РОЛЕВАЯ ИГРА ПО "СУМЕРЕЧНОЙ САГЕ"!!! ВСЕ СЮДА!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » РОЛЕВАЯ ИГРА ПО "СУМЕРЕЧНОЙ САГЕ"!!! ВСЕ СЮДА!!! » Библиотека » Четвертая книга - Рассвет


Четвертая книга - Рассвет

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Глава тридцать шестая
Жажда крови

Их появление было зрелищным, даже красивым.
Они шли четким церемониальным строем. Они двигались вместе, но это не был марш. Идеально синхронно они выплывали из-за деревьев – темные, нерушимые фигуры, которые, казалось, парили в нескольких дюймах над белым снегом - так плавно было их продвижение.
Внешний периметр был серым; но цвет темнел с каждой линией, пока не превращался в глубокий черный в самой сердцевине. Все лица были скрыты в тени капюшонов. Слабый шаркающий звук ног был таким размеренным, что походил на музыку, сложный ритм которой ни на секунду не прерывался.
По какому-то знаку, которого я не заметила – или возможно никакого знака и не было вовсе, только тысячелетняя практика – строй перестроился. Движение было слишком жестким и точным, чтобы напоминать распустившийся цветок, хотя цвет и предполагал это. Скорее это был открывающийся веер - грациозный, но угловатый. Фигуры в серых плащах растянулись по флангам, тогда как в более темных оказались точно в середине - каждое движение строго контролировалось.
Их движение было медленным, но осторожным - без спешки, без напряжения, без беспокойства. Это была поступь непобедимых.
Все было практически также, как в моем давнем кошмаре. Единственное, чего не хватало – это злорадного вожделения, которое я видела на их лицах в моем сне – улыбки мстительного удовольствия. Сейчас же Волтури были слишком дисциплинированны, чтобы показать хоть какие-нибудь эмоции. Они также не показали своего удивления или испуга при взгляде на компанию вампиров, которая ждала их здесь – компанию, выглядевшую на их фоне особенно неорганизованно и неподготовлено. Они не высказали удивления даже увидев гигантских волков, которые были среди нас.
Я не смогла  удержаться от того, что бы сосчитать их. Их было тридцать два. Даже если не учитывать двух безучастных бледных фигур в черных плащах позади, которые по моему предположению были женами – их защищенная позиция свидетельствовала о том, что они не будут вовлечены в атаку – мы были все еще в меньшинстве. Среди нас было девятнадцать вампиров, готовых сражаться, и еще семь, которые будут наблюдать за нашим уничтожением. Даже с учетом десяти волков, Волтури все равно превосходили нас силами.
- Солдаты прибывают, солдаты прибывают, - загадочно пробормотал Гаррет сам себе и затем один раз довольно хихикнул.
Он придвинулся на шаг ближе к Кейт. 
- Они пришли, - прошептал Владимир Стефану.
- Жены, - прошипел Стефан в ответ. - Вся стража. Все они вместе. Хорошо, что мы не пытались достать их в Волтерре.
А затем, как будто их количество было недостаточным, в то время как Волтури медленно и величественно продвигались, за ними начали появляться другие вампиры.
Лица в этом втором, казалось бесконечном, потоке вампиров были абсолютно противоположны лицам Волтури – они выражали калейдоскоп эмоций. Сначала они испытали удивление и даже некоторая тревога, когда они увидели неожиданную силу, поджидающую их. Но это беспокойство быстро прошло - они были уверены в своем численном преимуществе, уверены в своих позициях за спинами неодолимой силы, которой являлись Волтури. Выражение их лиц стало таким же, каким было до того, как мы удивили их своей встречей.
Было довольно легко проследить за ходом их мыслей –  они легко читались на их лицах. Это была разгневанная толпа, быстрая на расправу и падкая на правосудие. Я полностью не понимала отношение всего вампирского мира к бессмертным детям, пока не увидела выражения этих лиц.
Было ясно, что эта разношерстная, дезорганизованная толпа – в ней было больше сорока вампиров — была в каком-то роде свидетелями со стороны Волтури. Когда мы умрем, именно они убедят мир, что уничтоженные вампиры были преступниками и что Волтури руководствовались лишь стремлением к справедливости. Но большинство из них выглядело так, словно надеялось стать больше, чем просто свидетелями – они хотели поучаствовать в казни.
У нас не было шансов. Даже если бы мы могли так или иначе нейтрализовать преимущества Волтури, они все еще превосходили нас количеством. И даже если нам удастся убить Деметрия, Джейкоб не сможет убежать.
Я могла чувствовать это, как и то, что понимание распространяется и на всех остальных. Отчаяние повисло в воздухе, пугая меня еще больше, чем раньше.
Среди вампиров на противоположной стороне был один, казалось, не принадлежал к остальной части. Я узнала Ирину, которая металась между двумя сторона баррикады. Только ее выражение лица отличалось от других. Полный ужаса взгляд Ирины не отрывался от  Тани на передней позиции нашей линии.
Эдвард зарычал, очень низко, но яростно.
- Алистер был прав, - проворчал он Карлайлу.
Я увидела сверкнувший взгляд Карлайла на вопрос Эдварда. 
- Алистер был прав? – прошептала Таня. 
- Они – Кайус и Аро – пришли чтобы уничтожить и овладеть, - Эдвард выдохнул так тихо, что только наша сторона могла это услышать. - Они разработали множество вариантов стратегии уже на месте. Если обвинение Ирины каким-то образом будет опровержено, они найдут другую причину. Но сейчас, когда они видят Ренесми, они уже полностью уверены в своей линии поведения. Мы все еще можем попытаться защититься от придуманных обвинений, но сперва мы должны остановить их и заставить выслушать правду о Ренесми, – и затем еще тише. – Которую они вообще не собираются  слушать.
Джейкоб издал странное гневное фырканье.
А затем, неожиданно, двумя секундами позднее, процессия замерла. Низкая музыка идеально синхронизированных движений обернулся в тишину. Безупречная дисциплинированность осталась прежней: Волтури, как один, замерли в абсолютной неподвижности. Они заняли позицию в сотне ярдов от нас.

За мной  в стороне я услышала биение больших сердец, ближе чем раньше. Я рискнула скосить глаза влево и вправо чтобы посмотреть, что остановило продвижение Волтури.
Волки присоединились к нам.
С обеих сторон нашей неровной линии, на своих длинных лапах стояли волки. Мне хватило секунды, чтобы отметить, что здесь было больше, чем десять волков, и узнать тех, которые были мне знакомы и тех, которых я видела впервые. Их было шестнадцать, рассредоточенных вокруг нас – всего семнадцать, включая Джейкоба. По их размерам и большим лапам было ясно, что новые оборотни  были еще очень-очень молодыми. Я подумала, что должна была предвидеть это. Когда так много вампиров по соседству, демографический взрыв среди оборотней был неизбежен.
Еще больше детей умрет. Я спрашивала себя, почему Сэм допустил такое, но потом поняла, что у него не было другого выбора. Если кто-либо из волков остается с нами, Волтури могут быть уверены, что остальные тоже присоединяться к нам. Они рисковали всей своей стаей в этой схватке.
И мы проиграем.
Внезапно я почувствовала такую злость, которая мгновенно обернулась в неконтролируемую ярость. Мое отчаяние полностью исчезло. Слабый красноватый ореол окутал темные фигуры передо мной и все, что я  хотела в этот момент, это вонзить свои зубы в них, разорвать их тела на кусочки и сжечь. Я словно сошла с ума - мне казалось, я бы станцевала вокруг погребального костра, где бы они горели живьем, я бы смеялась, пока тлели их останки. Мои губы непроизвольно изогнулись и низкое, безумное рычание вырвалось из моего горла, и казалось шло из самой глубины моего тела. Я осознала, что уголки моих губ приподнялись в улыбке.
Рядом со мной Зафрина и Сена вторили моему тихому рычанию. Эдвард сжал мою руку, которую он все еще держал в своей руке, словно предостерегая меня.
Затененные лица Волтури  в большинстве своем все еще были невыразительны. И только две пары глаз не выказывали вообще никаких эмоций. В самом центре, держась за руки, Аро и Кайус оценивающе выжидали, и все их окружение тоже замерло в ожидании приказа к убийству. Эти двое не смотрели друг на друга, но было очевидно, что они общаются. Маркус же, касаясь другой руки Аро, казалось, не участвовал в разговоре. Его выражение лица не было таким же бессмысленным как у остальных, оно было скорее пустым. Как и в тот раз когда я видела его однажды, он, по всей вероятности, испытывал скуку.
Фигуры свидетелей Волтури были повернуты к нам, их взбешенные глаза были прикованы к Ренесми и ко мне, но они все еще оставались недалеко от кромки леса, оставляя большое расстояние между ними и солдатами Волтури. Только Ирина была поблизости, прямо за Волтури, всего в нескольких шагах от древних женщин – светловолосых, с рыхлой кожей и подернутыми пеленой глазами – и их огромных телохранителей.
Прямо сзади Аро я увидела женщину в темно-сером плаще. Я не могла быть уверена, но мне показалось, что она касается его спины. Была ли это Рената, еще один щит? Я задалась вопросом, тем же что и Элеазар ранее - сумеет ли она противостоять мне?
Но я бы не стала расточать свою жизнь, пытаясь подобраться к Кайусу  и Аро. У меня были более важные цели.
Я пробежала взглядом по их строю и без труда выделила две миниатюрные фигуры в серых плащах, в самом центре. Алек и Джейн, должно быть, самые маленькие члены стражи. Они держались неподалеку от Маркуса, защищенные Деметрием с другой стороны. Их слащавые лица были гладкими, ничего не выражающими; они носили самые темные плащи из всех, не считая абсолютно черных накидок древних. Ведьмы-близнецы, как называл их Владимир. Их силы были главной опорой в наступлении Волтури. Истинные драгоценности в коллекции Аро.
Мои мускулы сжались и я почувствовала как яд хлынул в мой рот.
Подернутые пеленой красные глаза Аро и Кайуса скользили по нашему строю. Я явственно читала разочарование на лице Аро, когда он раз за разом пристально вглядывался в наши лица и не находил одно. Он с досадой сжал губы. В этот момент я была благодарна, что Элис убежала. Так как пауза затянулась, я могла слышать быстрое дыхание Эдварда.
- Эдвард? – спросил Карлайл тихим и обеспокоенным голосом.
- Они не уверены, что предпринять дальше. Они взвешивают возможности, выбирают ключевые цели – я, кончено ты, Элеазар, Таня. Маркус изучает наши связи друг с другом, ища уязвимые места. Присутствие румынов раздражает их. И еще они волнуются из-за нескольких лиц, которые они не могут узнать – Зафрина и Сена в частности, - и волков, естественно. Они никогда не были в численном меньшинстве. Это остановило их.
