты, - тихо произнесла Элис.

Я попыталась принять вертикальное положение. Эдвард сообразил, что я пытаюсь сделать, и помог мне встать на ноги.

Я уставилась на сцену перед собой.

Каллены стояли широким полукругом у костра. Теперь пламя было еле видно, просто густой фиолетово-черный дым нездорово стелился над яркой травой. Джаспер стоял ближе всех к казавшемуся твердым туману, в тени, и его кожа не сияла так ярко, как кожа всех остальных стоявших под солнцем. Там, в тени, что-то было. Что-то, над чем он склонился с подозрительной настороженностью...

Я была слишком отуплена, чтобы чувствовать нечто больше чем легкое удивление, когда поняла, что именно это было.

На поле было восемь вампиров.

Около костра, обхватив ноги руками свернувшись в маленький комочек, сидела девушка. Она была очень юной, с темными волосами и тоненькой фигуркой. Моложе меня – может быть, ей было лет пятнадцать. Ее глаза сфокусировались на мне, у нее были поразительно сверкающе красные радужки. Даже более яркие, чем у Райли, у нее они почти светились. Ее глаза  дико и бесконтрольно вращались.

Эдвард заметил мое изумленное выражение.

- Она сдалась, - тихо сказал он мне. – Такого я никогда раньше не видел. Карлайл хочет с ней договориться. Джаспер не одобряет его решения.

Я не могла оторвать свой взгляд от этой сцены у костра. Джаспер рассеяно потирал свое левое предплечье.

- Джаспер в порядке? – прошептала я.

- С ним все хорошо. Яд щиплет.

- Его укусили? – испуганно спросила я.

- Он пытался успеть везде и сразу. Точнее, пытался, чтобы Элис не осталось работы. – Эдвард неодобрительно покачал головой. – Элис не нуждается ни в чьей помощи.

Элис скорчила рожицу в сторону своего возлюбленного:
– Глупый перестраховщик.

Юная девушка резко, по животному, вскинула голову, и пронзительно завопила.

Джаспер свирепо на нее глянул и она снова съежилась, но ее пальцы как когти вонзились в землю и голова мучительно двигалась вперед и назад. Джаспер шагнул ей навстречу, припадая ниже к земле. Эдвард двигался преувеличенно обычно, поворачиваясь так, чтобы оказаться между девушкой и мной. Я подглядывала из-за его руки, за сдавшейся девушкой и Джаспером.

Карлайл моментально оказался рядом с Джаспером. Он взял своего самого младшего сына за руку.

- Ты не передумала, юная особа? – спросил Карлайл, спокойный как обычно. – Мы не хотим уничтожать тебя, но если ты не сможешь контролировать себя мы так и сделаем.

- Как вы можете это терпеть? – простонала девушка высоким и чистым голосом. – Я хочу ее.

Ее яркие багровые радужки сфокусировались на Эдварде, за ним, сквозь него, на мне, и ее ногти снова вонзились в твердую землю.

- Ты должна терпеть, - тяжело сказал ей Карлайл. – Ты должна тренировать самоконтроль. Это возможно, и это единственное, что может тебя сейчас спасти.

Девушка схватилась за голову испачканными в земле руками и тихо завыла.

- Может нам отойти от нее? – прошептала я, потянув Эдварда за руку. Услышав мой голос девушка оскалила зубы, выражение такое будто она терпела невыносимые муки.

- Нам нужно быть здесь, - пробормотал Эдвард. – Они приближаются с северной стороны поля.

Мое сердце учащенно забилось, когда я осмотрела поле, но за густым облаком дыма ничего не увидела.

После секунды бесплодных поисков, мой взгляд вернулся к юной вампирше. Она все еще смотрела на меня полу безумными глазами.

Я долго всматривалась в ее глаза. Белое алебастровое лицо обрамляли темные до подбородка волосы. Трудно было сказать, красива ли она, учитывая, что ее лицо было перекошено от ярости и жажды. Смертельные красные глаза доминировали – трудно было не смотреть в них. Она зло вперлась в меня взглядом, дрожа и корчась каждые несколько секунд.

Я внимательно смотрела на ее, зачарованная, размышляя не смотрю ли в зеркало на свое будущее.

Затем Карлайл и Джаспер двинулись назад к остальным. Эммет, Розали и Эсме, все поспешно сошлись там, где стояли Эдвард, Элис и я. Единый фронт, как сказал Эдвард, со мной в центре, в самом безопасном месте.

Я оторвала взгляд от дикой девушки, следя за появлением чудовищ.

Все еще никого не было видно. Я быстро взглянула на Эдварда, и его глаза смотрели прямо вперед. Я попыталась проследить за его взглядом, но там был только дым – густой и масляный, крутящийся низко у земли, лениво поднимавшийся, стелившийся по траве. Вздымаясь впереди дым темнел в центре.

- Х-мм, - произнес мертвенный голос из тумана. Я узнала этот равнодушный, апатичный тон.

- Добро пожаловать, Джейн. – с прохладной учтивостью поприветствовал ее Эдвард.

Темные фигуры подошли ближе, отделившись от тумана, принимая более ясную форму. Я знала, Джейн будет идти впереди, самый темный плащ, почти черный, и самая маленькая фигурка, чуть больше метра. Я только угадывала ангельские черты лица Джейн под тенью капюшона.

Четыре фигуры закутанные в серые мантии, возвышавшиеся за ней, тоже были  смутно знакомы. Я была уверена, что узнала самую большую фигуру, и пока я смотрела, пытаясь подтвердить подозрения, Феликс взглянула на нас. Он слегка опустил свой капюшон, и я увидела, как он подмигнул мне и улыбнулся. Эдвард замер около меня, старательно сдерживая себя.

Взгляд Джейн медленно скользнул по светящимся лицам Калленов и затем остановился на новообращенной девушке около костра,  та снова схватилась за голову.

- Я не понимаю. – тон Джейн был бесцветный, но не такой равнодушный как раньше.

- Она сдалась. – ответил на вопрос в ее голове, Эдвард.

Темные глаза Джейн зыркнули на него:
- Сдалась?

Феликс и другая тень обменялись быстрыми взглядами.

Эдвард пожал плечами. – Карлайл предложил ей выбрать.

- Нет никакого выбора для тех, кто нарушает закон, - ровно заметила Джейн.

Затем заговорил Карлайл, его голос был мягок:
- Это в ваших руках. Поскольку она сдерживалась от желания напасть на нас, я не видел необходимости уничтожать ее. Она необучена.

- Это к делу не относится, - настаивала Джейн.

- Как пожелаешь.

Джейн в оцепенении смотрела на Карлайла. Она еле заметно покачала головой, и затем снова одела маску безразличия.
- Аро надеялся, что мы зайдем далеко на запад, и встретимся с тобой, Карлайл. Он шлет тебе поклон.
Карлайл кивнул.

- Буду благодарен, если ты передашь ему поклон и от меня.

- Конечно. – улыбнулась Джейн. Ее лицо было такое хорошенькое, когда она веселилась. Она посмотрела на дым.

- Кажется что сегодня вы сделали всю работу за нас... большую ее часть. – ее глаза вернулись к заложнице. – Просто профессиональное любопытство, сколько их было? Они оставили заметный след в Сиэтле.

- Восемнадцать, включая и эту, - ответил Карлайл.

Глаза Джейн расширились, и она снова посмотрела на огонь, переоценивая его размер. Феликс и вторая тень обменялись долгими взглядами.

- Восемнадцать? – повторила она, в этот раз в ее голосе звучало сомнение.

- Все новички, - просто сказал Карлайл. – У них не было опыта.

- Все? – ее голос стал резким. – Тогда, кто же их создал?

- Ее звали Виктория, - ответил Эдвард без эмоций на лице.

- Звали? - переспросила Джейн.

Эдвард махнул головой на восток. Джейн поднял глаза и сфокусировалась на чем-то далеком. Второй столб дыма? Я не посмотрела назад чтобы проверить.

- Эта Виктория – она добавляется к тем восемнадцати, что были здесь?

- Да. У нее был всего один помощник. Он не был так юн как эти, но ему не было больше года.

- Двадцать, - выдохнула Джейн. – Кто справился с создателем?

- Я, - сказал Эдвард.

Глаза Джейн сузились, и она повернулась к девушке у костра.

- Ты, там, - сказала она, ее мертвый голос стал жестче, чем раньше. – Твое имя.

Новообращенная кинула злобный взгляд на Джейн, ее губы сжались.

Джейн ангельски улыбнулась в ответ.

Новообращенная девушка ответила режущим уши криком, ее тело изгибалось и корчилось в немыслимых страданиях. Я отвела взгляд, борясь с желанием закрыть уши. Я скрипнула зубами, надеясь контролировать желудок. Крик усилился. Я попыталась сосредоточиться на лице Эдварда, гладком и ничего не выражающем, но это лишь напомнило мне, как Эдвард мучился под взглядом Джейн, и меня замутило сильней. Вместо этого я посмотрела на Элис, и на Эсме стоявших рядом. Их лица были пусты, как и лицо Эдварда.

Наконец, все стихло.

- Твое имя, - сказала Джейн снова, ровным голосом.

- Бри, - выдохнула девушка.

Джейн улыбнулась, и девушка вздрогнула. Я сдержала дыхание, пока звук агонии не затих.

- Она скажет тебе все, что ты хочешь знать, - процедил Эдвард сквозь зубы. – Тебе не обязательно делать это.

Джейн посмотрела на него, неожиданное веселье заиграло в ее обычно мертвых глазах. – О, я знаю, - сказала она Эдварду, усмехнувшись, прежде чем повернуться к юной вампирше Бри.

- Бри, - сказала Джейн, холодным голосом. – Эта история правда? Вас на самом деле было двадцать?

Девушка лежала задыхаясь, она щекой прижималась к земле. Бри быстро заговорила:
- Девятнадцать или двадцать, может больше, я не знаю! – она съежилась, испугавшись, что ее незнание может принести ей очередной раунд страданий. – Сара и еще одна, ее имени я не знала, ввязались в бой по пути...

- И эта Виктория – она создала вас?

- Я не знаю, - ответила девушка, снова вздрогнув. – Райли никогда не называл ее по имени. Я ничего не видела в ту ночь... было темно, и больно... – Бри вздрогнула. – Он не хотел, чтобы мы думали о ней. Он сказал, что наши мысли небезопасны.

Взгляд Джейн метнулся к Эдварду, и затем к девушке.

Виктория спланировала все отлично. Если бы она не последовала за Эдвардом, не было бы возможности узнать точно, что тут замешана она...

- Расскажи мне о Райли, - сказала Джейн. – Почему он привел вас сюда?

- Райли сказал, что здесь мы должны уничтожить странных желтоглазых вампиров, - Бри болтала охотно и быстро. – Он сказал, что будет легко и просто. Он сказал, что город их, и что они направляются схватить нас. Он сказал, что когда мы их уничтожим, вся кровь будет наша. Он дал нам ее запах. – Бри подняла руку и указала пальцем на меня. – Он сказал, что мы будем знать нужное место, потому что она будет с ними. Он сказал, кто к ней доберется первый, тот ее и получит.

Я слышала, как позади меня Эдварда сомкнул челюсть.

- Похоже, что Райли ошибался насчет простоты, - заметила Джейн.

Бри кивнула, казалось она была довольна, что разговор принял такой не болезненный для нее курс. Она осторожно села. – Я не знаю, что произошло. Мы разделились, но остальные так и не пришли. И Райли оставил нас, и не пришел, как обещал. И потом все было так странно, и все разорваны на куски. – она снова задрожала. – Я испугалась. Я хотела убежать. Этот… - она посмотрела на Карлайла, - сказал, что они не убьют меня, если я перестану сражаться.

- Ах, юное создание, им не дано дарить такие подарки, - проговорила Джейн, ее голос был странно нежен. – Нарушение законов требует наказания.

Бри непонимающе смотрела на нее.

Джейн взглянула на Карлайла. – Ты уверен, что все тут? И та половина, что отделилась от них?

Карлайл кивнул, его лицо не выражало ничего:
– Мы тоже разделились.

Джейн криво улыбнулась:
- Не буду отрицать, что впечатлена. – большие тени за ней бормотали что-то в подтверждение этого. – Я никогда не видела, чтобы клан пережил такое массированное нападение. Ты знаешь, в чем причина? Кажется, это нечто особенное, учитывая, как скромно ты тут живешь. И почему девушка оказалась замешана в этом? – ее глаза, на одну короткую секунду, нехотя скользнули по мне.

Я задрожала.

- Виктория затаила зло на Беллу, - невозмутимо сказал ей Эдвард.

Джейн рассмеялась – золотой звук, словно воркование довольного ребенка. – Она вызывает странную реакцию у нашей породы. – заметила она, блаженно улыбаясь мне.

Эдвард напрягся. Я посмотрела на него в то время, когда он отвернулся назад к Джейн.

- Ты можешь не делать это, пожалуйста? – спросил он напряженно.

Джейн снова легко рассмеялась:
- Просто проверяю. На самом деле, никакого вреда.

Я задрожала, глубоко благодарная, что странный сбой в моей системе - защитивший меня от Джейн в последнюю нашу встречу – все еще работал. Рука Эдварда сжалась вокруг меня.

- Ну, ясно, что больше нам тут делать нечего. К тому же, - сказала Джейн, апатия снова вернулась к ней. – мы не привыкли, что оказываемся бесполезными. Очень плохо, что мы пропустили битву. Кажется, что посмотреть на нее было бы занятно.

- Да, - ответил Эдвард быстро и резко. – И вы были так близко. Стыдно, что вы опоздали буквально на полчаса. Возможно, тогда бы вам удалось выполнить вашу цель.

Джейн не дрогнув встретила взгляд Эдварда. – Да. Как жаль, что все так случилось, правда?

Эдвард кивнул сам себе, его подозрения подтвердились.

Джейн снова повернулась к новообращенной Бри, ее лицо теперь выражало полнейшую скуку. – Феликс? – позвала она.

- Погоди, - вмешался Эдвард.

Джейн подняла бровь, но Эдвард смотрел на Карлайла, пока говорил быстрым голосом. – Мы можем объяснить правила этой новообращенной. Она кажется, сможет обучиться. Она не знала что делала.

- Конечно, - ответил Карлайл. – Мы, конечно, будем готовы отвечать за Бри.

Выражение Джейн застыло где-то посередине между забавой и сомнением.

- Мы не делаем исключений, - сказала она. – И не даем второго шанса. Это портит нашу репутацию. Что напомнило мне... – внезапно ее взгляд снова был направлен на меня, и ее невинное лицо херувима улыбалось, демонстрируя очаровательные ямочки. – Каю будет так интересно узнать, что ты все еще человек, Белла. Возможно, он даже решит навестить вас.

- Дата назначена, - впервые подала голос Элис. – Возможно, что мы и сами навестим вас, через несколько месяцев.

Улыбка Джейн померкла, и она равнодушно пожала плечами, не взглянув на Элис. Она повернулась к Карлайлу. – Было приятно встретить тебя, Карлайл – я думала, Аро преувеличивает. Ну, до встречи ...

Карлайл огорченно кивнул.

- Позаботься об этом, Феликс, - источавшим скуку голосом сказала Джейн, кивнув в сторону Бри. – Я хочу домой.

- Не смотри, - прошептал Эдвард мне в ухо.

Я всего лишь слишком рьяно хотела последовать его совету. Я видела больше чем нужно для одного дня – больше чем нужно за целую жизнь. Я крепко зажмурилась и отвернулась уткнувшись в грудь Эдварду.
Но я все равно все слышала.

Там был глубокий, раскатистый рык, и потом ужасно знакомый высокий крик. Этот звук резко прервался, и потом раздавались только тошнотворные звуки чего-то разрываемого и ломаемого.

Рука Эдварда нервно гладила меня по плечам.

- Пошли, - сказала Джейн, и я посмотрела, чтобы увидеть спины высоких, завернутых в серое фигур исчезающих в крутящемся дыму. Запах фимиама снова был силен – он был свежий.

Серые мантии исчезли в густом тумане.

Глава двадцать шестая.
Этика.

Столик в ванной Элис был уставлен тысячью разных средств, все они обещали сделать кожу идеальной. Учитывая, что все обитатели этого дома и так были идеальны и увлажнение кожи им не требовалось, допускаю, что большую часть всего этого Элис купила, думая в основном обо мне. Я молча прочла этикетки, пораженная такими затратами.

Я избегала смотреть в высокое зеркало.

Элис медленно и ритмично расчесывала мне волосы.

- Хватит, Элис, - невыразительно сказала я, - Я хочу вернуться в Ла Пуш.

Сколько часов мне пришлось ждала, пока Чарли наконец-то уедет из дома Билли, и я смогу увидеть Джейкоба? Каждая минута неизвестности дышит Джейкоб или нет, казалась мне десятью прожитыми жизнями. И затем, когда мне наконец-то позволили идти, убедиться, что Джейкоб был жив, время побежало так быстро. Я почувствовала, что еле успела перевести дыхание, а Элис уже позвонила Эдварду настаивая, чтобы я поддерживала это нелепое прикрытие с ночевкой и ехала к ним. Все это теперь казалось таким незначительным...

- Джейкоб все еще без сознания, - ответила Элис. – Карлайл или Эдвард позвонят, когда он очнется. В любом случае, тебе нужно идти повидаться с Чарли. Он был там, в доме Билли, он видел - Карлайл и Эдвард вернулись из своего похода, и он непременно будет подозревать что-то, когда ты вернешься домой.

Я уже запомнила и выучила наизусть свою историю.

- Мне все равно. Я хочу быть рядом, когда Джейкоб проснется.

- Теперь тебе нужно подумать о Чарли. У тебя был долгий день – прости, я знаю, что это ничего не меняет – но это не значит, что ты можешь увильнуть от своих обязанностей. – ее голос был серьезен, она почти упрекала меня. – Сейчас особенно важно, чтобы Чарли ни о чем не догадался. Сначала сыграй свою роль, Белла, и затем делай, что хочешь. Быть членом семьи Каллен, в первую очередь означает ответственность.

Конечно же, она была права. И даже если нет, по этой же причине – причине гораздо более сильной, чем все мои страхи, боль и чувство вины – Карлайл никогда не смог бы уговорить меня покинуть Джейкоба, не важно в сознании он или нет.

- Иди домой, - приказала Элис. – Поговори с Чарли. Докажи свое алиби. Держи отца в безопасности.

Я встала, и оказалось, что сидела без движения слишком долго, кровь прилила к ногам, ощущение было такое, будто меня кололи тысячи иголочек.

- Это платье просто восхитительно смотрится на тебе, - проворковала Элис.

- А? Что? О... спасибо, еще раз за одежду, - бормотала я скорее из вежливости, чем из благодарности.

- Тебе нужны доказательства, - сказала Элис, глядя на меня своими невинными, широко раскрытыми глазами. – Что за поездка за покупками, без обновок? К тому же, по моему мнению, тебе оно очень идет.

Я моргнула, и не смогла вспомнить, во что она меня одела. Я не могла удержать мысли даже несколько секунд на одном месте, они разбегались в стороны как тараканы от света...

- С Джейкобом все хорошо, Белла, - сказала Элис, легко уловив причину моего волнения. – Нет необходимости спешить. Если бы ты знала, какую огромную дозу морфия Карлайл ему вколол  - правда его температура быстро сжигает лекарство– ты бы знала, что он будет в отключке еще долго.
   
Хорошо, что он хотя бы боли не испытывает, пока.

- Может быть ты еще хочешь о чем-нибудь поговорить, перед тем как уедешь? – сочувственно спросила Элис. – Ты сегодня пережила сильное потрясение.

Я знала, что именно ей так любопытно. Но у меня были другие вопросы.

- Я буду похожа на нее? – подавлено спросила я. – Буду как та девушка Бри, на поляне?

Было так много всего, о чем мне нужно было подумать, но та девушка не выходила у меня из головы, новообращенная, чья жизнь внезапно оборвалась. Ее лицо, перекошенное жаждой моей крови, стояло у меня перед глазами.

Элис погладила мою руку. – Все мы разные. Но - да, будет нечто похожее.

Я затихла, попыталась представить.

- Это пройдет, - пообещала Элис.

- Через сколько?

Она пожала плечами.

- Несколько лет, может меньше. Для тебя может быть все по-другому. Я никогда еще не видела никого, кто выбирает этот путь добровольно. Будет интересно посмотреть, как подействует на тебя.

- Интересно, - повторила я за ней.

- Мы будем сдерживать тебя от ошибок.

- Я знаю это. Я верю тебе. – мой голос звучал монотонно и мертво.

Элис нахмурилась.
- Если ты переживаешь за Карлайла и Эдварда, я уверена, они будут в полном порядке. Я верю, что Сэм начинает верить нам... ну, по крайней мере, хотя бы Карлайлу. Это тоже хорошо. Я представляю, что атмосфера немного накалилась, когда Карлайлу пришлось заново ломать Джейкобу кости...

- Элис, пожалуйста.

- Извини.

Я глубоко вздохнула и попыталась успокоиться.

Организм Джейкоба заживлял раны слишком быстро, и некоторые его кости срослись неправильно. Он был без сознания, когда все происходило, но все равно мне трудно было об этом думать.

- Элис, можно спросить тебя? О будущем?

Она неожиданно насторожилась:
– Ты же знаешь, я не вижу все.

- Я не о том. Но иногда ты видишь мое будущее. Почему, как ты думаешь? Ведь остальное не действует на меня. Ни то, что умеет Джейн, ни талант Эдварда и Аро... – мое предложение прервалось, когда мой интерес к этому вопросу улетучился. Сейчас все эти вопросы заслоняли другие неотложные проблемы.

Элис же, нашла мои вопросы очень интересными.

- Белла, Джаспер тоже может воздействовать на тебя, его талант действует на твое тело, так же как и на всех остальных. Вот в чем разница, понимаешь? Способности Джаспера действуют на тело физически. Он действительно успокаивает твою нервную систему, или наоборот возбуждает. Это не иллюзия. И я вижу визии это последствия действий, а не просто причин или мыслей, это тоже не иллюзия – реальность, или один из ее вариантов. Но Джейн и Эдвард, Аро и Деметрий – они действуют внутри разума. Джейн просто создает иллюзию боли. Она на самом деле не причиняет боль твоему телу, тебе просто кажется, что ты ее чувствуешь. Поняла, Белла? Но ты в безопасности внутри своего разума. Никто туда не может добраться. Не удивительно, что Аро так любопытно узнать о твоих будущих способностях.