- В меньшинстве? – недоверчиво прошептала Таня.
- Они не считают своих свидетелей, - выдохнул Эдвард. – Они – ничто, бесполезны в схватке. Аро просто нуждался в аудитории.
- Должен ли я сказать что-то? – спросил Карлайл.
Эдвард колебался, а затем утвердительно кивнул.
- Это единственная возможность, которая тебе представится.
Карлайл расправил плечи и сделал несколько шагов вперед. Я ненавидела то, что он стоял там один, без защиты. Он расставил свои руки и выставил ладони, словно в приветствии.
- Аро, мой старый друг. Кажется, мы не виделись столетия.
На долгое мгновение повисла тишина. Я могла чувствовать напряжение Эдварда, пока он прислушивался к тому, как Аро отнесся к словам Карлайла. Напряжение стало таким ощутимым, как тиканье стрелки часов. А затем Аро выступил вперед из строя Волтури. Рената, его щит, двигалась вместе с ним и, казалось, будто кончики ее пальцев касаются его плаща. Впервые в рядах Волтури почувствовалась какая-то реакция на происходящее. Недовольное бормотание прокатилось по их строю, брови у всех нахмурились, они обнажили зубы. Некоторые из охраны даже наклонились, сжавшись, готовые атаковать.
Аро указал на них рукой.
- Мир.
Он сделал еще несколько шагов вперед, затем наклони голову набок. Его молочные глаза вспыхнули любопытством.
- Справедливые слова, Карлайл, - сказал он своим тонким голосом. – Но они кажутся неуместными, когда я вижу, какую армию ты собрал, чтобы убить меня и моих близких.
Карлайл покачал головой и протянул руку вперед в жесте, словно между ними не было доброй сотни ярдов.
- Ты можешь коснуться моей руки, чтобы понять, что это никогда не входило в мои намерения.
Аро сузил свои проницательные глаза.
- Но как же можно еще рассматривать твои намерения, дорогой Карлайл, учитывая то, что ты сделал? – он нахмурился, и тень печали исказила его черты лица – я не могла сказать была ли эта печаль истинной или же он притворялся. 
- Я не совершал преступления, за которое вы пришли наказать меня.
- Тогда отойди и дай нам наказать виновных. Поверь мне, Карлайл, ничто не порадует меня больше, чем возможность сохранить тебе жизнь сегодня.
- Никто не нарушал закона, Аро. Позволь мне объяснить, - и Каралйл вновь протянул свою руку.
Но до того как Аро смог ответить, Кайус приблизился и встал рядом с ним.
- Так много бесполезных правил, так много необязательных ограничений ты создал себе, Карлайл, - прошипел белокурый древний вампир. – Как же возможно, что ты нарушил один закон, который на самом деле важен?
- Закон не нарушен. Если бы вы послушали…
- Мы видим ребенка, Карлайл, - зарычал Кайус. – Не принимай нас за дураков.
- Она не бессмертная. Она не вампир. Я легко могу доказать это всего несколькими моментами…
Кайус прервал его.
- Если она не одна из тех, кого запрещает закон, тогда зачем ты собрал этот батальон для ее защиты?
- Это свидетели, Кайус, точно такие же, каких привели и вы, - и Карлайл указал на разъяренную толпу у опушки леса. Некоторые из них зарычали в ответ. – Каждый из этих друзей может рассказать тебе правду о ребенке. Или ты можешь сам взглянуть на нее, Кайус. Увидеть румянец человеческой крови у нее на щеках.
- Это уловка! – оборвал Кайус. – Где наш информатор? Пусть она выступит вперед! – он вертел своей шеей пока не разглядел Ирину, томившуюся за женами. –  Ты! Выйди!
Ирина посмотрела на него с  непониманием, выражение ее лица было словно у человека, который только что пробудился от ужасного кошмара. Кайус нетерпеливо щелкнул пальцами. Один из огромных телохранителей жен переместился к Ирине и став сзади, грубо толкнул вперед. Ирина дважды моргнула, а затем медленно пошла по направлению к Кайусу в изумлении. Она резко остановилась в нескольких ярдах, ее глаза все еще не отрывались от сестер.
Кайус сократил расстояние между ними, а затем ударил ее наотмашь поперек лица.
Это не могло ранить, но было в этом жесте что-то ужасное. Это было все равно, что смотреть за тем, как кто-то пинает собаку. Таня и Катя одновременно зашипели. Тело Ирины напряглось, и она устремила свой взгляд прямо на Кайуса. Он направил свой когтистый палец на Ренесми, которая цеплялась за мою спину. Ее пальцы все еще были запутаны в шерсти Джейкоба. В моем взбешенном видении Кайус стал полностью красным. Из груди Джейкоба вырвалось рычание.
- Это тот ребенок, которого ты видела? – требовательно спросил Кайус. – Тот самый, который очевидно был не просто человеком?
Ирина взглянула на нас, первый раз рассматривая Ренесми с тех пор, как она появилась здесь. Ее голова склонилась на одну сторону, сомнение появилось на ее лице.
- Итак, - спросил Кайус.
- Я… Я не уверена, - ответила она в замешательстве.
Рука Кайуса дернулась, как если бы он захотел ударить ее снова.
- Что ты имеешь в виду? – сказал он стальным голосом.
- Она не такая же как была раньше, но я думаю, что это тот же ребенок. Я имею ввиду, что она изменилась. Этот ребенок взрослее, чем тот, которого я видела, но… 
Бешеный рык вырвался сквозь оскаленные зубы Кайуса и Ирина замолчала так и не закончив фразу. Аро перелетел на сторону Кайуса и положил руку на его плечо.
- Будь терпелив, брат. У нас есть время разобраться с этим. Нет необходимости спешить.
С угрюмым выражением Кайус отшатнулся от Ирины.
- А сейчас, милая, - сказал Аро теплым, сладким шепотом. – Покажи мне, что ты пыталась сказать, - и он протянул свою руку к изумленной вампирше.
Ирина взяла его руку неуверенно. Он держал ее только пять секунд.
- Видишь, Кайус? – сказал он. – Вот простой способ узнать то, что нам нужно.
Кайус не ответил ему. Аро обвел глазами свою аудиторию, свою толпу, и затем повернулся к Карлайлу.
- Итак, кажется, у нас появилось что-то таинственное. Выглядит так, что ребенок растет. Но первое воспоминание Ирины, есть не что иное, как бессмертный ребенок. Интересно.
- Это именно то, что я пытаюсь объяснить, - сказал Карлайл, и по тому, как изменился его голос, я могла предположить, что он испытывает облегчение. Это была отсрочка, на которую мы все туманно надеялись.
Я не чувствовала облегчения. Я ждала, почти застыв в своей ярости,  следуя обещанной Эдварду стратегией.
Карлайл вновь протянул свою руку.
Аро замешкался на мгновение.
- Я бы предпочел услышать объяснения от более важного участника истории, мой друг. Или я не прав, что это нарушение - не твоих рук дело?
- Здесь не было нарушения.
- Даже если это так, я должен знать каждую грань этой правды, - в тонком голосе Аро послышались стальные нотки. - И лучший способ получить ее, это услышать все непосредственно от твоего талантливого сына. - Он указал рукой на Эдварда. - Так как ребенок держится за его новообращенную супругу, я предполагаю, Эдвард тоже причастен.
Конечно, он хотел Эдварда. В тот самый момент, когда он проникнет в мозг Эдварда, ему станут известны все наши мысли.
Все, кроме моих.
Эдвард быстро развернулся и, не встречаясь со мной взглядом, поцеловал меня и Ренесми в лоб. Он быстро двинулся по снежному покрову, похлопав Карлайла по плечу когда тот отходил назад. Я услышала тихое рыдание позади – страх Эсме вырвался наружу.
Красный туман, который я видела вокруг армии Волтури, засиял ярче чем раньше. Я не могла смотреть как Эдвард в одиночестве пересекает пустое белое пространство -  но я также не смогла бы выдержать если бы Ренесми приблизилась хоть на один шаг ближе к нашим противникам. Протеворечивые желания разрывали меня. Я чувствовала, словно меня заморозили, и казалось мои кости могут взорваться от напряжения.
Я увидела улыбку Джейн, когда Эдвард пересек середину расстояния между нами, оказавшись ближе к ним, чем к нам.
И эта самодовольная улыбочка сделала это. Мое бешенство достигло пика, оно стало даже сильнее, чем в тот момент бушующей жажды крови, когда я поняла что волки будут участвовать в этой битве, где мы все обречены. Я могла почувствовать безумие на моем языке – я чувствовала, как оно выливается из меня подобно приливной волне. Мои мускулы напряглись, и я действовала автоматически. Я распростерла свой щит всеми силами моего мозга, бросив его на практически невозможную дистанцию – в десять раз дальше моей лучшей попытки – как копье. Мое дыхание стало гневным и напряженным.
Щит полетел от меня сгустком энергии, грибообразным облаком жидкой стали. Он пульсировал словно нечто живое - я могла чувствовать его, от верхушки до края.
Сейчас не было ни одной бреши в этой эластичной ткани; в это мгновение полной силы, я видела, что неуверенность, которую я чувствовала раньше, была только в моей голове – я держалась за нее в самозащите, в подсознательном неверии в собственные силы. И сейчас я освободилась, и мой щит с легкостью распространился на добрых пятьдесят ярдов от меня, потребовав самой минимальной концентрации.
Я могла чувствовать свой щит так же, как любой другой мускул моего тела. Он был послушен моей воле. Я толкнула его на далекую дистанцию, придала ему форму овала. Внезапно все под этим гибким железным щитом стало частью меня – я могла чувствовать жизненную силу всего, что я покрыла. Вампиры и оборотни под ним были точками тепла, искорками света, окружающими меня. Я протянула щит вперед и вздохнула с облегчением, когда почувствовала яркий свет от Эдварда в пределах моей защиты. Я держала его там, сокращая эту новую мышцу таким образом, что осталась всего лишь тонкая, но нерушимая полоска между его телом и нашими врагами.
Вряд ли прошла и секунда. Эдвард все еще двигался к Аро. Но все изменилось абсолютно, но кроме меня никто не заметил этого. Яростный смех вырывался сквозь мои зубы. Я чувствовала, что остальные смотрят на меня, а Джейкоб своими большими черными глазами уставился на меня как на сумасшедшую. 
Эдвард остановился в нескольких шагах от Аро, и я осознала с некоторой досадой, что я не должна мешать этой встрече. Это было частью нашей подготовки - заставить Аро выслушать нашу историю. Мне стало почти физически больно от этого, но я неохотно отдернула свой щит и оставила Эдварда одного. Веселое настроение испарилось. Я полностью сконцентрировалась на Эдварде, готовая в любой момент накрыть его своим щитом, если понадобится.