Она следила за выражением моего лица, наблюдая, поняла ли я ее логические выкладки. По правде говоря, ее слова просто пробежали мимо меня, слоги и звуки потеряли свое значение. Я не смогла сосредоточиться на них. Но я все равно кивнула, попыталась сделать вид, что до меня дошло.

Но ее не одурачишь. Она погладила меня по щеке и тихо произнесла: - С ним все будет хорошо, Белла. Мне не нужно предвидеть, чтобы знать это. Ты готова ехать?

- Еще кое-что. Можно спрошу еще про свое будущее? Подробности меня не интересуют, просто краткий обзор.

- Постараюсь изо всех сил, - сказала она, и снова сомнение в ее голосе.

- Ты все еще видишь, что я стала вампиром?
- О, ну это просто. Конечно, я вижу.

Я медленно кивнула.

Своими бездонными глазами Элис всматривалась в мое лицо.
- Белла, разве ты не знаешь что хочешь?

- Знаю. Я просто хочу быть уверена.

- Я уверена, пока уверена ты, Белла. Ты ведь знаешь. Если ты изменишь свое решение, то картинка изменится... или, в твоем случае, исчезнет.

Я вздохнула. – Это не произойдет.

Она обвила меня руками.

- Мне так жаль. Я не могу действительно сопереживать тебе. Мое первое воспоминание это видение Джаспера в моем будущем. Я всегда знала, что жизнь меня приведет к нему. Но я могу  сочувствовать. Мне так жаль, что тебе приходится выбирать между ними двумя.

Я стряхнула ее руки с себя.

- Не жалей меня.

Были другие люди те, кто действительно заслужил симпатию. Я не принадлежу к их числу. У меня не было выбора – все мое внимание теперь сосредоточено на том, что мне придется разбить любящее сердце. 

- Я иду разбираться с Чарли.

На своем пикапе я подъехала к дому, Чарли уже ждал меня. Как Элис и говорила, он был очень подозрителен.

- Привет, Белла. Как прошла поездка за покупками? – поприветствовал он меня, когда я вошла в кухню. Его руки скрещены на груди, глаза прикованы к моему лицу.

- Длинная, - тупо сказала я. – Мы только что вернулись.

Чарли оценивал мое настроение.
- Тогда думаю, что ты уже слышала про Джейка?

- Да. Остальные Каллены вернулись раньше нас. Эсме рассказала нам, где были Карлайл и Эдвард.

- С тобой все хорошо?

- Переживаю за Джейка. Как только приготовлю обед, собираюсь поехать в Ла Пуш.

- Я тебя предупреждал, что мотоциклы опасны. Надеюсь, это заставит тебя задуматься, что я не шутил.

Вынимая из холодильника еду я кивнула. Чарли уселся за стол. Сегодня он, против своего обыкновения, оказался более разговорчив:
- Не думаю, что тебе стоит слишком сильно переживать из-за Джейка. Тот, кто способен так энергично ругаться, быстро поправиться.

- Джейк был в сознании, когда ты его видел? – обернувшись, я посмотрела на Чарли.

- О, да, он был в сознании. Ты б только послушала его – хотя, нет, лучше не надо. Не думаю, что в Ла Пуш кто-то его не слышал. Не знаю уж, где он набрался такого словарного запаса, но надеюсь что обычно, при тебе, он его не употребляет.

- Сегодня его можно простить. Как он выглядел?

- Развалина. Его друзья принесли его. Хорошо еще, что они большие мальчики, Джейк тяжелый здоровяк. Карлайл сказал, что у него сломана правая нога и правая рука. Почти вся правая сторона тела переломана, когда он попал в аварию с этим проклятым байком. – Чарли грустно покачал головой. – Если я когда-нибудь узнаю, что ты снова ездишь, Белла...

- Нет проблем, пап. Не услышишь. Ты, правда думаешь, что с Джейком все хорошо?

- Уверен, Белла, не переживай. Он был в силах даже подразнить меня.

- Дразнить тебя? – повторила я удивленно.

- Да уж - в промежутке между оскорблением чье-то матери и поминанием имени Господа всуе, он сказал: «Чарли спорим, сегодня ты рад, что она любит Каллена, а не меня, ха?»

Я отвернулась к холодильнику, чтобы отец не видел моего лица.

- И я не мог с ним спорить. Когда дело доходит до твоей безопасности, Эдвард более ответственен, нежели Джейкоб. Этого у него не отнимешь.

- Джейкоб очень ответственный, - встала я на защиту. – Я уверена, авария произошла не по его вине.

Спустя минуту Чарли задумчиво произнес:
- Странный сегодня был день. Знаешь, я не суеверный, но все было так странно... Билли будто предчувствовал, что с Джейком приключится беда. Он все утро нервничал, словно индюк на День Благодарения. Не думаю, что он слышал что-нибудь из того, что я ему говорил.

- И потом, самое странное – помнишь, в феврале и марте, когда у нас были неприятности с волками?

Я нагнулась достать сковородку из буфета, и на секунду или на две, спряталась там.

- Да, - пробормотала я.

- Надеюсь, снова этих  неприятностей у нас не будет. Сегодня утром, мы были на лодке, и Билли не обращал никакого внимания ни на меня, ни на рыбу, когда внезапно, в лесу, раздался волчий вой. Их было несколько, и скажу тебе, ну и громко же они выли. А звук был такой, будто волки находились прямо в поселке. Но что самое странное, Билли развернул лодку и ринулся прямиком в гавань, будто они звали именно его. Он даже не слышал, когда я спрашивал, что все это значит.

- Шум прекратился, когда мы причалили. Но Билли заторопился не пропустить игру, хотя у нас еще было пару часов в запасе. Он нес какую-то околесицу о раннем показе... а ведь игру показывали в живую, представляешь? Я тебе говорю, Белла, это все было очень странно.

- Ну и, нашел он какую-то игру, типа, он именно ее хотел посмотреть, а потом просто не обращал на нее никакого внимания. Все время висел на телефоне, звонил Сью и Эмили, и дедушке твоего друга Квила. Я так и не понял, что он искал – он совершенно буднично с ними разговаривал.

- Затем вой раздался прямо за домом. Я ничего подобного в жизни не слыхал, у меня даже мурашки по коже побежали. Я спросил Билли – мне пришлось орать, чтобы перекричать шум – неужели он поставил капканы прямо во дворе. Звук был такой, будто животное очень мучилось.

Я вздрогнула, но Чарли был так захвачен своей историей, что не заметил этого.

- Потом я все забыл, потому что в этот момент Джейка принесли домой. Вот в одну секунду завывает волк, и затем -  ты этого не слышишь, а только ругательства Джейка раздаются на всю округу. Ну, скажу я тебе, у парня и легкие.

Чарли сделал паузу, и задумался.
- Занятно, но что-то хорошее получилось изо всех этих неприятностей. Я не ожидал, что они в Ла Пуш когда-нибудь бросят эти свои глупые предубеждения против Калленов. Но кто-то позвонил Карлайлу, и Билли был очень благодарен, когда тот пришел. Я думал, нам придется везти Джейка в больницу, но Билли захотел оставить его дома, и Карлайл согласился. Ему виднее, что лучше. Очень великодушно с его стороны подписаться на посещение больного на дому.

- И... – он замолчал, не желая произносить что-то. Вздохнул, и продолжил. – И Эдвард был ... добр. Кажется, он так же как и ты переживает за Джейкоба, словно это его брат лежал там. Выражение его глаз... – Чарли тряхнул головой. – Он достойный парень, Белла. Я постараюсь запомнить это. Не обещаю, но постараюсь. – усмехнулся он мне.

- Я тебя не заставляю, - пробормотала я.

Чарли вытянул ноги и застонал:
- Как хорошо снова оказаться дома. Не поверишь, в маленьком домике Билли творилось настоящее столпотворение. Семь друзей Джейка протиснулись в маленькую гостиную, я там еле дышать мог. Ты замечала, какие здоровущие это парни Квильюты?

- Да, замечала.

Чарли уставился на меня, его глаза внезапно снова сфокусировались на мне. – Правда, Белла, Карлайл сказал, что Джейк скоро сможет встать, что все только кажется ужасно, а на самом деле не так уж и плохо. Он поправиться.

Я просто кивнула.

Джейкоб выглядел таким... странно хрупким, когда я поспешила увидеть его, как только Чарли ушел. Весь в наложенных медицинских шинах, Карлайл сказал, что учитывая скорость заживления его ран, нет смысла накладывать гипс. Лицо Джейкоба было бледным и осунувшимся, он был без сознания все это время. Такой хрупкий. Громадный, и такой хрупкий. Может быть, это было всего лишь мое воображение, усиленное сознанием того, что я пришла разбить ему сердце.

Если бы только в меня ударила молния, и разделила меня пополам. Желательно, чтобы процесс был болезненный. Впервые я почувствовала, что мое желание стать вампиром это настоящее жертвоприношение. Словно я теряла слишком много.

Я поставила обед на стол рядом с локтем Чарли и направилась к двери.

- Э, Белла? Можешь секундочку подождать?

- Я что-то забыла? – спросила я, осматривая тарелку.

- Нет, нет. Я просто... хочу попросить об одолжении. – Чарли нахмурился и посмотрел в пол. – Садись, я не отниму у тебя много времени.

Я слегка смущенная, села напротив него. И постаралась сосредоточиться.
- Что тебе нужно, папа?

- Вот в чем суть, Белла. – Чарли покраснел. – Может я просто ... стал суеверным, после того как с Билли пообщался, и после того как он себя так странно вел весь день. Но я тоже... предчувствую, что ... я скоро потеряю тебя.

- Папа, не глупи, - виновато пробормотала я. – Неужели ты хочешь, чтобы я вернулась в школу?

- Просто пообещай мне кое-что.

Я заколебалась, готовая отказать.

- Хорошо...

- Ты мне расскажешь, прежде чем сделаешь что-то важное? Прежде чем ты сбежишь с ним, или что-то подобное?

Я простонала: - Папа...

- Я серьезно. Я не стану поднимать шумиху. Просто предупреди. Дай мне возможность обнять тебя на прощание.

Мысленно съежившись, я подняла руку.

- Это глупость. Но, если ты так хочешь... я обещаю.

- Спасибо, Белла, - сказал он. – Я люблю тебя, детка.

- Я тоже люблю тебя, папа. – я коснулась его плеча, и затем встала из-за стола. – Если тебе что-то понадобиться, я буду у Билли.

Я не оглянулась назад, когда выбежала из дома. Это было слишком хорошо, именно то, что мне было нужно сейчас. Я злилась сама на себя, пока ехала в Ла Пуш.

Черного «мерседеса» Карлайла не было у дома Билли. Это было и хорошо и плохо. Очевидно что, мне нужно было поговорить с Джейкобом наедине. Все же, я хотела держать Эдварда за руку, как и раньше, когда Джейкоб был без сознания. Невозможно. Но мне не хватало Эдварда – я слишком долго пробыла вдвоем с Элис днем. Я уже знала, что не смогу жить без Эдварда. Этот факт не уменьшал боли от того, что мне предстояло совершить.

Я тихонько постучала в входную дверь.

- Заходи, Белла, - сказал Билли. Рев моего пикапа легко можно было узнать.

Я вошла.

- Привет, Билли. Он проснулся? – спросила я.