Подбородок Эдварда высокомерно приподнялся, и он протянул свою руку Аро, как если бы оказывал ему большую честь. Аро, казалось, только восхитился таким отношением, но остальные не разделяли его восторга. Рената возбужденно волновалась в тени Аро. Огорчение Кайуса было так глубоко, что казалось его тонкую, просвечивающую кожу испещрили складки. Маленькая Джейн оскалила свои зубы, и рядом с ней Алек сузил глаза, концентрируясь. Я предположила, что он готовится, как и я, в случае необходимости действовать немедленно.
Аро без промедления сократил расстояние – действительно, чего ему было бояться? Неуклюжие тени в светло-серых плащах – это были мускулистые воины типа Феликса – были всего в нескольких ярдах. Джейн и ее мучительный дар могли повалить Эдварда на землю и заставить корчиться в агонии. Алек мог ослепить и оглушить его, не позволив сделать даже шага по направлению к Аро. Никто не знал, что в моей власти остановить их всех. Никто, даже Эдвард.
С улыбкой, без всякого беспокойства, Аро взял руку Эдварда. Он сразу прикрыл глаза, а затем его плечи сгорбились под шквалом информации.
Каждая секретная мысль, каждая стратегия, каждое предположение – все, что Эдвард слышал в мыслях других за последний месяц – стало доступно Аро в это мгновение. И далее – каждое видение Элис, каждый тихий момент нашей семьи, каждая картинка в голове Ренесми, каждый поцелуй, каждое прикосновение между мной и Эдвардом... Все это теперь принадлежало и Аро.
Я зашипела от расстройства, и щит начал колебаться в унисон с моим раздражением, изменив свою форму и растянувшись вдоль нашей линии.
- Полегче, Белла, - прошептала Зафрина.
Я стиснула зубы.
Аро продолжал концентрироваться на воспоминаниях Эдварда. Голова Эдварда тоже наклонилась, мускулы на его шее напряглись, так как он снова видел все, что видел Аро и еще видел реакцию Аро на все то, что он узнал.
Эта двухсторонняя, но неравная беседа продолжалась так долго, что даже охрана начала беспокоиться. Низкое перешептывание пробежало через строй, пока Кайус не потребовал тишины.  Джейн продвигалась вперед, словно она не могла иначе, а лицо Ренаты выражало крайнее горе. Мельком, я посмотрела на этот мощный щит, который казался в этот момент таким слабым и объятым паникой; хотя она была полезна для Аро, я могла сказать точно, что она не воин. Ее работой была защита, а не борьба. В ней не было жажды крови. Я знала, что если бы сражение было между мной и ею, я бы уничтожила ее.
Я снова сфокусировалась, так как Аро выпрямился, а его глаза открылись. Их выражение было испуганным и осторожным. Он не выпускал руку Эдварда.
Мускулы Эдварда слегка расслабились.
- Ты видел? - спросил Эдвард своим спокойным бархатным голосом.
- Да, я действительно видел, - согласился Аро. Удивительно, но его голос прозвучал почти довольно. - Я сомневаюсь, что кто-то из богов или смертных когда-либо видели столь ясно.
Дисциплинированные лица охраны выразили то же удивление, которое почувствовала я.
- Ты дал мне много пищи для размышления, юный друг, - продолжил Аро. - Гораздо больше, чем я ожидал. - Он все еще не отпускал руку Эдварда, напряжение в теле Эдварда выдавало то, что он понял, о чем думал Аро.
Эдвард не ответил.
- Могу я познакомиться с ней? - спросил Аро – почти умоляя – с все возрастающим интересом. - Никогда за все свои века я даже не мечтал о существовании подобного создания. Какое дополнение к нашей истории!
- Про что ты, Аро? - вставил Кайус перед тем, как Эдвард смог ответить. Простой вопрос заставил меня обхватить Ренесми руками, защищая ее, и качая, словно в колыбели возле груди.
- Кое-что, о чем ты и вообразить не можешь, мой милый друг. Подумай минуту, ведь то правосудие, которое мы намеревались совершить, больше не требуется.
Кайус удивленно зашипел от его слов.
- Мир, брат, - успокаивающе предостерег Аро.
Это должно было быть хорошей новостью – это были те слова, на которые мы все надеялись - отсрочка, возможность которой мы никогда не рассматривали серьезно. Аро выслушал правду. Аро признал, что закон не был нарушен.
Но мои глаза были прикованы к Эдварду, и я видела, как напряглись мускулы на его спине. Я прокрутила еще раз в голове инструкцию Аро для Кайуса, и уловила ее двусмысленность.
- Так ты представишь меня своей дочери? - спросил Аро Эдварда вновь.
Кайус был не единственным, кто зашипел, услышав о таком повороте событий. 
Эдвард неохотно кивнул. Ренесми уже убедила многих. Аро всегда казался лидером древних вампиров. Если он будет на ее стороне, смогут ли остальные действовать против нас?
Аро все еще держал руку Эдварда, и сейчас он безмолвно отвечал на вопрос, который никто из нас не слышал.
- Я думаю, учитывая обстоятельства, мы должны найти компромисс. Встретимся посередине.
Аро опустил свою руку. Эдвард повернулся к нам и Аро присоединился к нему, небрежно положив одну руку на плечо Эдварда, как если бы они были лучшими друзьями, – все это, не прерывая прикосновения к коже Эдварда. Они начали пересекать поле по направлению к нам. Вся стража двигалось в шаге от них. Аро небрежно поднял руку, даже не посмотрев на них. 
- Спокойно, мои дорогие. В самом деле, они не причинят нам никакого вреда до тех пор, пока мы миролюбивы.
Охрана отреагировала на эти слова более откровенно, чем раньше, с рычанием и свистом протеста, продолжая сохранять свою позицию. Рената, придвигаясь еще ближе к Аро, беспокойно запричитала.
- Господин, - шепнула она. 
- Не мучайся, моя любовь, - ответил он. - Все хорошо.
- Возможно, ты должен взять несколько членов своей охраны с нами, - предложил Эдвард. – Может быть, так они будут чувствовать себя спокойней.
Аро кивнул, словно бы он сам сделал это мудрое решение. Он дважды щелкнул пальцами.
- Феликс, Деметрий.
Два вампира немедленно оказались рядом с ним, и выглядели они точно также как в тот последний раз, когда я видела их. Оба были высокие и темноволосые. Деметрий - твердый и гибкий как лезвие меча, Феликс – неуклюжий и угрожающий как железная дубина.
Пятеро из них остановились посредине снежного поля.
- Белла, - позвал меня Эдвард. – Принеси Ренесми… и возьми с собой несколько друзей.
Я сделала глубокий вдох. Мое тело было напряжено. Идея взять Ренесми в самый центр конфликта... Но я доверяла Эдварду. Он бы понял, если бы Аро в тот момент запланировал предать нас. У Аро было три защитника, так что я должна была взять двоих. Мне потребовалась всего секунда, чтобы решить.
- Джейкоб? Эмметт? – спросила я спокойно. Эмметт - потому что он умирал от нетерпения. Джейкоб - потому что он не сможет быть в стороне от этого.
Оба кивнули. Эмметт оскалился.
Я пересекла поле вместе с ними, они защищали меня с обеих сторон. Я услышала еще одно громкое недовольство охраны, как только они увидели, кого я выбрала – на самом деле, они не доверяли оборотням. Аро поднял свою руку, снова прерывая их протесты.
-  Интересную компанию вы подобрали, - сказал Деметрий Эдварду.
Эдвард промолчал, но сквозь зубы Джейкоба вырвалось глухое рычание.
Мы остановились в нескольких ярдах от Аро. Эдвард быстро сбросил с себя руку Аро и присоединился к нам, взяв меня за руку.
Мгновение мы смотрели друг на друга в полной тишине. Затем Феликс поприветствовал меня низким голосом.
- Здравствуй, Белла, - он самоуверенно оскалил зубы, все еще отслеживая каждое движение Джейкоба боковым зрением.
Я криво улыбнулась огромному вампиру.
- Привет, Феликс.
Феликс засмеялся.
- Ты хорошо выглядишь. Бессмертие тебе к лицу.
- Спасибо.
- Не за что. Как жаль…
Он оставил свой комментарий без продолжения, но мне не нужно было способностей Эдварда, чтобы понять концовку. Как жаль, что мы убьем вас за секунду.
- Да, очень жаль, не так ли? – пробормотала я.
Феликс моргнул.
Аро не обращал никакого внимания на наш диалог. Он склонил голову на одну строну, очарованный.
- Я слышу странное биение ее сердца, - прошептал он, и звук его голоса был подобен веселой музыке. – Я чувствую ее странный запах, - затем его затуманенные глаза обратились ко мне. – Это правда, юная Белла, бессмертие сделало тебя очень необычной, - сказал он. – Словно ты была создана для этой жизни.
Я кивнула, как бы принимая его лесть.
- Тебе понравился мой подарок? – спросил он, пожирая глазами кулон, который я носила.
- Он очень красивый. Это так щедро с вашей стороны. Спасибо. Я, наверное, должна была послать записку с благодарностью.
Аро восхищенно засмеялся.
- Это просто небольшая вещица, которая лежала рядом. Я подумал, она сможет дополнить твой новый облик, и это, в самом деле, так.
Я услышала тихий свист в центре строя Волтури. Я быстро заглянула за плечо Аро.
Хмм. Казалось, Джейн совсем не радовал тот факт, что Аро послал мне подарок. Аро прочистил горло, чтобы обратить на себя мое внимание.
- Можно мне поприветствовать твою дочь, милая Белла? – спросил он сладко.
Это то, на что мы надеялись, напомнила я себе. Подавляя желание схватить Ренесми и убежать отсюда, я сделала два медленных шага вперед. Мой щит колебался позади меня как парашют, защищая остальную часть моей семьи, в то время как Ренесми была выставлена вперед. Я чувствовала, что это неправильно и ужасно.
Аро встретил нас сияющим выражением.
- Она исключительна, - промурлыкал он. – Так же как ты и Эдвард. – И затем громче. – Привет, Ренесми.
Ренесми быстро взглянула на меня. Я кивнула.
- Здравствуй, Аро, - ответила она своим высоким, звонким голосом.
Аро выглядел смущенно.
- Что это? – зашипел Кайус сзади. Казалось, он был в бешенстве от необходимости спрашивать.
- Наполовину смертная, наполовину бессмертная, - ответил ему и остальной части своего войска Аро, не отводя пристального взгляда от Ренесми. – Зачатая и выношенная этой новообращенной, пока она была человеком.
- Невозможно, - сказал Кайус недоверчиво.
- Ты думаешь, они одурачили меня, брат? – выражение лица Аро было добродушным, но Кайус отступил. – Или биение сердца, которое ты слышишь, тоже обман?
Кайус нахмурился и выглядел так огорченно, словно эти добрые вопросы Аро были ударами.