- Он проснулся примерно полчаса назад, как раз перед тем как доктор ушел. Иди к нему. Думаю, он ждал тебя.

Я вздрогнула, и затем глубоко вздохнула.
- Спасибо.

Я немного помялась у дверей в комнату Джейкоба, не зная, стоит ли мне стучать. Я решила не стучать, надеясь – трусиха – может быть, он снова уснул. Я раздумывала еще несколько минут.

Приоткрыв дверь, я заглянула в комнату.

Джейкоб ждал меня, его лицо было спокойно и не выражало никаких эмоций. Измученный, истощенный вид исчез, сменился легким смущением. Не было живости и веселья в его глазах.

Было трудно смотреть на его лицо, зная, что я люблю его. Это изменило все больше, чем я ожидала. Я размышляла, неужели ему всегда было так трудно, все это время.

Хорошо, что кто-то прикрыл его одеялом. Было легче не видеть насколько сильно он ранен.

Я вошла и тихо закрыла дверь за собой.

- Привет, Джейк, - произнесла я.

Сначала он не ответил. Просто долго смотрел на меня. Затем с усилием, заставил себя, слегка с издевкой, усмехнулся.

- Да, я ожидал чего-то такого, - вздохнул он. – Сегодня все повернуло в худшую сторону. Сначала, я выбрал не то место, и прозевал лучшую драку, а Сэт получил всю славу. Потом Леа – дура, попыталась доказать, что она тоже крутая как и все мы и я оказался тем идиотом, кто спас ее. И теперь это. – он махнул левой рукой в сторону, где я стояла не решаясь войти у дверей.

- Как ты себя чувствуешь? – проговорила я. Что за идиотский вопрос.

- Немного скованно. Доктор Клык не уверен, сколько мне нужно обезболивающего, так что, действует методом проб и ошибок. Думаю, что он дал мне слишком много.

- Но сейчас ты не страдаешь от боли.

-  Нет, боль от ран я не чувствую, - сказал он снова с издевкой улыбаясь.

Я закусила губу. Я не выдержу. Почему никто не убил меня, тогда, когда я хотела умереть?

Злой юмор оставил его, и взгляд Джейкоба потеплел. На лбу проступили морщины, как будто он переживал из-за чего-то.

- А как ты? – спросил он, озабоченно. – Ты в порядке?

- Я? –  удивленно я уставилась на него. Может у него и правда передоз.- Почему?

- Ну, я имею в виду, что он, конечно же, ничего тебе не сделал бы, но я не был уверен, насколько все будет плохо. С тех пор как проснулся я с ума сходил, переживая за тебя. Я не знал, позволит он тебе придти или нет. Ожидание было ужасно. Как все прошло? Он злился на тебя? Прости, если все было плохо. Я не хотел, чтобы тебе пришлось пройти через это одной. Я думал, что буду там...

Мне понадобилась минута, чтобы сообразить, о чем он говорил. А он все болтал, и выглядел все более и более неловко, пока до меня не дошло, о чем он говорил. Затем я поспешила успокоить его.

- Нет, нет, Джейк! Я в порядке. Слишком в порядке, правда. Конечно, он не злился. Хотелось бы.

Его глаза расширились, кажется от ужаса.
– ЧТО?

- Он даже не злился на меня, даже на тебя он не был зол! Он такой бескорыстный, и от этого я чувствую себя еще хуже. Лучше бы он накричал на меня. Не то, чтобы я не заслужила это ... ну, я заслужила худшего наказания, чем просто крик. Но его все это не волнует. Он просто хочет, чтобы я была счастлива.

- Он не злился? – удивленно переспросил Джейкоб.

- Нет. Он был... слишком добр.

Джейкоб следующую минуту просто смотрел на меня, и затем резко помрачнел.

- Ясно, проклятье! – рыкнул он.

- Что случилось, Джейк! Тебе больно? – я не знала, куда деть свои руки, и стала искать его лекарства.

- Нет, - прорычал он с отвращением. – Не могу поверить! Он не предложил тебе ультиматум или еще что-нибудь в таком роде?

- Ничего похожего, да что с тобой такое?

Он нахмурился и покачал головой. – Я вроде как, надеялся, что он среагирует иначе. Черт его дери. Он хитрее, чем я думал.

Так как он это сказал, правда намного злее, он напомнил мне слова Эдварда, сегодня утром в палатке, об отсутствии этики у Джейкоба. Что означало, что Джейк все еще надеялся, все еще сражался. Я вздрогнула от этого глубокого удара.

- Он не играет ни в какие игры, Джейк, - тихо сказала я.

- Спорим, что именно это и он делает. Он играет так же яростно как и я, только он точно знает, что делает, а я нет. Не вини меня, что он лучший манипулятор чем я, у меня нет такого жизненного опыта как у него, чтобы научиться таким штучкам.

- Он не манипулирует мной!

- Манипулирует! Когда ты, наконец, проснешься и поймешь, что он не такой идеальный каким ты его себе воображаешь?

- Он, по крайней мере, не пугает меня что пойдет и убьет себя, чтобы я его поцеловала, - отбила я назад. Как только у меня вылетели эти слова, я ужасно огорчилась. – Стоп. Притворись, что этого не было. Я клянусь, что не собиралась ничего такого говорить.

Он глубоко вздохнул. Когда он заговорил, он был спокойнее. – Почему нет?

- Потому что я не пришла сюда затем, чтобы обвинять тебя.

- Хотя это правда, - сказал он просто. – Я поступил именно так.

- Мне все равно, Джейк. Я не злюсь.

Он улыбнулся. – Мне тоже все равно. Я знаю, что ты простишь меня, и я рад, что сделал это. В конце концов, я хотя бы одно сделал. Я заставил тебя увидеть, что ты любишь меня. Это чего-то да стоит.

- Правда? Не было бы лучше, чтобы я все еще не знала?

- Ты не думаешь, что заслуживаешь знать, что ты чувствуешь, просто для того, чтобы когда-нибудь потом оно не свалилось на тебя, когда уже будет слишком поздно, и ты станешь замужней вампиршей?

Я покачала головой. – Нет. Я не говорю, что это лучше для меня. Я хочу сказать, что это было бы лучше для тебя. Разве это меняет что-то, знать что я люблю тебя? Это все равно ни на что не повлияло. Не было бы тебе проще, если бы я так этого и не осознала?

Он так же серьезно отнесся к этому вопросу, как и я, и обдумал каждое слово, прежде чем ответить:
- Да, лучше чтобы ты знала. – решил он наконец. – Если бы ты не узнала... Я всегда бы сомневался, а вдруг ты бы изменила свое решение. Теперь я знаю. Я сделал все что мог. – его дыхание сбилось и он прикрыл глаза.

В этот раз я не противилась - я просто не могла противиться - желанию утешить его. Я пересекла маленькую комнату и опустилась на колени у его изголовья, боясь сесть на кровать, чтобы не толкнуть ее и ненароком не причинить ему боль, и потянулась прикоснувшись лбом к его щеке.

Джейкоб вздохнул, и положил свою руку мне на волосы.

- Мне так жаль, Джейк.

- Я всегда знал, что хочу слишком много. Это не твоя вина, Белла.

- И не твоя, - простонала я. – Пожалуйста.

Он отодвинулся от меня, чтобы взглянуть на меня. – Что?

- Это моя вина. И мне так ужасно врать, что я тут ни при чем.

Он усмехнулся. Глаза не улыбались. – Ты хочешь, чтобы я отругал тебя?

- Вообще то ... думаю, что да.

Он поджал губы, раздумывая, насколько я серьезно это сказала. Улыбка быстро промелькнула на его лице, и сменилась угрюмой маской.

- Так целовать меня в ответ, это было непростительно. – он словно выплевывал слова. – Если ты знала, что ничего не будет между нами, возможно, тебе не следовало быть такой убедительной.

Я вздрогнула и кивнула. – Прости меня.

- «Прости меня» ничего не исправит, Белла. О чем ты думала?

- Я не думала, - прошептала я.

- Лучше бы ты послала меня на смерть. Ты ведь этого хотела.

- Нет, Джейкоб, - всхлипнула я, сражаясь с слезами. – Нет! Никогда.

- Ты ведь не плачешь? – спросил он, его голос внезапно снова стал обычным. Он нетерпеливо ворочался на кровати.

- Да, - пробормотала я, слабо усмехаясь самой себе, через внезапно хлынувшие слезы.

Он подвинулся, ступил здоровой ногой на пол, словно собирался встать.

- Что ты делаешь? – спросила я сквозь слезы. – Лежи, дурак, ты сам себе хуже сделаешь! – я подскочила на ноги и прижала двумя руками его здоровое плечо.

Он сдался, задыхаясь от боли откинулся назад, но обхватил меня за талию и уложил на кровать, прижав к своей здоровой половине. Я свернулась около него, пытаясь успокоить глупые рыдания, уткнувшись в его горячую кожу.

- Не могу поверить, что ты плачешь, - проговорил он. – Ты ведь знаешь, я все это говорил, только потому, что ты сама хотела это услышать. Я не взаправду. – его рука гладила мои плечи.

- Знаю. – я глубоко и ровно вздохнула, пытаясь успокоиться. Как так получилось, что я плачу, а он меня успокаивает?

- Все это правда. Спасибо, что высказал вслух.

- Я получил баллы за то, что заставил тебя расплакаться?

- Конечно, Джейк.- я попыталась улыбнуться. – Столько угодно баллов.

- Белла, милая, не переживай, все утрясется.

- Не вижу как, - пробубнила я.

Он похлопал меня по макушке. – Я сдаюсь и буду вести себя хорошо.

- Очередная игра? – поинтересовалась я, поднимая подбородок, чтобы посмотреть ему в лицо.

- Может быть. – он слегка натянуто рассмеялся, и затем вздрогнул. – Но я попытаюсь.

Я помрачнела.

- Не будь пессимисткой, - пожаловался он. – Сделай мне скидку.

- Что ты подразумеваешь под - «буду хорошим»?

- Я буду твоим другом, Белла, - тихо сказал он, - Я не буду больше ничего требовать.

- Думаю, для дружбы уже поздновато, Джейк. Как мы можем дружить, когда мы так любим друг друга?

Он вперил свой напряженный взгляд в потолок, словно там было что-то написано. И произнес:
– Может... это будет дружба на большом расстоянии.

Я сжала зубы, хорошо, что он не видит моего лица, я душила рыдания, которые снова собирались прорваться. Мне нужно было быть сильной, и я не знала откуда мне взять сил...

- Знаешь, ту притчу из Библии? – внезапно спросил Джейкоб, все еще уставившись вверх и изучая потолок. – Ту, про царя и двух женщин, деливших ребенка?

- Конечно. Царь Соломон.

- Точно. Царь Соломон, - повторил он. – Он повелел, разрубить ребенка пополам... но это было всего лишь испытание. Просто для того, чтобы увидеть, кто перестанет делить, чтобы защитить ребенка.

- Да, я помню.

Он снова смотрел на меня. – Белла, я больше не стану разрубать тебя пополам.

Я поняла, что он хотел сказать. Он говорил, что любит меня сильнее всех, и что он сдается, чтобы доказать это. Я хотела защитить Эдварда, сказать Джейкобу, что Эдвард сделал бы тоже самое, если бы я захотела, если бы я ему позволила. Я не хотела отказываться от него. Но не было смысла, начинать спорить, это только еще больше ранит Джейкоба.

Я закрыла глаза, мне хотелось бы уметь контролировать боль. Я не могла причинить ему такие страдания.

Какое-то время мы молчали. Он, кажется, ждал, что я скажу что-то, а я размышляла, что именно сказать ему.

- Можно я расскажу, что для меня самое ужасное? – колеблясь спросил он, когда я так ничего и не сказала. – Ты не против? Я буду паинькой.

- А это поможет? – прошептала я.

- Может быть. Не навредит, точно.

- Ну, тогда что самое ужасное?

- Ужасно знать, как все было бы.

- Как могло бы быть, - вздохнула я.

- Нет. – Джейкоб отрицательно качнул головой. – Я идеально подхожу тебе, Белла. Нам все было бы легко и просто, как дыхание. Это была бы обыкновенная жизнь... – он некоторое время смотрел куда-то в пространство, а я ждала. – Если бы мир был нормальным, если бы не было тут чудовищ и волшебства...

Я видела то, о чем он говорил, и я знала, что он был прав. Если бы мир был нормальный, как и должно быть, Джейкоб и я были бы вместе. И мы были бы счастливы. Он был моей половиной в том мире – был бы и в этом мире, если бы его не заслонило нечто более сильное, настолько сильное, что не могло существовать в рациональном мире.

0

30

Существовало ли такое и для Джейкоба? Что-то, что побьет козырем половину его души? Я должна верить, что есть.

Два возможных варианта будущего, две родственные души ... слишком много для одного человека. И что самое нечестное, что не только я одна буду за это расплачиваться. Боль Джейкоба была слишком большой ценой. Вздрогнув от мысли об этой цене, я размышляла, дрогнула бы я, если бы уже однажды не потеряла Эдварда. Если бы я не знала, как это жить без него. Я не была уверена. Память об этом была глубоко часть меня, я не могла представить, как я буду чувствовать себя без него.

- Он словно наркотик для тебя, Белла. – его голос все еще был мягкий, он не критиковал. – Я понимаю теперь, что ты не можешь жить без него. Уже слишком поздно. Но я был бы здоровее для тебя. Не наркотик. Я стал бы твоим воздухом, твоим солнцем.

Уголок моих губ поднялся в задумчивой полу-улыбке.
- Знаешь, я именно так о тебе и думала. Как о солнце. Моем собственном солнце. Ты разогнал все тучи надо мной.

Он вздохнул. – С тучами я справлюсь. Но сражаться с затмением не могу.

Я прикоснулась к его лицу, прижав свою ладонь к его щеке. Он выдохнул от моего прикосновения и закрыл глаза. Тишина. Я могла слышать медленное и ровное биение его сердца.

- Скажи мне, что самое ужасное для тебя, -  прошептал он.

- Это не очень хорошая идея.

- Пожалуйста.

- Я думаю, от этого будет больно.

- Пожалуйста.

Как я могла ему отказать?

- Самое ужасное... – я заколебалась, и затем слова вырвались потоком правды. – Самое ужасное, что я видела все, всю нашу с тобой жизнь. И я очень хочу ее, Джейк, хочу чтобы все именно так и было. Я хочу остаться здесь и никуда не уезжать. Я хочу любить тебя и сделать тебя счастливым. И я не могу, это просто убивает меня. Как Сэм и Эмили, Джейк – у меня никогда не было выбора. Я всегда знала, что ничего не изменится. Может, потому я так отчаянно сопротивлялась тебе.

Ему понадобилось сделать усилие над собой, чтобы дышать ровно.

- Я знала, не нужно было говорить тебе всего этого.

Он медленно качнул головой. – Нет. Я рад, что ты рассказала. Спасибо. – он поцеловал меня в макушку, и затем вздохнул. – Я буду хорошим.

Я посмотрела на него, и он улыбался.

- Так ты собираешься замуж, да?

- Нам не нужно это обсуждать.

- Мне хотелось бы узнать кое-какие детали. Я не знаю, когда снова смогу с тобой увидеться.

Мне понадобилась минута, чтобы собраться с силами и заговорить. Когда я была почти уверена, что мой голос не дрогнет, я ответила:
- Это не моя идея... но, да. Для него это много значит. Я подумала, почему бы и нет?

Джейк кивнул. – Это правда. Не такое это уж и важное событие, по сравнению…

Его голос был очень спокоен, очень практичен. Я смотрела на него, любопытствуя, как ему это удалось, и все разрушила. Он встретил мой взгляд на секунду, и отвернулся. Я ждала пока его дыхание успокоиться, прежде чем заговорить снова:
- Да. По сравнению, - согласилась я.

- Сколько тебе осталось времени?

- Все зависит от того, сколько понадобиться времени Элис, чтобы организовать свадьбу, - я подавила стон, представив себе, что устроит Элис.

- До или после? – тихо спросил он.

Я поняла, о чем он говорил.
- После.

Он кивнул. Это успокоило его. Я задумалась, сколько бессонных ночей он провел, ожидая моего выпускного.

- Ты боишься? – прошептал он.

- Да, - прошептала я в ответ.

- Чего ты боишься? – теперь я еле слышала его голос. Он смотрел вниз на мои руки.

- Много чего. – я старалась, чтобы мой голос звучал легче, но я осталась честна. – Я не мазохистка, так что боль меня пугает. И хотелось бы, чтобы он был от меня подальше в этот момент – не хочу, чтобы он страдал вместе со мной, но не думаю, что так получится. Еще переживаю за  Чарли и Рене...
И самое последнее, я надеюсь, что научусь  контролировать себя как можно быстрее.
Может я стану такой злодейкой, что стае придется убить меня.

Он с осуждением посмотрел на меня. – Я покалечу любого из моих братьев, кто попытается напасть на тебя.

- Спасибо.

Он нерешительно улыбнулся. Затем нахмурился. – Но разве это не опасно? Во всех историях говорят, что слишком тяжело... они теряют контроль... люди умирают... – он сглотнул.

- Нет, этого я не боюсь. Глупенький Джейкоб – неужели ты веришь в сказки про вампиров?

Похоже, он не оценил мою попытку пошутить.

- Ладно, в любом случае, много из-за чего следует переживать. Но оно того стоит, в конце концов.

Он нехотя кивнул, и я знала, что он и близко не согласен со мной.

Я вытянула шею, и прижавшись щекой к его теплой коже зашептала ему на ухо: – Ты ведь знаешь, что я тебя люблю.

- Знаю, - выдохнул он, его рука машинально теснее обхватила меня за талию. – Ты знаешь, как бы я желал, чтобы этого оказалось достаточно.

- Да.

- Я всегда буду ждать тебя, Белла, - пообещал он, его тон полегчал и он отпустил руку с моей талии. Я отошла от него с тупым, щемящим чувством потери, чувствуя, что часть меня отрывается, и остается здесь, на кровати рядом с ним.

– У тебя всегда будет второй вариант, стоит только тебе захотеть.

Я попыталась улыбнуться:
- Пока мое сердце не перестанет биться.

Он усмехнулся в ответ. – Знаешь, думаю, что даже и после смогу тебя принять. Если ты не будешь слишком сильно вонять.

- Мне стоит вернуться увидеться с тобой? Или лучше чтобы я этого не делала?

- Я подумаю и отвечу, - сказал он. – может мне понадобиться компания, чтобы не сойти с ума. Вампирский супер хирург говорит, что я должен валятся на кровати, пока он не позволит встать – чтобы кости правильно срослись. – Джейкоб скорчил рожу.

- Будь паинькой и делай все, что советует Карлайл. Поправишься скорее.

- Конечно, конечно.

- Интересно, когда это случится, - сказала я. – когда подходящая девушка попадется тебе на глаза.

- Не слишком надейся на это Белла, - голос Джейкоба резко скис. – хотя, для тебя это наверно будет большое облегчение.

- Может быть, а может быть и нет. Я наверно буду думать, что она не слишком хороша для тебя. Интересно, насколько сильно я буду страдать от ревности.

- На это занятно будет поглядеть, - признался он.

- Дай мне знать, если захочешь, чтобы я вернулась, и я приду, - пообещала я.

Со вздохом, он подставил мне щеку.

Я нагнулась и нежно его поцеловала. – Люблю тебя, Джейкоб.

Он легко рассмеялся. – Люблю тебя еще сильнее.

С непонятным выражением в черных глазах он смотрел, как я выходила из его комнаты.

Глава двадцать седьмая.
Обязательства

Я была не в состоянии вести машину, и не смогла далеко уехать.

Когда мои глаза потеряли способность видеть, я просто позволила колесам съехать на обочину, и медленно прокатившись, машина остановилась. Тяжело опустившись на сидение, я позволила слабости, с которой сражалась в комнате Джейкоба, навалиться на меня. Все оказалось хуже, чем я предполагала –  я не ожидала, что осознание всего случившегося так больно ударит меня. Да, я была права, когда скрывала свое состояние от Джейкоба. Никто не должен был видеть такое.

Но одна я была не очень долго – ровно столько, сколько понадобилось Элис, чтобы увидеть меня здесь, и еще несколько минут, чтобы он успел добраться сюда. Скрипнув, открылась дверь и Эдвард, взяв меня на руки, вынес из машины.

Поначалу от этого стало только хуже. Потому что маленькая часть меня – маленькая, но с каждой минутой становившаяся все злее и громче, кричала на меня – она жаждала объятий совсем других рук. А потом возникло новое чувство вины, и оно высушило эту боль.

Эдвард ничего не сказал, просто позволил мне лить слёзы, пока я не начала сквозь рыдания повторять имя Чарли.

- Ты, правда, готова ехать домой? – с сомнением спросил он.

После нескольких попыток удалось сообщить ему, что в ближайшее время мне все равно лучше не станет. Мне нужно было добраться домой, до того как Чарли решит, что уже слишком поздно, и позвонит Билли.   

Он отвез меня домой – в этот раз, даже близко не приблизившись к пределу скорости моего пикапа – одной рукой обнимая меня. Всю дорогу я пыталась сдерживаться. Сначала, показалось, что бесполезно стараться, но я не сдавалась. «Еще несколько секунд», - уговаривала я сама себя.  – «Просто придется несколько раз извиниться, или несколько раз соврать, и потом я снова смогу сломаться. Я должна это сделать».
Я рыскала в своих мыслях, и отчаянно искала дополнительный резерв силы.

Мои рыдания стихли – я придержала их, но не прекратила. Слезы не перестали капать. Я не знала что делать, чтобы остановить их поток.

- Подожди меня наверху, - проговорила я, когда мы подошли к дому.

Он обнял меня на минутку и исчез.

Войдя в дом, я сразу же направилась к лестнице.

- Белла? – позвал меня Чарли, когда я вошла, со своего обычного места на диване.
Ничего не отвечая, я повернулась к нему. Его глаза испуганно округлились, и он вскочил на ноги.

- Что случилось? Джейкоб...? – расспрашивал он.

Раздраженно покачав головой, я пыталась заговорить:
- С ним все хорошо, с ним все хорошо, - слабым хриплым голосом отвечала я. С Джекобом и правда все было хорошо, физически, а именно это и волновало в данный момент Чарли.

- Но что произошло? – он схватил меня за плечи, беспокойно глядя на меня широко раскрытыми глазами. – Что случилось с тобой?

Наверное, я выглядела хуже, чем представляла себе.