- Спокойно и осторожно, брат, - предостерег его Аро, все еще улыбаясь Ренесми. – Я хорошо знаю, как ты любишь правосудие, но здесь не может быть суда в отношении этой уникальной малышки и ее происхождения. И столько еще нужно выучить, столько выучить! Я знаю, у тебя нет моего энтузиазма в отношении собирания историй, но будь терпим ко мне, брат, так как я добавляю главу, которая даже меня ошеломляет своей невероятностью. Мы пришли, ожидая только правосудия и печалясь из-за лжи друзей, но смотри, что мы нашли вместо этого! Новое, яркое знание о нас, о наших возможностях.
Он протянул руку Ренесми, приглашая. Но это было не то, что хотела она. Она отклонилась от меня и потянулась вверх, чтобы коснуться кончиками пальцев лица Аро. Аро не был шокирован так, как почти все другие, кто видел это представление от Ренесми. Он был также привычен к потоку мыслей и воспоминаний других, как и Эдвард.
Его улыбка стала шире, и он вздохнул удовлетворенно.
-  Восхитительно, - прошептал он.
Ренесми расслабленно откинулась на мои руки, но маленькое лицо выражало серьезность.
- Пожалуйста? – спросила она его.
Его улыбка была добродушной.
- Конечно, я не имею никакого желания навредить тебе, драгоценная Ренесми.
Голос Аро был таким добрым и нежным, таким, что он подкупил меня на мгновение. А затем я услышала, как лязгнули зубы Эдварда и, далеко позади нас, свистнула Мэгги, которая почувствовала ложь.
- Я задаюсь вопросом, - сказал Аро глубокомысленно и, казалось, что он не подозревает об отзыве на свои предыдущие слова. Его глаза неожиданно остановились на Джейкобе, и вместо отвращения с которым другие Волтури рассматривали гигантского волка, глаза Аро наполнились тоской, которую я не могла объяснить.
- Ничего не выйдет, - сказал Эдвард спокойным нейтральным тоном, уступившим место внезапной жесткости.
- Просто случайная мысль, - ответил Аро, открыто оценивая Джейкоба, и затем его глаза медленно двинулись вдоль двух линий оборотней позади нас. Что бы Ренесми ни показала ему, это что-то внезапно сделало волков очень интересными для него.
- Они не принадлежат нам, Аро. Они не следуют нашим командам. Они здесь потому, что сами этого хотят.
Джейкоб угрожающе зарычал.
- Но они, кажется, очень привязаны к вам, - сказал Аро. – Ваш молодой друг и вы… семья. Преданная, - его голос произнес это слово очень мягко.
- Они призваны защищать человеческие жизни, Аро. Это делает их способными сосуществовать с нами, но едва ли они станут сосуществовать с вами. Конечно, если только вы не пересмотрите свой стиль жизни.
Аро весело засмеялся.
- Просто случайная мысль, - повторил он. – Ты хорошо знаешь, как это может быть. Ни один из нас не может полностью управлять своими подсознательными желаниями.
Эдвард скривился.
- Я знаю, как это может быть. И я так же знаю разницу между простым полетом мысли и мыслями, которые преследуют какую-то цель. Этого никогда не будет, Аро.
Огромная голова Джейкоба повернулась в направлении Эдварда, и слабый стон вырвался сквозь его клыки.
- Его заинтересовала идея… сторожевых собак, - прошептал ему Эдвард.
Наступила всего одна секунда мертвой тишины, а затем бешеный рык всей стаи заполнил гигантское пространство.
Затем была несколько резких команд – я догадалась, что от Сэма, хотя не повернулась посмотреть – и рычание замерло в зловещей тишине.
- Я полагаю, это и есть ответ на вопрос, - снова смеясь, сказал Аро. – Эта компания выбрала свою сторону.
Эдвард зашипел и подался вперед. Я дотронулась до его руки, задаваясь вопросом, что такого могло быть в мыслях Аро, что вызвало такую острую реакцию, пока Феликс и Деметрий синхронно наклонялись, готовясь к атаке.
Аро вновь махнул рукой. Все они вернулись в исходную позицию, включая Эдварда.
- Столько всего нужно обсудить, - сказал Аро внезапно, тоном умелого бизнесмена. – Так много нужно решить. Если вы и ваши пушистые защитники извините меня, мои дорогие Каллены, я посоветуюсь с моими братьями.

0

22

Глава тридцать седьмая
План

Аро не воссоединился со своей взволнованной охраной, ждущей на северной стороне поляны. Вместо этого он взмахнул рукой, тем самым приказывая им приблизиться к нему.
Эдвард немедленно повернул назад, увлекая за собой меня и Эмметта. Мы поспешили назад, не спуская глаз с надвигающейся угрозы. Джейкоб отступил в последнюю очередь, его мех на плечах вздыбился, а клыки обнажились при виде Аро. Ренесми схватила его хвост, держа его как бы на привязи, вынуждая его остаться с нами. Мы достигли нашей семьи в то же самое время, когда темные фигуры окружили Аро. Теперь между нами и ними было не больше пятидесяти ярдов, любой из нас мог преодолеть это расстояние за долю секунды.
Кайус сразу начал спорить с Аро.
- Как ты можешь выносить этот позор? Почему мы стоим здесь, обесиленные перед лицом такого возмутительного преступления, покрытого таким смешным обманом? - Он держал свои руки на плечах, впиваясь когтями в свои волосы. Я задалась вопросом, почему он просто не коснется Аро, чтобы узнать его мнение. Мы уже видели разделения во взглядах в их рядах. Возможно ли такая удача?
- Потому что это правда, - спокойно ответил ему Аро, - каждое слово! Смотри сколько вампиров готово свидетельствовать о том, что они видели, как этот удивительный ребенок очень быстро растет и зреет. Они узнали её. Они чувствовали теплоту крови, чувствовали её пульс! - жестом Аро пронесся от Амуна на одной стороне до Сиобан на другой.
Кайус странно отреагировал на слова Аро, когда тот упомянул о свидетелях. Гнев, истощающийся от его особенностей, сменился на холодный подсчет. Он поглядел на свидетелей Волтури с выражением, которое выглядело неясно... Скорее даже нервно.
Я так же посмотрела в сторону толпы, и увидела, что они пытаются понять, что происходит. Дикое желание атаки сменилось недовольством.
Кайус хмурился, погрузившись в раздумья. Его неодобрительное выражение лица поддержало огонь моего тлеющего гнева в тот самый момент, когда происходящее взволновало меня. А что, если охрана так себя вела в ответ на какой-то невидимый сигнал?
С тревогой я осмотрела свой щит - он был такой же непроницаемый, как и прежде. Я согнула его в низкий, широкий купол, который образовал дугу перед нашей компанией. Я могла чувствовать яркий факел света там, где стояла моя семья и друзья. Я подумала, что скоро, с практикой, смогу распознавать аромат каждого отдельно. Сейчас я знала, что свет Эдварда был самый яркий из всех. А вот дополнительные пустые места вокруг ярких пятен обеспокоили меня, не было никакого физического барьера к щиту, и если бы какой-нибудь талантливый Волтури пробрался под ним, то щит не защитит никого, кроме меня. Я поморщилась, поскольку попыталась протянуть упругую броню как можно ближе к ним. Карлайл был дальше всех, я стала медленно протягивать маленькие нити щита, так точно к его телу, как я могла. Казалось, что мой щит хотел того же. Он менял форму, когда Карлайл подвинулся, чтобы стоять ближе к Тане. Очарованная такой реакцией, я стала тянуть нити ткани щита в сторону мерцающих форм, которые были друзьями или союзниками. Щит цеплялся за них охотно, перемещаясь, когда они двигались.
Прошла всего секунда.
Кайус всё ещё размышлял:
- Оборотни, - сказал он, наконец.
С внезапной паникой я поняла, что большинство оборотней были незащищены. Я собралась протянуть им щит, когда я поняла одну странность. Я могла чувствовать их свет. С любопытством, я  с трудом протянула щит до Амун и Кеби - к самому дальнему краю нашей группы, так чтобы волки остались снаружи. Как только они оказались с другой стороны, их огни исчезли. Они больше не существовали. Но волки, оставшиеся под защитой, были ещё ярким огнем, или скорее половина из них. Хм... я стала медленно покрывать щитом каждого волка, пока не накрыла Сэма, в тот же миг и остальные волки засветились... Их мысли, должно быть, были более связаны, чем я могла вообразить. Если Альфа был под защитой, значит и остальные были защищены так же, как и он.
- Ах, брат... - ответил Аро в ответ на произнесенное Кайусом слово с огорченным видом.
- Ты тоже защищаешь их, Аро? - поинтересовался Каус. - Дети Луны были нашими заклятыми врагами с начала времен. Мы охотились на них почти до  полного уничтожения в Европе и Азии. И всё же Карлайл поощряет хорошие отношения с этой огромной заразой, без сомнений желая свергнуть нас. Наверное, чтобы защитить свой исковерканный образ жизни.
Эдвард громко откашлялся, и Кайус впился в него взглядом. Аро провел своей тонкой рукой по своему лицу, будто бы смущаясь от слов древнего.
- Кайус - сейчас середина дня, - сказал Эдвард. Он показал на Джейкоба. - Они не дети Луны, это точно. Они не имею отношения к вашим врагам с другой стороны мира.
- Вы выращиваете здесь мутантов! - Каус плюнул в его сторону.
Челюсть Эдварда сжалась и разжалась, после чего он сказал своим спокойным голосом:
- Они даже не оборотни. Аро может подтвердить это, если вы мне не верите.
Не оборотни? Я удивленно посмотрела в сторону Джейкоба. Он пожал плечами. Он также не знал о чем говорил Эдвард.
-  Дорогой Каус, я бы попросил тебя не обсуждать этот пункт, если вы бы показали мне свои мысли, - пробормотал Аро. - Хотя эти существа думают о себе, как об оборотнях, они ими не являются. Более точное название для них будет изменяющиеся  . Выбор волчьего обличия  - дело случая. Они могли стать медведями, пантерами, ястребами, если в первый раз они изменились. Эти существа действительно не имеют никакого отношения к детям Луны. Они просто унаследовали этот навык от своих отцов. Это наследуется генетически - они же не продолжают свой род, они не могу передать свои возможности другим, как это делали истинные оборотни.
Кайус впился взглядом в Аро с раздражением, возможно даже в этом взгляде было обвинение в предательстве.
- Они знают нашу тайну, - сказал он категорически.
Эдвард попытался ответить на эту фразу, но Аро ответил быстрее:
- Они существа нашего сверхъестественного мира, брат. Возможно, они даже больше зависят от тайны, нежели мы. Они не могут нас выдать. Осторожно Кайус, никогда не спеши с выводами.