- Ничего, папа. Я... просто должна была поговорить с Джейкобом ... кое о чем, это было сложно и трудно. Со мной все отлично.

Беспокойство улеглось, и сменилось осуждением.

- И это действительно было так необходимо именно в этот момент? – спросил он.

- Наверно нет, папа, но у меня не было выбора – пришло время выбирать... Иногда, случается так, что компромисс невозможен.

Он медленно покачал головой.
- Как он отреагировал на это?
Я не стала отвечать.

Минуту он смотрел на мое лицо, а затем кивнул. Это было достаточным ответом.

- Надеюсь, что ты не испортила его выздоровление.

- Он быстро поправляется, - пробормотала я.

Чарли вздохнул.

Мой самоконтроль держался из последних сил.

- Я буду в своей комнате, - сказала я ему, дернув плечами и освобождаясь от его рук.

- Хорошо, - согласился Чарли. Наверное, он уже заметил повышенный уровень воды, который вот-вот грозил вырваться наружу. Ничто не пугало Чарли больше чем слёзы.

Ослепленная слезами, спотыкаясь на каждом шагу, я дошла до своей комнаты.

Оказавшись внутри, я начала бороться с застежкой своего браслета, трясущимися пальцами пытаясь снять его.

- Нет, Белла, - прошептал Эдвард, хватая мои руки. – Это часть тебя.

Он схватил меня в объятия, и рыдания с новой силой прорвались наружу.

Мой самый длинный день, казалось, растянулся в бесконечности. Я размышляла – закончится ли он когда-нибудь.

Но, хотя ночь и тянулась медленно, она не стала худшей в моей жизни. Я нашла успокоение в ее бесконечности, и я была не одна, это было самое большое мое утешение.

Страх Чарли перед вспышками эмоций, удержал его от того, чтобы зайти проведать меня, хотя я и не сидела тихо – наверное, он, как и я, мало спал в эту ночь.

Мой взгляд в прошлое казался невыносимо ясным сегодня ночью. Я видела каждую свою ошибку, малейшие причиненные зло и обиды. Я видела их все, маленькие и большие. Боль, что я причиняла Джейкобу, нанесенные Эдварду раны, все складывалось аккуратной грудой, от которой я не могла отречься или пройти мимо.

Я поняла, что ошибалась, когда представляла себе их двоих магнитами. Это не Эдварда и Джейкоба пыталась я сложить вместе, это были две мои половины, Белла Эдварда и Белла Джейкоба. Но они не могут существовать вместе, и мне никогда не стоило даже пробовать.

Я принесла столько горя.
В эту ночь я вспомнила обещание, которое дала сама себе этим утром – никогда больше Эдвард не увидит моих слез из-за Джейкоба Блэка. От этой мысли у меня началась истерика, которая испугала Эдварда еще больше, чем мои рыдания. Но истерика прошла исчерпав себя.

Эдвард почти ничего не говорил, он просто лежал рядом со мной на кровати и позволил мне испортить, залить  соленой водой, свою рубашку.

Все длилось дольше, чем я ожидала. Маленькой изломанной частичке меня, потребовалось много времени, чтобы выплакаться. Но, наконец-то все закончилось, и я уснула опустошенная и истощенная. Беспамятство не принесло полного облегчения от боли, это было просто оцепенелое, притупленное спокойствие, как от лекарств. Забытье сделало мои страдания почти выносимыми, но все осталось глубоко внутри меня. Даже во сне я знала это, и моя боль помогла мне решиться на то, что я должна была сделать.

Утро почти ничего не изменило, все не стало яснее, лишь немного более терпимо, я приняла все как данность. Интуитивно я понимала, что каждая новая слеза всегда будет отдаваться болью в моем сердце. Эти переживания отныне станут частью меня. Время лечит – так все говорят. Но мне было все равно, вылечит меня время или нет, лишь бы Джейкобу стало лучше, лишь бы он снова смог быть счастливым.
   Когда я проснулась, я была готова к действиям, никакой неизвестности. Я открыла глаза – наконец-то сухие – и встретилась с его обеспокоенным взглядом.

- Привет, - произнесла я хрипло. Откашлялась, пытаясь прочистить горло.

Он не ответил. Смотрел на меня, ожидая продолжения рыданий.

- Нет, я в полном порядке, - успокоила я его. – Больше такого не будет.

Мои слова заставили его пристально посмотреть на меня.

- Мне жаль, что тебе пришлось все это увидеть, - сказала я. – Это было нечестно по отношению к тебе.

Он обхватил ладонями мое лицо.

- Белла... ты уверена? Что ты выбрала правильно? Я никогда не видел, чтобы ты так мучилась... – на последнем слове его голос сорвался.

Но я знала страдания хуже этих.

Я прикоснулась к его губам:
- Да.

- Не знаю... – его брови искривились. – Если тебе так больно, как это может быть правильно?
- Эдвард, я знаю точно без кого не смогу жить.

- Но...

Я отрицательно покачала головой.
- Ты не понимаешь. Ты можешь набраться смелости или силы и жить без меня, если так будет нужно. Но я никогда не смогу пойти на такую жертву. Я должна быть с тобой. Только так я смогу жить.

Он все еще сомневался. Зря я позволила ему остаться прошлой ночью. Но он был так нужен мне...

- Можешь подать мне ту книгу? – попросила я, указывая за его плечо.

Он в замешательстве свел брови, но быстро подал мне книгу.

- Снова? – спросил он.

- Просто хочу найти этот отрывок... и прочитать, как именно она выразилась... – я пролистала книгу, быстро найдя нужную страницу. Уголок на этой странице частенько загибался и был похож на собачье ухо, потому что именно тут я много раз останавливалась.
- Кэти чудовище, но кое-что она говорит верно. – пробормотала я, и тихо прочла, в основном себе:
«Если все прочее сгинет, а он останется – я еще не исчезну из бытия; если же все прочее останется, но не  станет  его, вселенная для меня обратится в нечто огромное и чужое, и  я  уже  не  буду больше ее частью.» (*«Грозовой перевал» Э. Бронте, перевод Н. Вольпин)
Я кивнула, снова скорее сама себе. – Я понимаю, о чем она говорит. И я знаю, без кого не смогу жить.
Эдвард забрал у меня книгу и кинул ее через комнату – с легким ударом она приземлилась прямо на мой письменный стол. Он обхватил меня руками за талию.

Легкая улыбка озарила его прекрасное лицо, хотя переживания все еще морщили его лоб. – Хитклиф тоже имеет что сказать, - заметил он. Эдварду не нужна была книга, чтобы процитировать. Он прижал меня ближе и прошептал в ухо:  - Я не могу жить без жизни моей! Не могу жить без моей души!*

- Да, - тихо произнесла я. – Об этом я и говорю.

- Белла, я не смогу спокойно смотреть на твои страдания. Может быть...

- Эдвард, нет. Я и так достаточно все усложнила, и мне придется жить с этой болью. Но я знаю, что я хочу, и что мне необходимо... и сейчас я собираюсь сделать это.

- Что мы собираемся сделать сейчас?

Его маленькая поправка заставила меня чуть улыбнуться, и я вздохнула:
- Мы идем повидаться с Элис.

Элис уже стояла на нижней ступеньки крыльца, слишком нетерпеливая, чтобы дождаться нас внутри. Еще немного и она, казалось, пуститься в пляс, взволнованная теми новостями которые, как она предвидела, я приехала ей рассказать.

- Спасибо, Белла! – запела она, стоило нам выйти из пикапа.

- Погоди, Элис, - предупредила я ее, поднимая руку и останавливая ее ликующее пение. – Будет несколько ограничений.

- Я знаю, я знаю, я знаю. Нужно все организовать, самое позднее, до 13 августа, и ты имеешь право вето на список гостей, и если я переборщу с размахом, ты перестанешь со мной разговаривать.

- Ох, хорошо. Тогда ладно. Правила ты знаешь.

- Не волнуйся, Белла, все пройдет идеально. Хочешь посмотреть свое платье?

Мне пришлось пару раз глубоко вдохнуть. «Лишь бы она была довольна и счастлива», - подумала я.

- Конечно.

Элис самодовольно улыбнулась.

- Хм, Элис, - сказала я, стараясь, чтобы мой голос звучал совершенно обыкновенно и буднично. – Когда ты успела раздобыть платье для меня?
Наверно, не стоило мне этого говорить. Эдвард сжал мою руку.

Элис уже шла в дом, направляясь к лестнице.
– Такие дела отнимают массу времени, Белла, - объяснила Элис. Она отвечала как-то... уклончиво. – Я хочу сказать, я не была уверена, что все будет именно так, но определенная возможность присутствовала...
- Когда? – спросила я еще раз.

- Понимаешь, у Перрайн Брюера целая очередь, - ответила она защищаясь. – Шедевры из ткани не возникают за одну ночь. Если бы я не позаботилась заранее, тебе пришлось бы одеть, какой-нибудь ширпотреб! 

Так, похоже, что прямого ответа я не получу:
- Пер, кто?

- Он не слишком известный дизайнер, Белла, так что не закатывай истерику. Он обещал мне, и специализируется он как раз в том, что мне было нужно.

- Я не закатываю истерику.

- И правда, нет, - она подозрительно взглянула на мое спокойное лицо. Когда мы вошли в ее комнату, она обернулась к Эдварду.

- Ты – вон.

- Почему? – запротестовала я.
- Белла, - застонала она. – Ты знаешь правила. Он не должен видеть платья до того самого дня.

Мне пришлось еще раз глубоко вздохнуть.
- Меня это не волнует. Да ты и сама знаешь, что он уже видел платье у тебя в мыслях. Но, если ты хочешь, чтобы все было именно так...
Она уже выталкивала Эдварда за дверь. Он даже не смотрел на Элис – его взгляд был прикован ко мне, он боялся оставлять меня одну.

Я кивнула, надеясь что выгляжу достаточно уверенно, чтобы успокоить его.

Элис захлопнула дверь у него перед носом.

- Отлично! – сказала он. – Пошли.

Она ухватила меня за запястье и потянула к своему шкафу – который был больше чем моя спальня – там, в дальнем углу, отдельно, висел длинный белый пакет для одежды.

Она расстегнула его, одним легким движением, и аккуратно сняла упаковку с вешалки. Отступила на шаг назад, указывая рукой на платье прямо как ведущая телешоу.

- Ну, как тебе? – затаив дыхание спросила она.

Я долго оценивающе на него смотрела, играя с Элис. Она забеспокоилась.
- Ах, - сказала я, и улыбнулась, позволив ей расслабиться. – Вижу.

- Что ты думаешь? – спросила она.
Снова у меня перед глазами возникло то видение из «Ани из зеленых мезонинов» (*книга канадской писательницы Люси Мод Монтгомери,  «Аня из зеленых мезонинов»).
- Оно, конечно же, великолепно. То, что нужно. Ты – гений.
Она усмехнулась: - Я знаю.
- Фасон тысяча девятьсот восемнадцатого года? – угадала я.
- Что-то типа того, - утвердительно кивнула она. – Кое-что сделано по моему дизайну, например шлейф и вуаль... – объясняя, она касалась белого атласа. – Кружева старинные. Тебе нравиться?
- Оно красивое. Именно то, что он и хотел.

- А разве ты не такого хотела? – настойчиво спросила она.