Кайус глубоко вздохнул и кивнул. Они пристально посмотрели друг на друга. Я подумала, что поняла то, что подразумевалось под осторожной формулировкой Аро. Ложные обвинения не помогли убедить свидетелей с обеих сторон. Аро предостерегал Кайуса от дальнейших неверных действий. Я задалась вопросом, была ли какая-то серьезная причина между этими противоположными стремлениями двух древнейших. Кайус хотел резни, которая, скорее всего, произойдет в ближайшее время, его не сильно волновала репутация клана, в то время как Аро хотел идти на контакт с нами.
- Я хочу поговорить с осведомителем, - резко объявил Кайус.
Ирина не обращала внимания на беседу между Аро и Кайусом, её внимание было сосредоточенно на лицах своих сестер. На её лице было ясно видно, что она поняла, как ошибочны были её обвинения.
- Ирина! - крикнул Кайус.
Она была поражена и испугана. Нерешительно она стала продвигаться от краев стройных рядов Волтури, чтобы встать перед Кайусом.
- Похоже, вы ошиблись в своих утверждениях,  - начал Кайус.
Таня и Кэйт с тревогой подались вперед.
- Я сожалею, - шептала Ирина. - Я должна была удостовериться в том, что увидела. Но я понятия не имела, что это возможно....
- Дорогой Кайус, неужели вы могли предположить, что она найдет объяснения тому, что мы видим? - спросил Аро, - любой из нас, увидев тоже, что видела она, решил бы точно также.
Кайус щелкнул пальцами, заставляя Аро замолчать.
- Все мы знаем, что вы сделали непростительную ошибку, - сказал он резко, - Я хотел бы узнать о ваших побуждениях.
Ирина нервно ловила каждое его слово.
- Моих побуждениях?
- Да, вы же неспроста прибыли сюда, не поинтересовавшись, в начале, у Калленов, что происходит.
Ирина вздрогнула от таких слов.
- У вас были разногласия с Каленнами, не так ли?
Она обратила свои несчастные глаза в сторону Карлайла.
- Да...- начала она.
- Потому что…? - продолжил Каус.
- Потому что оборотни убили моего друга, - прошептала она, - и Каллены запретили мне мстить.
- Изменяющиеся, - спокойно поправил Аро.
- Таким образом, Каллены воссоединились с Изменяющимися, отвернувшись от своего вида,  - подвел итог Кайус.
Я услышала, как Эдвард издал звук отвращения.
Кайус искал обвинения, которых можно придерживаться в дальнейшем.
Плечи Ирины напряглись.
- Это то, что я знаю.
Кайус ожидал продолжения, но не дождавшись промолвил:
- Если ты хочешь предъявить обвинение Изменяющимся и Калленам, сейчас самое время это сделать.
Он улыбнулся крошечной жестокой улыбкой. Он ждал, когда Ирина подкинет ему ещё обвинений. Возможно, он не понимал настоящих семейных отношений, основанных не на жажде власти, а на любви. Возможно, он переоценил её жажду мести. Ирина вздрогнула, а плечи опустились.
- Нет, у меня нет никаких жалоб против волков или Калленов. Вы прибыли сюда сегодня, чтобы уничтожить бессмертного ребенка. Но бессмертного ребенка не существует. Это было моей ошибкой, и я беру на себя полную ответственность за это. Но Каллены не виноваты, и у вас нет никаких оснований для того чтобы оставаться здесь. Я сожалею, - сказала она ему, затем повернулась в сторону остальных Волтури:
- Не было никакого преступления. Для вас нет никакой причины оставаться здесь.
Кайус поднял руку, пока она говорила, в руке он зажимал странный металлический предмет, с красивым декоративным узором. Это послужило сигналом к действию. Реакция была настолько быстра, что мы смотрели в ошеломленном неверии, в тот момент, как это случилось... Прежде чем пришло время реагировать, всё уже было кончено.
Трое из солдат Волтури прыгнули вперед и окружили Ирину своими серыми плащами. В тот же самый момент ужасный металлический визг разорвал воздух. Кайус скользил в центре схватки. Вокруг него плясали искры от металлического предмета. Солдаты вернулись обратно в строй, оставляя Кайуса среди сверкающих останков Ирины. Металлическая вещица в его руках всё ещё отбрасывала огненные искры в костер. С маленьким щелкающим звуком этот предмет перестал извергать огонь. Почти все из свидетелей, стоящих позади Волтури были в ужасе. А мы были слишком ошеломлены происходящим, чтобы хоть как-то отреагировать на то, что случилось. Это было ещё одно доказательство того, что смерть может быть жестокой, с огромной скоростью, не останавливающейся ни перед чем.
Кайус холодно улыбнулся:
- Теперь она взяла всю ответственность за свои действия.
Кайус пристально смотрел на застывшие от ужаса фигуры Тани и Кэйт.
В ту же секунду я поняла, что Кайус никогда в дествительносте не заблуждался насчет истинных семейных уз. Это была уловка. Кайус не хотел выслушивать жалобы Ирины, он хотел бросить нам вызов. Хрупкое перемирие между нашими сторонами очень дребезжало. Ещё немного и начнутся сражения, а если это случится, никто не сможет нас остановить. До тех пор, пока не падет одна из сторон. Наша сторона. Кайус знал это. И Эдвард знал.
- Остановите их! - закричал Эдвард, подскакивая к Тане, чтобы схватить её руки, потому что она покачнулась вперед к улыбающемуся Кайусу с раздраженным криком абсолютного гнева. Она не смогла высвободится от Эдварда прежде, чем Карлайл успел обвить свои руки вокруг её талии.
- Слишком поздно, чтобы помочь Ирине, - быстро пробормотал он, пока она боролась, - Не давайте ему то, что он хочет!!!
Кэйт было сложнее удержать. Громко крича, как и Таня, она попыталась броситься сторону Кайуса, приближая момент общей смерти. Розали была ближе всех к ней, но прежде, чем Роуз успела заключить её в стальные объятия, Кэйт яростно вырвалась, да так, что отбросила Роуз в сторону. Эмметт поймал Кэйт за  руку и повалил её на землю, где она снова попыталась сопротивляться изо всех сил. Казалось, никто не был способен остановить её. Гаррет бросился к ней, пытаясь подойти как можно ближе, он сцепил свои руки на её запястьях. Я видела как его тело сотрясает судорога, поскольку она ударила его током. Его глаза стали закрываться, но свой хватку не ослабил.
- Зафрина - крикнул Эдвард.
Глаза Кэйт опустели и её крики превратились в едва слышные стоны. Таня перестала бороться.
- Отпусти меня, - прошипела она.
Отчаянно, но со всей возможной деликатностью я выпустила Кэйт из своего щита и попыталась укрепить его как можно надежнее вокруг Гаррета, в месте, где они соприкасались, щит стал совсем тонким, как вторая кожа. После этого Гаррет смог снова сражаться.
- Будешь ли ты спокойна, если я выпущу тебя, Кэйт? - прошептал он.
Она зарычала в ответ, всё ещё сопротивляясь.
- Слушайте меня, Таня, Кэйт - сказал Карлайл своим тихим, но ясным шепотом.
- Месть не поможет ей. Ирина не хотела бы, чтобы вы потратили свои жизни впустую, избрав этот путь. Думайте о том, что вы делаете. Если вы нападете, мы все умрем.
Под тяжестью горя плечи Тани опустились, и она наклонилась к Карлайлу в поисках поддержки. Кэйт всё ещё держали. Карлайл и Гаррет быстрым, тихим шепотом пытались их успокоить.
Моё внимание вернулось к следящим за событиями Волтури, с любопытством наблюдающим за смятением в наших рядах.
Боковым зрением я могла увидеть, что Эдвард и остальные, помимо Карлайла и Гаррета, были вновь настороже. Больше всех был недоволен происходящим Кайус, смотрящий с недоверием на Кэйт и Гаррета лежащих на снегу. Аро тоже наблюдал за ними, на лице его было выражение полного равнодушия. Он знал о том, что могла сделать Кэйт. Он чувствовал её потенциал через воспоминания Эдварда. Кажется, он начал понимать, что мой щит рос в силе и тонкости и был намного сильнее того, что помнил Эдвард. Или же ему казалось, что Гаррет изучил свои способности и смог создать свой собственный щит?
Остальные Волтури больше не стояли в ровной шеренге. Они присели на землю, наблюдая сражение Кэйт и Гаррета.
Позади них сорок три свидетеля наблюдали за происходящим с совсем другим выражением лица, чем в начале. Смятение сменилось подозрением. Бесцеремонное убийство Ирины встряхнуло их всех.
«В чем было её преступление?» - читалось у них на лицах. Без прямого нападения, на которое рассчитывал Кайус, свидетели Волтури стали чувствовать себя неуютно, они не понимали, зачем они здесь. Аро стремительно оглянулся, я успела заметить досаду на его лице. Его потребность в наблюдателях имела неприятные последствия. Я услышала ропот Стефана и Владимира, они ликовали от того, что Аро чувствовал себя неуверенно. Однако я не думала, что Волтури оставят нас в покое только ради спасения своей репутации. После того, как они закончат с нами, они, естественно, убьют всех своих свидетелей. Я почувствовала странную, внезапную жалость к массе незнакомцев, которых привели Волтури, чтобы они увидели, как мы умираем. Деметрий охотился бы на них до тех пор пока не прикончил последнего. За Джейкобом и Ренесми, за Элис и Джаспером, за незнакомцами, которые не знали, что умрут сегодня.
Аро слегка коснулся плеча Кайуса.
- Ирина была наказана за лжесвидетельство против этого ребенка. Это их оправдание, - он продолжил. - Возможно, мы должны вернуться к другим вопросам?
Кайус выпрямился, его лицо потеряло всякую мимику. Он смотрел вперед, ничего не видя. Его лицо показалось мне странным, обычно такое выражение лица появляется у человека, которого только что понизили в должности.
Аро приблизился к нам, следом за ним отправились Рената, Феликс и Деметрий.
- Чтобы узнать полную картину происходящего, - сказал он, - я должен опросить нескольких из ваших свидетелей. Процедура, знаете ли. Он свободно махнул рукой в нашу сторону. В тот же миг произошли сразу две вещи.
Глаза Кайуса сосредоточились на Аро, а на его лице вновь появилась крошечная, жестокая улыбка. Эдвард зашипел, его руки сжались в кулаки так сильно, что казалось, что кости в его суставах пронзят его твердую, как алмаз кожу. Я отчаянно попыталась спросить его, что случилось, но Аро был достаточно близко, чтобы услышать даже самый тихий шепот. Я увидела, как Карлайл с тревогой посмотрел на Эдварда, в тоже время на его лице проявилось понимание. Пока Кайус пытался накинуться на нас с беспочвенными обвинениями, пытаясь вызвать тем самым борьбу, Аро продумывал более эффективную стратегию.
Аро тенью мелькнул по снегу, к далекому западному концу нашей линии, останавливаясь неподалеку от Амун и Кеби. Соседние волки сердито оскалились, но остались на позициях.
- Ах, Амун, мой южный сосед! - тепло сказал Аро. - Вы так давно не навещали меня.
Амун был неподвижен, Кеби замерла в стороне.
- Время для меня несущественно, я никогда не замечаю его бег, - сказал Амун почти не шевеля губами.
- Это верно, - согласился Аро. - Но, возможно, у вас была другая причина избегать встречи?
Амун ничего не ответил.
- Возможно, у вас слишком мало времени, которое отнимают те, кто недавно
присоединились к вам? Я это хорошо понимаю! Я благодарен, что у меня есть мои друзья, чтобы избавиться от скуки. Я рад, что твои новые члены семьи вписываются так хорошо. Мне бы хотелось представиться им. Я уверен, что вы пожелали бы навестить меня.
- Конечно, - бесчувственно сказал Амун. Его тон был настолько сух, что было невозможно понять, был ли в его голосе страх или сарказм.
- Это прекрасно! Это так здорово, что мы все вместе теперь! Не так ли?
Амун кивал, его лицо стремительно бледнело.
- Но, к сожалению, причина вашего присутствия здесь не столь приятна. Карлайл обращался к вам с просьбой свидетельствовать?
- Да.
- И как ты свидетельствовал для него?
Амун продолжал говорить с той же  безучастностью, как и в начале беседы.
- Я наблюдал за развитием ребенка. Почти сразу стало очевидно, что она не является бессмертной.
- Возможно, мы должны определить нашу терминологию, - прервал его Аро, - поскольку теперь есть новые классификации. Бессмертным ребенком ты подразумеваешь, конечно же ребенка, укушенного вампиром, после чего тот, сам стал вампиром.
- Да, это то, что я подразумевал.
- Что вы ещё заметили в ребенке?
- Те же самые вещи, которые вы видели в памяти Эдварда. То, что ребенок – его биологическая дочь. То, что она растет. То, что она учится.
- Да, да - сказал Аро, легкий намек нетерпения промелькнул в его любезном тоне. - Но что ты ещё видел за те несколько недель пребывания здесь?
Бровь Амуна приподнялась.
- То, что она растет очень быстро.
- И ты полагаешься, что ей нужно разрешение на жизнь.
Я громко зашипела, и я была не одна. Половина вампиров в нашей линии вторила моему протесту. Звук был низким шипением ярости, который повис в воздухе.
Несколько свидетелей Волтури также поддержали его.
Эдвард сжал моё запястье.
Аро не поворачивался к источнику шума, но Амуна этот протест явно встревожил.
- Я не приезжал, чтобы рассуждать по этому поводу, - двусмысленно проговорил он.
Аро слегка рассмеялся
- Только твое личное мнение.
Подбородок Амуна приподнялся
- Я не вижу опасности в ребенке. Она учится ещё быстрее, чем растет.
Аро кивнул и развернулся.
- Аро? - окликнул его Амун.
Аро развернулся назад.
- Да, друг?
- Я дал показания. У меня больше нет дел здесь. Мой помощник и я, хотели бы покинуть вас.
Аро тепло улыбнулся.
- Конечно. Я рад, что мы немного поболтали. Я уверен, что скоро мы вновь свидимся.
Амун поджал губы в тонкую линию, признавая скрытую угрозу. Он коснулся руки Кеби и они скрылись в лесу. Я знала, что они будут очень быстро и долго бежать.
Аро скользнул назад, в восточную сторону нашего ряда. Его охранники неловко толпились рядом. Он остановился перед массивной фигурой Сиобан.
- Привет, дорогая Сиобан. Вы прекрасны, как и всегда.
Сиобан склонила голову в знак согласия.
- И ты? - спросил он, - Ты ответишь на мои вопросы точно так же, как и Амун?
-Да, - сказала Сиобан, - Но я добавлю немного больше. Ренесми понимает ограничения. Она не опасна для людей - она воспринимается ими лучше, чем мы. Она не подвергает их жизни опасности.
- Ты в этом уверена? - трезво спросил Аро.
Эдвард заворчал.
Молочно-красные глаза Кайуса прояснились.
Рената потянулась в сторону своего господина.
Гаррет освободил Кэйт и продвинулся вперед. Он проигнорировал руки Кэйт, поскольку она попыталась предостеречь его и на сей раз.
Сиобан ответила не сразу.
- Я не думаю, что понимаю, о чем вы.
Аро слегка отодвинулся от неё, немного небрежно, однако теперь его охрана, Рената, Феликс и Деметрий оказались к нему ближе, словно бы его тень.
- Нет никакого нарушения закона, - сказал Аро умиротворенным голосом, но каждый из нас смог понять, что развязка скоро.
Я попыталась укротить гнев, рвущийся из горла, и направила его на укрепление щита. Я хотела быть уверенной в том, что все защищены.
- Никакого нарушения закона, - повторил Аро.
- Следовательно, нет никакой опасности?
- Нет, - покачал он головой. - Это отдельная проблема.
Единственный ответ ему – это то, что мы все напряглись ещё сильнее. Мэгги, стоящая в конце нашей группы гневно покачала головой.
Аро шагал с глубокомысленным видом, я заметила, что каждый его шаг приближал его к охране.
- Она уникальна... крайне, невозможно уникальна. Такая трата была бы, если бы мы убили что-то столь прекрасное, как она. Особенно, в свете последних событий.
Он тяжело вздохнул. Казалось, что ему не хотелось продолжать.
- Но есть опасность, опасность, которая не может быть проигнорирована.
Никто не ответил на его утверждение. Наступила мертвая тишина, поскольку он продолжал свой монолог, который звучал так, будто бы он говорил за себя.
- Так нелепо выглядит прогресс людей, поскольку вера в науку выращивает их и управляет их миром, они более близки к открытию, чем мы. И всё же, сейчас, мы чувствуем себя более свободными из-за их неверия в сверхъестественное, однако их технологии ставят под угрозу наше существование, если бы они желали этого, они бы давно нас раскрыли. Смогли бы даже уничтожить некоторых из нас.
Тысячи и тысячи лет наша тайна была больше вопросом удобства, чем фактической безопасности. Прошедшее столетие родило такое оружие власти, что они подвергают опасности даже бессмертных. Теперь наша тайна спасает нас от этих слабых существ, которыми мы питаемся.
- Это удивительный ребенок, - он опустил свою руку вниз, как будто хотел дотронуться до Ренесми, хотя теперь он был далеко от неё, почти в пределах войска Волтури, - если бы мы могли знать с абсолютной точностью о её возможностях, но нет, она по-прежнему окутана мраком тайны от нас всех. Мы ничего не знаем о том, кем она станет! Мы не можем знать, что она сделает, когда вырастет.
Он сделал паузу, акцентируя своё внимание и свою речь на своих свидетелях. Его интонация голоса чем-то напоминала элементы зондирования. Продолжая смотреть на них, он продолжил.
- Только известное безопасно. Только известное терпимо. Неизвестность является... уязвимостью.
Злобно расширилась улыбка Кайуса.
- Что ты имеешь ввиду? - холодно поинтересовался Карлайл.
- Мир, друг, - Аро улыбнулся, его лицо было столь же доброе, его голос столь же нежный, как и всегда.
- Не делай поспешных выводов. Давайте посмотрим на эту проблему с разных сторон.
- Могу я представлять одну из сторон, подлежащую рассмотрению?- Гаррет подал прошение, выйдя вперед.
- Кочевник, - сказал Аро, раздумывая, после чего кивнул.
Гаррет приподнял подбородок. Его глаза сосредоточились на свидетелях Волтури. Он обращался именно к ним.
- Я приехал сюда по просьбе Карлайла, как и другие, засвидетельствовать девочку, - сказал он, - Это больше не является необходимостью, так как все мы знаем, кто она такая.
- Я остался, чтобы засвидетельствовать кое-что ещё. Вы! - он направил свою руку в сторону внимательных вампиров, - Двоих из вас я знаю. Маккена, Чарльз и я могут видеть, что многие из вас являются такими же страниками, как и мы. Подумайте тщательно над тем, что я вам сейчас скажу.
- Эти древние не прибыли сюда для правосудия, как они вам сказали. Мы многое подозревали в отношении них, и многое сегодня было доказано. Они прибыли сюда, введенные в заблуждение, но с оправданием за их действия. Засвидетельствуйте теперь, поскольку они ищут повод продолжить их истинную миссию. Они изо всех сил пытаются найти оправдание в их истинной цели, - уничтожить эту семью.
Он указал на Карлайла и Таню.
- Волтури здесь для того чтобы убрать тех, в ком они чувствуют соперников.
- Возможно вы, как и я, смотрите на эти золотые глаза, как на чудо. Но древние смотрят и видят кое-что помимо их странного выбора. Они видят власть. Эти странные с золотыми глазами отрицают свою самую природу. Но взамен они нашли кое-что большее, чем простое вознаграждение их желаний. Я провел небольшое исследование здесь и кое в чем убедился. Их крепкие семейные узы стали следствием отказа от крови. Их мирный характер дает такую возможность. Нет никакой агрессии, которую мы видели в больших южных кланах, которые росли и уменьшались так быстро в их дикой вражде. Нет никаких мыслей о лидерстве. И Аро знает это лучше, чем я.
Я наблюдала за лицом Аро, поскольку слова Гаррета осуждали его, я ожидала напряженного, нервного ответа. Но лицо Аро выражало то же вежливое удивление, будто показывая, что ему безразличен этот спектакль.
- Карлайл убедил нас, тех, кто прибыл ему на помощь, что ему не нужны воины, а только лишь свидетели. Эти свидетели, - Гаррет указал на Сиобан и Лиам, - согласились свидетельствовать, чтобы остановить правосудие Волтури, чтобы Карлайл мог представить доказательства невиновности Калленов.
- Но некоторые из нас задавались вопросом, - его взгляд упал на Элеазара, - если Карлайла, с его правдой, будет достаточно, чтобы остановить правосудие, то что сделают Волтури - защитят безопасность нашей тайны или защитят свою власть? Они прибыли, чтобы разрушить противозаконное создание или образ жизни этой семьи? Они могли быть удовлетворены тем, что опасности здесь нет? Что это всего лишь небольшое недоразумение? Или они действовали бы без оправданий со стороны правосудия?
- У нас есть ответ на все эти вопросы. Мы услышали это в словах Аро, в нетерпеливой улыбке Кайуса. Их охрана - только бессмысленное оружие, действующее так, как им скажут. Так что теперь появляются другие вопросы. Вопросы, на которые вы должны ответить нам. Кто управляет вами, кочевники? Вы действуете по сужой воле, вопреки собственной? Действительно ли вы свободно выбираете свой путь, или Волтури решают, как вам жить? Я приехал сюда, чтобы засвидетельствовать. Я остаюсь, чтобы бороться. Волтури ничего не стоит убить ребенка. Они ищут смерти нашей доброй воле.