- Думаю да, думаю, именно это я и хотела, Элис. Я знаю, что ты организуешь отличную свадьбу... если будешь держать себя узде.

Она просияла.

- Можно посмотреть твое платье? -  спросила я.
Она моргнула, довольное сияние на лице погасло.

- Разве ты одновременно не заказала платье подружки невесты? Я не хотела бы, чтобы ты на моей свадьбе была одета в ширпотреб. – я вздрогнула в притворном ужасе.

Она бросилась обнимать меня.
- Спасибо, Белла!

- Как ты могла не видеть? – подразнила я, целуя ее коротко стриженные волосы. -  Вот такая ты и ясновидящая.

Элис, танцуя, отошла от меня, ее лицо уже горело в новом приступе энтузиазма. – Нужно столько всего сделать! Иди поиграй с Эдвардом. А мне нужно приниматься за работу.

С криком - «Эсме!» - Элис вылетела из комнаты и исчезла.

Я последовала за ней. Эдвард ждал меня в коридоре, прислонившись к оббитой деревянными панелями стене.

- Это было очень-очень мило с твоей стороны, - сказал он.

- Кажется, она довольна, - согласилась я.

Он коснулся моего лица, его глаза – слишком темные, столько времени прошло с того момента, как он покидал меня – изучали мое выражение.

- Пойдем отсюда, - внезапно предложил он. – Пошли на наш луг.

Это звучало так заманчиво.
– Думаю, мне не нужно больше прятаться, правда?

- Нет. Все опасности позади.

Пока он бежал, он был тих и задумчив. Ветер обдувал мое лицо, после того как буря прошла он потеплел. Облака закрывали солнце, все было как обычно.

Наша лужайка было сегодня мирным и счастливым местом. Кое-где поляну покрывали летние маргаритки, они выделялись бело-желтыми пятнами на зеленой траве. Я улеглась прямо на траву, не обращая внимания на слегка влажную землю, и посмотрела вверх, на облачные картинки. Они были слишком ровные и гладкие. Никаких картинок, просто мягкое, серое одеяло.

Эдвард лег рядом со мной и держал меня за руку.

- 13 августа? – после нескольких минут уютного молчания, как ни в чем ни бывало, спросил он,.

- У меня будет месяц в запасе, до моего дня рождения. Не хочу прерывать слишком близко к этой дате.
Он вздохнул: - Технически – Эсме старше Карлайла на три года. Ты знала об этом?

Я покачала головой.

- И для них нет никакой разницы.

Мой голос был безмятежен, полная противоположность его беспокойству:
- Мой возраст не так уж и важен. Эдвард - я готова. Я выбрала свою жизнь – теперь я хочу начать ее.

Он погладил меня по волосам.
- Право вето на список гостей?

- Да, на самом деле, мне все равно, но ... – я заколебалась, не желая объяснять. Лучше было не объяснять. – Я не уверена, пригласит ли Элис ... парочку вервольфов. Я не знаю, но вдруг... Джейк почувствует что ... что он должен придти. Чтоб, все правильно получилось, или чтоб мне не было больно если он не придет. Ему не нужно переживать все это.

Минуту Эдвард молчал. Я смотрела на верхушки деревьев, они были почти черными на фоне светло-серого неба.

Внезапно, Эдвард схватил меня за талию и я оказалась сверху, прижата к его груди.

- Скажи мне, почему ты это делаешь, Белла. Почему ты решила теперь, дать Элис волю?

Я пересказала ему разговор с Чарли прошлой ночью, перед тем как я поехала к Джейкобу.

- Нечестно держать Чарли в стороне, - резюмировала я. – А еще Рене и Фила. И я могу дать возможность Элис повеселиться. Может так будет легче для Чарли, если я попрощаюсь с ним правильно. Хотя он и думает, что еще очень рано, я не хочу обманывать его и не дать ему шанса подвести меня к алтарю. – я скривилась на последнем слове, и глубоко вздохнула. – В конце концов, мои мама и папа, и мои друзья будут знать лучшую сторону моего выбора, ту, что я могу им рассказать. Они узнают, что я выбрала тебя, и они узнают, что мы вместе. Они будут знать, что я счастлива, где бы я не была. Думаю, это лучшее, что я могу сделать для них.

Эдвард держал мое лицо, всматривался в него целую минуту.

- Сделка расторгается, - резко сказал он.

- Что? – задохнулась я. – Ты отказываешься? Нет!

- Я не отказываюсь, Белла. Я сделаю все, что я обещал. Но тебя я освобождаю от твоих обязательств. Все что ты хочешь, и никаких условий.

- Почему?

- Белла, я вижу, что ты делаешь. Ты пытаешься осчастливить всех остальных. А меня не волнуют чужие чувства. Мне важно, чтобы ты была счастлива. Не переживай о том, как сообщить новости Элис. Я займусь этим. Я обещаю, она не будет давить тебе на совесть.

- Но я...

- Нет. Мы сделаем все так, как хочешь ты. Потому что как хочу я – не получается. Я обозвал тебя упрямой, но посмотри, что я сам наделал. Я с таким идиотским упрямством цепляюсь за свою идею, что лучше для тебя, и только причиняю тебе боль. Раню тебя так глубоко, снова и снова. Я больше не доверяю себе. Ты можешь быть счастлива, как хочешь ты. Как хочу я – всегда неправильно. – он двинулся подо мной, расправляя плечи. – Мы сделаем все так, как хочешь ты, Белла. Этой ночью. Сегодня. Чем быстрее, тем лучше. Я поговорю с Карлайлом. Думаю, если мы дадим тебе достаточно морфия, все не будет так плохо. Во всяком случае попробовать стоит. – он скрежетнул зубами.

- Эдвард, не...

Он приложил палец к моим губам. – Не волнуйся, Белла, любимая. Я не забыл остальные твои требования.

Его руки уже были в моих волосах, его губы двигались мягко – но очень серьезно – на моих губах, прежде чем я поняла, что он имеет в виду. Что именно он собрался сделать.
Времени на раздумья не было. Если я так долго ждала, почему мне нужно останавливать его. И так, я уже не могла дышать спокойно. Мои руки искали его, я прижималась ближе к нему, мой рот соединился с ним и отвечал на каждый его невысказанный вопрос.

Я попыталась придти в себя, найти возможность и силы заговорить.

Он аккуратно перекатился, прижимая меня к прохладной траве.

«Ох, все равно!» – ликовала моя не слишком высокоморальная часть. Мой разум заполнился его сладким дыханием.

«Нет, нет, нет». – спорила я сама с собой. Тряхнула головой, и его губы переместились на мою шею, давая мне возможность дышать.

- Стоп, Эдвард. Погоди. – мой голос был слаб, как и моя воля.
- Почему? – шепнул он в ямку под моим горлом.

Я старательно пыталась, чтобы мой голос звучал решительно: - Я не хочу делать это сейчас.

- Правда? – спросил он с улыбкой. Он снова целовал меня, и больше говорить я не могла. Жар прошел по моим венам, я горела там, где соприкасалась с его кожей.

Я заставила себя сосредоточиться. Мне пришлось постараться, чтобы заставить свои руки отпустить его волосы, и опустить их на его грудь. Но я сделала это. И затем я уперлась в него, пытаясь оттолкнуть от себя. Я не смогла бы это сделать самостоятельно, но он ответил мне, и отодвинулся.

Он откинулся на пару сантиметров, посмотреть на меня, и его взгляд совсем не помогал мне действовать решительно. Его глаза были как черное пламя. В них тлел огонек.

- Почему? – снова спросил он, тихо и жестко. – Я люблю тебя. Я хочу тебя. Прямо сейчас.

Бабочки из желудка заполнили мое горло. Он воспользовался моей немотой.
- Подожди, подожди, - пыталась произнести я ему в губы.
- Не могу, - проговорил он, не соглашаясь.
- Пожалуйста? – сдавлено пискнула я.

Он застонал, и отступился от меня, снова перекатившись на спину.

Мы оба лежали так минуту, пытаясь успокоить дыхание.

- Белла, объясни мне, почему нет, - потребовал он. – И пусть это будет не из-за меня.
Все в моем мире было из-за него. Что за глупые ожидания.
- Эдвард, это очень важно для меня. И я собираюсь сделать все правильно.

- В чьем понимании правильно?

- В моем.

Он перекатился на живот, подпер голову рукой и уставился на меня, осуждающе.

- И как ты собираешься сделать все правильно?

Я глубоко вздохнула. – Ответственно. Все в нужном порядке. Я не оставлю Чарли и Рене без лучшего решения, которое только могу предложить им. Я не отниму у Элис ее веселье, ведь все равно я выйду замуж. И я свяжу себя с тобой по всем человеческим правилам, прежде чем попрошу сделать меня бессмертной. Я буду все делать по правилам, Эдвард.
Твоя душа, очень-очень важна для меня, чтобы играть с ней в такие игры. И ты меня не заставишь.

- Готов спорить, что заставлю, - проговорил он, его глаза снова загорелись.

- Но ты не сделаешь это, - сказала я, стараясь не волноваться. – Зная, что я этого не хочу.

- Ты дерешься не по правилам, - обвинил он.

Я усмехнулась ему:
- А я никогда и не обещала.

Он тоскливо улыбнулся мне в ответ: - Если ты передумаешь...

- Ты будешь первым, кто узнает, - пообещала я.

Именно в этот момент, начал моросить дождик, несколько капель с легким стуком ударились о траву.

Я сердито посмотрела на небо.

- Я доставлю тебя домой. – он смахнул маленькие дождевые бусинки с моей щеки.

- Дождь не проблема, - проворчала я. – Это знак, что пора сделать кое-что очень неприятное и, возможно, очень опасное.

Его глаза тревожно расширились.

- Хорошо, что ты пуленепробиваемый, - вздохнула я. – Мне нужно то кольцо. Пора рассказать Чарли.

Он рассмеялся из-за выражения моего лица. – Очень опасно, - он согласился. Снова рассмеялся и полез в карман джинсов. – Ну, хорошо хоть не придется возвращаться за ним.

Он снова надел мне кольцо на средний палец левой руки.

Где оно и останется – предположительно, до скончания веков.

Эпилог.
Выбор.

Джейкоб Блэк.

- Джейкоб, сколько ещё всё это будет продолжаться? – возмущенно ныла Леа.

Я крепко сжал зубы.

Как и остальные в стае, Леа была в курсе всего. Она знала, почему я пришел сюда – к самому краю земли, неба и моря. Пришел побыть в одиночестве. Она знала, что это единственное чего я хочу. Просто побыть один.

Но все равно увязалась за мной.

На долю секунды это даже польстило мне, но по большей части она достала меня до чёртиков. Поэтому даже и не думал контролировать себя. То, что я сейчас сделал, было просто и естественно. Красный туман больше не застилал мне глаза. Жар больше не пробегал по позвоночнику. Мой голос был спокоен, когда я ответил:
- Леа, спрыгни со скалы. – я указал вниз.

- Нет, правда, малыш. – не обратила она никакого внимания на мои слова, и растянулась на земле рядом со мной. – Ты не представляешь насколько мне тяжело.

- Тебе? – минуту я соображал, что она и правда не шутит. – Леа, ты самая большая эгоистка в мире. Мне неприятно разбивать твои мечты – те, где солнце крутиться вокруг  тебя – и я не стану прямо говорить, что плевать хотел на твои проблемы. Отвали. Подальше.