Он повернулся, чтобы стоять лицом к древним.
- Вы за этим приехали, не так ли? Не надо лжи. Будьте честны в своих намерениях, так как мы честны в своих. Мы хотим защитить свою свободу. Или вы уходите или начинайте атаковать. Выбирайте, позвольте свидетелям увидеть истинную проблему, которую обсуждают здесь.
Гаррет снова обратился к свидетелям Волтури. Его слова имели влияние на них – это было заметно по выражениям их лиц.
- Вы можете присоединиться к нам. Если вы думаете, что Волтури позволят жить вам, после того, что вы увидели или услышали здесь, то вы ошибаетесь. Мы все можем быть уничтожены, - он пожал плечами, - но, с другой стороны, возможно и нет. Возможно, мы находимся на более твердой почве, чем они думают. Возможно, Волтури встретили, наконец, достойных противников. Я обещаю вам это, хотя если мы падем - падете и вы тоже.
Он закончил свою горячую речь, возвращаясь к Кэйт, после чего чуть заскользил вперед, приготовляясь к нападению.
Аро улыбнулся.
- Очень симпатичная речь, мой революционный друг.
Гаррет оставался готовым к нападению.
- Революционер? - проворчал он, - Против кого я восстаю, позволь спросить? Вы – мой король? Вы желаете, чтобы я был таким, же подхалимом, как и ваша охрана?
- Мир, Гаррет, - сказал Аро терпимо. - Я помню, когда вы родились. Вы всё ещё патриот, как я вижу.
Гаррет зарычал.
- Давайте спросим наших свидетелей, - предложил Аро. - Давайте услышим их мысли прежде, чем примем решение. Скажите нам, друзья.
Аро повернулся к нам спиной и направился в сторону возбужденных наблюдателей, которые передвинулись ещё ближе к краю поляны.
- Что вы думаете обо всем этом? Я могу уверить вас, что ребенок не то, чего мы боялись. Мы рискнем и позволим жить этому ребенку? Мы сделаем наш мир опасным, чтобы сохранить невредимой эту семью? Или вы считаете, что Гаррет прав? Вы присоединитесь к ним в борьбе против наших внезапных проявлений доминиона?
Свидетели встретили его пристальный взгляд с осторожностью на лицах. Маленькая темноволосая женщина, кротко смотрела на темного белокурого мужчину в стороне.
- Это наш единственный выбор? – внезапно спросила она у Аро.  - Быть с вами, или быть против вас?
- Конечно, нет, моя очаровательная Макенна, - сказал Аро, будто ужасаясь этой фразе, тому факту, что любой может прийти к такому заключению. - Вы можете уйти, как это сделал Амун.
Макенна посмотрела на лицо своего помощника, он кивнул.
- Мы не приезжали сюда для борьбы. Она сделала паузу, выдохнула, затем продолжила. - Мы приехали сюда, чтобы засвидетельствовать. И наши слова - эта семья невиновна. Всё, чего требовал Гаррет, является правдой.
- Ах, - печально сказал Аро. - Я сожалею, что вы видите нас такими. Но такова природа наших обязанностей.
- Это не то, что я вижу, а то, что я чувствую, - помощник Макенны говорил высоким, возбужденным голосом.
Он поглядел на Гаррета.
- Гаррет говорил, что у них есть возможность распознавать ложь. Я также знаю, когда слышу правду, а когда ложь. – Он придвинулся ближе к Макенне, ожидая реакции Аро.
- Не бойся нас, друг Чарльз. Без сомнений, патриот действительно верит тому, что говорит. - Аро слегка хихикнул, и глаза Чарльза сузились.
- Это всё, что мы хотели сказать, - произнесла Макенна, - теперь мы уезжаем.
Она и Чарльз медленно двинулись в сторону леса, не поворачиваясь, прежде, чем оказались в листве деревьев. Один из незнакомцев последовал их примеру. Я оценила отвагу тех, кто остался. Правда, некоторые были слишком смущены, чтобы принять правильное решение. Но большинство, похоже, прекрасно знали, что происходит, и они выбирали нас. Я была уверена в том, что Аро тоже это знает. Он отвернулся и направился в сторону своей охраны. После чего он к ним обратился:
- Мы превзойдены по численности, мои дорогие, - сказал он. - Мы не можем ожидать помощи извне. Мы должны оставить этот вопрос неразрешенным, что быть спасенными?
- Нет, хозяин, - прошептали они в унисон.
- Защита нашей мировой ценности может пошатнуться, если нас станет меньше?
- Нет, - задышали они. - Мы не боимся!
Аро улыбнулся и повернулся к своим компаньонам, одетым в черные одеяния.
- Братья, - мрачно начал Аро, - есть кое-что, что мы должны рассмотреть.
- Давайте посоветуемся, - сказал Кайус нетерпеливо.
- Давайте посоветуемся, - Маркус повторил фразу своим безразличным тоном.
Аро повернулся и встал как можно ближе к другим древним. Они соединили руки, чтобы сформировать черный треугольник. Как только Аро сосредоточился на тихом совещании, ещё двое свидетелей исчезли в лесу. Я надеялась, что они сделают это быстро. Спокойно я отстранила руки Ренесми от своей шеи.
- Вы помните то, что я вам сказала? - слезы Ренесми хлынули из её глаз, но она кивнула.
-Я люблю вас, - прошептала она.
Эдвард наблюдал за нами свои глазами цвета топаза.
Джейкоб уставился на нас.
- Я тоже вас люблю, - сказала я, и коснулась её медальона, - больше, чем моя собственная жизнь. Я поцеловала её в лоб.
Джейкоб тревожно зарычал.
Я коснулась его и зашептала ему в ухо.
- Подождите, пока они полностью не отвлекутся от нас, а затем бегите. Бегите как можно дальше отсюда.
Лица Эдварда и Джейкоба были почти охвачены почти одинаковыми масками ужаса, несмотря на то, что один из них был волком. Ренесми коснулась Эдварда и он взял её на руки. Он сильно сжал её в своих объятиях.
- Это то, что ты скрывала от меня? - прошептал он, гладя её по голове.
- От Аро, - задышала я.
- Элис?
Я кивнула.
Его лицо искривилось от понимания и боли. Его лицо - копия моего собственного, когда я соединила подсказки Элис воедино вчера вечером.
Джейкоб успокоено заворчал.
Эдвард поцеловал лоб Ренесми и усадил её на плечи к Джейкобу. Она проворно взобралась к нему на спину, удобно устроившись между его лопаток. Джейкоб повернулся ко мне, его выразительные глаза были полны муки, грохочущие рычание разрывало его грудь.
- Ты единственный, кому я могу доверить её, - пробормотала я. - Я знаю, что ты можешь защитить её, Джейкоб.
Он вновь тихо зарычал, после коснулся моего плеча.
- Я знаю, - прошептала я, - я также люблю тебя, Джейкоб. Ты всегда был моим лучшим другом.
Слеза, размером с бейсбольный мяч скатилась по его щеке и упала в красновато-коричневый мех чуть ниже его глаз
- До свидания, Джейкоб, мой брат... мой сын, - прошептал Эдвард.
Другие не обращали внимания на прощальную сцену. Их глаза неотрывно смотрели на черный треугольник, но я могла сказать с точностью, что они слушали.
- Надежды нет? - прошептал Карлайл. В его голосе не было никакого страха. Только понимание происходящего.
- Есть надежда, - пробормотала я. – Это должно быть так. Я знаю это. Я знаю свою собственную судьбу.
Эдвард взял мою руку. Он знал, что это и про него тоже. Когда я говорила про свою судьбу, я подразумевала и его тоже. Мы были половинками одного целого. Эсме тяжело задышала позади нас. Она двинулась мимо нас, коснувшись наших лиц, чтобы стоять рядом с Карлайлом и взять его за руку. Внезапно мы были окружены, наши свидетели, помощники, друзья тихо шептали прощания, говорили про то, что любят нас.
- Если мы переживем это, - прошептал Гаррет Кэйт, - я буду следовать за тобой, куда бы ты ни пошла, женщина.
- Теперь он говорит мне это, - пробормотала она.
Розали и Эмметт поцеловались быстро, но неистово.
Тиа ласкала лицо Бенжамина. Он бодро улыбнулся, поймал её руку и приложил к своей щеке. Я не успела разглядеть все сцены любви и прощания, потому что была внезапно отвлечена от происходящего давлением за пределом моего щита. Я не могла сказать, когда это началось, но было такое чувство, что это было направлено на края нашей группы. На Лиам и Сиобан особенно. Давление не нанесло ущерба, спустя какое-то время оно ушло. Не было никакого изменения в треугольнике, но, возможно, был какой-то сигнал, который я пропустила.
- Приготовьтесь, - прошептала я, -  сейчас начнется.

0

23

Глава тридцать восьмая
Сила

- Челси пытается разрушить нашу привязанность друг к другу, - прошептал Эдвард, - но она не может ничего нащупать, она не чувствует ее, - он мельком взглянул на меня, - Это ты ей мешаешь?
Я злорадно ухмыльнулась: - И не только ей.
Внезапно Эдвард метнулся в сторону от меня, протягивая руку в сторону Карлайла. В тот же миг, я почувствовала более сильный удар по щиту в том месте, где он прикрывал Карлайла. Это было не болезненно, но все же не приятно.
- Карлайл? Ты в порядке? -   задыхаясь, в отчаянии спросил Эдвард.
- Да. А в чем дело?
- Джейн, - ответил Эдвард.
В тот момент, когда он произнес ее имя, дюжина точечных ударов одновременно обрушилась на щит, целясь в двенадцать ярких пятен. Я сосредоточилась, проверяя целостность щита. Кажется, Джейн было не по силам пронзить его. Я быстро осмотрелась, все были невредимы.
- Невероятно, - сказал Эдвард.
- Почему они не дожидаются решения? - прошипела Таня.
- Обычная процедура, - жестко ответил Эдвард, - они, как правило, заранее выводят обвиняемых из строя, чтобы те не смогли сбежать.
Я взглянула на Джейн, которая, не веря своим глазам, в ярости смотрела на нас. Я была абсолютно уверена, что она никогда не встречала никого кроме меня, кто мог бы устоять перед ее сжигающей атакой.
Пусть это было немного по-детски. Но я знала, что Аро потребуется примерно полсекунды, чтобы понять – если он уже не догадался – что мой щит более мощен, чем это было известно Эдварду. На моем лбу уже красовалась огромная мишень, так что не имело никакого смысла делать тайну из своих способностей. Поэтому я ухмыльнулась широкой самодовольной улыбкой в лицо Джейн.
Ее глаза сузились, и я почувствовала давление нового удара, на сей раз направленного на меня.