- Просто посмотри на всё с моей точки зрения, хорошо? – продолжала она, будто я и не говорил ей ничего.

Если она пришла испортить мне настроение, ей это удалось. Я рассмеялся. Смех отдавался странной болью внутри.

- Хватит фыркать и обрати внимание, - рявкнула она.

- Если я сделаю вид, что слушаю, ты уйдешь? – спросил я, глядя на ее вечно злое лицо. Я не уверен, что теперь она когда-нибудь была другая.

Вспомнилось, как раньше мне казалось, что Леа была хорошенькая, даже красивая. Это было давным-давно. Теперь никто больше так о ней не думает. Кроме Сэма. Он никогда не простит себя. Будто это его вина, что она превратилась в злобную гарпию.

Она становилась все злее, словно догадывалась, о чем я думаю. Наверное догадалась.

- Меня тошнит от этого, Джейкоб. Можешь представить каково мне? Мне даже не нравиться Белла Свон. А ты заставляешь меня горевать об этой любительнице кровопийц, словно я ее тоже люблю. Неужели ты не понимаешь, почему меня это немного смущает? Вчера ночью мне приснилось, что я целуюсь с ней! И что мне, черт подери, с этим делать?

- А мне то что до твоих переживаний?

- Я больше не желаю слышать твои мысли! Забудь о ней! Она выходит замуж за это существо. И он попробует изменить ее в одну из них! Мальчик, пора двигаться дальше.

- Заткнись, - прорычал я.

Отвечать ударом на удар было неправильно. Я знал это, и прикусил себе язык. Но теперь она точно пожалеет, если не уйдет сейчас же.

- Всё равно, скорее всего, он просто убьёт её, - продолжала глумиться Леа. – Все истории рассказывают, что они чаще убивают, чем изменяют. Так что, это скорее будут похороны, а не свадьба. Ха.

В этот раз мне пришлось сдержать себя. Я закрыл глаза и боролся с жаром во рту. Я попытался оттолкнуть огонь бегущий по спине, стараясь удержать форму, пока мое тело дрожало и пыталось разорваться пополам.

Когда я снова обрел контроль над собой, я свирепо глянул на нее. Она смотрела на мои руки, наблюдая как унимается дрожь в них. Леа улыбалась.

Она думала, что удачно пошутила и веселилась во всю.

- Если тебя так смущает половая разница, Леа ... – произнес я медленно, выделяя каждое слово. – Ты думаешь нам всем нравиться смотреть на Сэма твоими глазами? И так плохо, что Эмили приходится мириться с твоей навязчивой идеей. Ей тоже не нужны мы, парни, похотливо пыхтящие за его спиной. 

Хоть я и был зол, всё равно почувствовал укол совести, когда увидел её перекошенное от боли лицо.

Она вскочила на ноги – остановилась только, чтобы плюнуть в мою сторону – и убежала в сторону деревьев, всё её тело вибрировало как камертон.

Я мрачно рассмеялся:
- Ты промазала.

Сэм вздрючит меня за это, но оно того стоило. Леа больше не будет докучать мне. А я, если подвернется возможность, ещё раз повторю ей то же самое.

Потому что её слова остались внутри, они врезались в мой мозг, мне было так больно, что я еле дышал.

Не так уж было важно, что Белла выбрала кого-то другого, а не меня. Эти страдания были ерундой. С этой мучительной болью я смогу прожить остаток своей дурацкой, слишком длинной, растянутой жизни.

Важно было то, что она бросала всё, что она позволит своему сердцу остановиться, своей коже превратиться в лед, а разуму переродиться в какое-то кристаллическое хищническое сознание. Чудовище. Чужая.

Я думал, что не может быть ничего хуже этого, ничего более болезненного...

Но, если он убьет её...

Снова я должен был усмирять свою ярость. Возможно, если бы не Леа, было бы хорошо позволить жару изменить меня в создание, которое справляется с такими переживаниями лучше. Создание, чьи инстинкты гораздо сильнее человеческих эмоций. Животное, которое иначе воспринимает человеческую боль. Хоть какое-то разнообразие. Но Леа убегала, и я не хотел разделять ее мысли. Я тихо выругался ей в след.

Несмотря на все старания, мои руки дрожали. Что заставляло их дрожать? Злость? Страдания? Я не был уверен, с чем я борюсь сейчас.

Я должен верить, что Белла выживет. Но тогда нужно было доверять – а доверять я не хотел, верить в то, что кровосос способен оставить её в живых.

Она изменится, интересно, как это подействует на меня. Буду ли я считать её мёртвой, когда увижу вот так стоящую передо мной словно камень? Словно кусок льда? Когда её запах будет обжигать мои ноздри и разбудит инстинктивное желание рвать и уничтожать... Как это будет? Могу ли я захотеть убить её? Могу ли я не хотеть убить одного из них?

Я смотрел как волны набегают на берег. Они исчезали из виду под краем скалы, но я слышал как они разбивались о песок. Я смотрел на них допоздна, и еще долго, после того как стемнело.

Идти домой не хотелось. Но я был голоден, и я не мог придумать ничего другого.

Я скорчил рожу, когда небрежно подобрал свои костыли за петли. Если бы только Чарли не видел меня в тот день и не слышал слов о моей «аварии». Дурацкий реквизит. Я их ненавидел.

Лучше мне было оставаться голодным, понял я, когда вошел в дом и посмотрел на папино лицо. Он что-то задумал. Это легко было понять – он любил преувеличивать. Притворялся, что все как обычно.
А еще, начинал говорить слишком много. Что-то про те времена, когда я пешком ходил под стол. Про это он всегда болтал, когда не хотел что-то рассказывать. Я не обращал внимания, старался как мог сосредоточиться на еде. Старался прожевать ее быстрее...
- ... и Сью заезжала сегодня. – папа говорил громко. Его трудно было игнорировать. Как всегда. – Удивительная женщина. Она круче гризли. Хотя не знаю, как она управляется со своей дочерью. Из Сью получился бы чертовски хороший волк, а Леа больше смахивает на рассомаху. – он засмеялся над своей шуткой.

Немного подождал моего ответа, не заметив мой отсутствующий, скучающий вид. Обычно это раздражало его. Я хотел бы, чтоб он перестал болтать про Леа. Я старался не думать про нее.

- С Сэтом все намного проще. Конечно, и с тобой все было проще, чем с твоими сестрами, пока... ладно, у тебя и так проблем больше, чем у них.

Я вздохнул, долго и глубоко, и уставился в окно.

Билли замолчал слишком надолго.
- Мы сегодня получили письмо.

Я сразу понял, что именно этой темы он и избегал.

- Письмо?

- Приглашение... на свадьбу.

Каждый мускул в моем теле напрягся. Волна жара пробежала по спине. Я вцепился в стол, чтобы руки не дрожали.

Билли продолжал, сделав вид, что ничего не заметил:
- Внутри записка, адресованная тебе. Я ее не читал.

Он вытянул из боковины своего кресла тонкий, цвета слоновой кости, конверт. Положил его на стол, между нами.
- Тебе, наверно, не следует его читать. Не важно, что там написано.

Тоже мне, психолог. Я сдернул конверт со стола.

Это была тяжелая, плотная бумага. Дорогая. Слишком изысканная для Форкс. Открытка внутри тоже была вычурная и формальная. Белла тут ни при чем. В прозрачных страницах с напечатанным текстом, не было ничего в её вкусе. Готов спорить, что они ей вообще не понравились. Я не прочел слов, даже не посмотрел дату. Мне было всё равно.

Там был кусочек тонкой бумаги сложенной пополам, с моим именем, написанным на одной стороне черными чернилами от руки. Я не узнал подчерк, но он был такой же нездешний, как и все остальное. Мгновение я размышлял, неужели кровосос решил позлорадствовать.

Я развернул лист:

«Джейкоб,

Я нарушаю правила, высылая тебе это. Она боялась сделать тебе больно, и не хотела, чтобы ты ни в коей мере не чувствовал себя обязанным. Но, я знаю, если бы все пошло иначе, я хотел бы иметь выбор.

Джейкоб, я обещаю, что позабочусь о ней. Спасибо тебе, за неё и за всё.

Эдвард».

- Джейк, у нас всего один стол, - заметил Билли. Он смотрел на мою левую руку.

Мои пальцы впились в дерево так, что столу, действительно, грозила опасность. Я отпустил их один за другим, целиком сосредоточившись на этом действии, и сжал обе ладони вместе, чтобы больше ничего не сломать.

- Да уж, всё равно, – пробормотал Билли.

Я вышел из-за стола, и снял футболку. Надеюсь, что Леа уже добралась домой.

- Не загуливай допоздна,  - напутствовал Билли, когда я пинком открыл дверь.

Я бежал до деревьев, моя одежда раскидана позади, как след – словно я хотел найти путь назад. Теперь было так просто изменить форму. Мне не нужно думать. Мое тело уже знало, куда я иду, и дало мне то, что я хотел.
У меня было четыре ноги, и я почти летел.

Деревья расплылись в черное марево пролетавшее мимо меня. Мои мускулы работали в простом ритме. Я мог бежать в таком темпе много дней и не уставать. Может быть, сейчас я и не остановлюсь.

Но я был не один.

«Так жаль», - прошептал Эмбри у меня в голове.
Я мог видеть его глазами. Он был далеко на севере, но развернулся и рванул присоединиться ко мне. Я рыкнул и прибавил скорости.

«Подожди нас», - заныл Квил. Он был ближе, только что выскочил из посёлка.

«Оставьте меня одного», - огрызнулся я.

Я чувствовал их беспокойство, и постарался изо всех сил утопить его в звуке ветра и леса. Вот что я ненавидел больше всего – видеть себя их глазами, было только хуже, что их глаза были полны жалости. Они чувствовали мою ненависть, но продолжали бежать за мной.

Новый голос зазвучал в моей голове.

«Оставьте его». – мягко подумал Сэм, но все равно это был приказ. Эмбри и Квил перешли на шаг.

Если бы я только мог перестать слышать и видеть то, что слышат и видят они. Моя голова была битком набита народом, остаться одному – значит принять человечье обличье, но тогда боль становилась неимоверной.

«Изменяйтесь, - приказал им Сэм. – Эмбри, я подберу тебя»

Сначала одно, а потом и второе сознания ушли в тишину. Остался только Сэм.

«Спасибо» - смог подумать я.

«Возвращайся, когда сможешь» - слова были слабыми, они исчезли в черной пустоте, когда и он ушел. Я был один.

Как хорошо. Теперь я слышал слабый шорох опавшей листвы под когтями, шорох совиных крыльев над головой, океан – далеко-далеко на западе – прибой у пляжа. Только это, и больше ничего. Не чувствовал ничего, кроме скорости, только напряжение мышц, сухожилий и костей, гармонично работающих вместе, пока я мчался вперед оставляя километры за собой.

Если бы молчание в моей голове продолжалось, я никогда больше не изменился бы в человека. Я не был бы первым, кто выбрал жизнь волка. Может, если я убегу очень далеко, мне никогда больше не придется слышать их голоса...

Я побежал ещё быстрее, позволив Джейкобу Блэку исчезнуть позади.

Конец.

0


Вы здесь » РОЛЕВАЯ ИГРА ПО "СУМЕРЕЧНОЙ САГЕ"!!! ВСЕ СЮДА!!! » Библиотека » Третяя книга - Затмение