Я улыбнулась еще шире, показывая зубы.
С губ Джейн сорвался громкий разъяренный визгливый вопль. Все подскочили, даже вымуштрованная охрана. Все, кроме совещавшихся великих бессмертных, которые не удостоили происходящее более чем мимолетным взглядом. Ее близнец поймал ее за руку, поскольку она уже присела для прыжка.
Румыны в предвкушении захихикали.
- Говорил я тебе, что пришло наше время, - сказал Владимир Стефану.
- Вы только посмотрите на лицо этой ведьмы, -  захохотал Стефан.
Алек успокаивающе погладил плечо сестры, а потом обнял ее одной рукой. Он повернулся к нам, его лицо было невероятно гладким, практически ангельским.
Я ждала какого-то давления, хоть какого-нибудь признака его нападения, но я ничего не чувствовала. Он продолжал сосредоточенно смотреть на нас. Он нападает? Проникает ли он сквозь мой щит? Не являюсь ли я единственной, кто еще видит его? Я крепко схватила Эдварда за руку.
- Ты в порядке? – выдохнула я.
- Да, - прошептал он.
- Алек атакует?
Эдвард кивнул, - Его дар действует медленнее, чем у Джейн. Он постепенно наползает. Коснется нас через несколько секунд.
Как только я поняла, что надо искать, я тут же увидела это. 
Странный прозрачный туман медленно сочился сквозь снег практически невидимый на белом. Это напомнило мне мираж – едва искаженное видение, легкое дрожание. Я толкнула свой щит вперед, подальше от Карлайла и всех остальных, опасаясь, что крадущийся туман окажется слишком близко в момент нападения. Что делать, если он проникнет через мою неосязаемую защиту? Придется бежать?
Под ногами раздался низкий грохочущий звук, и внезапный порыв ветра превратил снегопад в редкие снежинки между нами и Волтури. Бенджамин тоже видел наплывающую угрозу, и пытался сдуть туман в сторону от нас. Благодаря снегу было понятно, куда сдувал его ветер, но на туман это никак не повлияло. Это было так, будто воздушный поток бесследно протекал через тень; тень была неуязвима.
Совещавшаяся троица наконец-то отвлеклась друг от друга, когда с невыносимым стонущим звуком посередине поляны длинным зигзагом пролегла глубокая, узкая трещина. На какой-то момент земля приподнялась под моими ногами. Сугробы снега обрушились в расщелину, но туман по-прежнему скользил поверх нее, неподвластный гравитации, также как и ветру.
Аро и Кайус широко раскрытыми глазами уставились на разверзнувшуюся землю. Маркус смотрел в том же направлении абсолютно равнодушно.
Они молча ждали, когда туман достигнет нас. Ветер завыл громче, но не изменил направление тумана. Теперь Джейн улыбалась.
А потом туман ударился об стену.
Я почувствовала это, как только он коснулся моего щита — у тумана был плотный, чересчур сладкий аромат, смутно напомнивший мне ощущение онемения от Новокаина.
Туман вился вверх в поисках бреши или проема в щите. Но ничего не находил. Ищущие щупальца тумана, обхватывая мой щит со всех сторон в попытках проникнуть внутрь, наглядно показывали его невероятные размеры.
С обеих сторон ущелья, сотворенного Бенджамином, послышались вздохи.
- Отлично, Белла! -  тихо одобрил Бенджамин.
Я улыбнулась в ответ.
Я видела суженные глаза Алекса, сомнение, впервые появившееся на его лице, пока его туман безвредно кружил по границам моего щита.
И в этот момент я поняла, на что я способна. Очевидно, что теперь я на первом месте в списке смертников, но пока я держусь, мы более чем равны по силе с Волтури.  У нас также все еще есть Зафрина и Бенджамин, а с их стороны никакой сверхъестественной поддержки. Пока я держусь.
- Мне необходима концентрация, - шепнула я Эдварду, - когда дойдет до рукопашной, мне будет сложно держать щит вокруг всех наших.
- Я прикрою тебя.
- Нет. Ты должен добраться до Деметрия. Зафрина будет их сдерживать подальше от меня.
Зафрина торжественно кивнула.
- Никто ее не тронет, - пообещала она Эдварду.
- Я бы сама хотела разобраться с Джейн и Алеком, но от меня здесь будет больше пользы.
- Джейн моя, - зашипела Кейт, - ей следует попробовать вкус ее собственного снадобья.
- Алек задолжал мне очень много жизней, но мне хватит его одного, - зарычал с другой стороны Владимир, - Он мой.
- Мне нужен только Кайус, - спокойно сказала Таня.
Другие тоже начали разбирать противников по себе, но были быстро прерваны.
Аро, спокойно смотревший на бесполезный туман Алека, наконец заговорил.
- До того, как мы проголосуем, - начал он.
Я зло встряхнула головой. Мне надоели эти загадки. Жажда крови вновь загоралась во мне, и я жалела, что мне придется спокойно стоять, чтобы помочь другим. Я хотела драки.
- Позвольте мне напоминать вам, - продолжил Аро,  - какое бы ни было решение совета,  мы должны избежать насилия.
Эдвард рыкнул в мрачной усмешке.
Apo печально взглянул на него, - Для нашего вида будет прискорбной утратой потеря любого из вас. Особенно тебя, юный Эдвард, и твоей новорожденной подруги. Волтури были бы рады приветствовать многих из Вас в своих рядах. Белла, Бенджамин, Зафрина, Кейт,  перед Вами много возможностей. Оцените их.
Челси пыталась посеять в нас сомнение, но была бессильна против моего щита. Аро пристально вглядывался в наши полные решимости глаза, ища любой признак колебания. Но, судя по выражению его лица, никто не поддался.
Я знала, что он отчаянно пытался удержать Эдварда и меня, пленив нас так же, как надеялся покорить Элис. Но у этой битвы будет слишком большой размах. Он не победит, пока я жива. Я была отчаянно рада, что настолько сильна, что не оставила ему никакого другого выхода, кроме как убить меня.
- Что ж, перейдем к голосованию, - сказал он с очевидным нежеланием.
Кайус заговорил с нетерпеливой поспешностью, - Ребенок - неизвестное существо. Нет никакой причины позволить такому риску существовать. Он должен быть уничтожен, вместе со всеми, кто защищает его.
Он выжидающе улыбнулся.
Я подавила вопль вызова, рвущийся в ответ на его жестокую ухмылку.
Маркус поднял свои равнодушные глаза, казалось, что он смотрит мимо нас, высказывая свое мнение.
- На данный момент я не вижу никакой опасности. Ребенок вполне безопасен. Мы всегда можем переоценить ситуацию позже. Предлагаю, разойтись миром.
Его голос был еще более слабым, чем еле слышные вздохи его братьев.
Но никто из охраны не расслабился после его слов. Кайус по-прежнему самодовольно усмехался. Это было так, будто Маркус не произнес ни слова.
- Видимо, за мной решающий голос, - размышлял Аро.
Внезапно, Эдвард замер около меня.
- Да! - прошипел он.
Я рискнула посмотреть на него. Его лицо озарилось выражением триумфа, который я не могла понять — это было выражение, которое могло бы быть на лице ангела разрушения, смотрящего на пылающий внизу мир. Прекрасно и ужасающе.
Охрана отреагировала на это недовольным бормотанием.
- Аро? - позвал Эдвард, почти крича, с нескрываемой победой в голосе.
Аро на секунду заколебался, тревожно оценивая этот новый настрой, прежде чем ответил, - Да, Эдвард? Ты хочешь что-то добавить…?
- Возможно, - вкрадчиво ответил Эдвард, сдерживая свое необъяснимое возбуждение, - Для начала могу я уточнить один момент?
- Конечно, - подняв брови, сказал Аро, в его голосе был только вежливый интерес. Я сцепила зубы; Аро никогда не бывает более опасен, чем когда проявляет великодушие.
- Та опасность, которая, по вашему мнению, исходит от моей дочери, вызвана тем, что мы не можем предугадать ее дальнейшее развитие? В этом основная причина?
- Да, Эдвард, мой друг, -  согласился Аро, - Если бы мы точно знали…будь у нас уверенность в том, что она сможет скрывать свою суть от человеческого мира, не подвергая опасности разоблачения наш мир …, - он замолчал, пожимая плечами.
  - Стало быть, если бы мы только могли знать наверняка, - предложил Эдвард,  - кем точно она станет … необходимости в совете не было бы вообще?
- Если бы был какой-нибудь способ быть абсолютно уверенным, - согласился Аро, его еле слышный голос стал чуть более пронзительным. Он не понимал, к чему клонит Эдвард. И я тоже.  - Тогда, безусловно, нам не о чем было бы спорить.
- И мы бы расстались в мире, вновь хорошими друзьями? -  с легкой иронией спросил Эдвард.
Еще более пронзительно, - Конечно, мой юный друг. Ничто бы не обрадовало меня больше.
Эдвард торжествующе ухмыльнулся, - Тогда у меня есть, что добавить.
Глаза Аро сузились, - Она абсолютно уникальна. Ее будущее  - это всего лишь предположения.
- Не абсолютно уникальна, - не согласился Эдвард, - Безусловно, случай очень редкий, но она не одна в своем роде.
Я изо всех сил боролась с шоком, с внезапной ожившей надеждой, поскольку это могло отвлечь меня. Мутный туман все еще клубился по краям моего щита. И как только я попыталась вновь сфокусироваться, я опять почувствовала давление чего-то острого на свою защиту.
- Аро, не мог бы ты попросить Джейн перестать атаковать мою жену? - вежливо спросил Эдвард, - мы все еще обсуждаем доказательства.
Аро поднял руку, - Хватит, моя дорогая. Давайте выслушаем его.
Давление исчезло. Джейн оскалилась на меня, я не смогла ответить ей тем же.
- Почему бы тебе не присоединиться к нам, Элис? - громко позвал Эдвард.
- Элис, - шокировано прошептала Эсме.
Элис!
Элис, Элис, Элис!
- Элис! Элис! – услышала я возгласы вокруг меня.
- Элис,  - выдохнул Аро.
Облегчение и неистовая радость нахлынули на меня. Потребовалась вся моя воля, чтобы удержать щит на месте. Туман Алека все еще скользил по нему в поисках слабины, и Джейн бы тут же увидела прорехи.
А потом я услышала, как они бегут через лес, летят, сокращая дистанцию настолько быстро, насколько это было возможно, не сбавляя скорость.
Обе стороны замерли в ожидании. Свидетели со стороны Волтури хмурились в замешательстве.
А потом Элис танцующей походкой вышла на поляну с юго-запада,  и я с трудом стояла на ногах от счастья, что я вновь могу видеть ее лицо. Джаспер держался всего в нескольких дюймах от нее, его проницательный взгляд на этот раз был жестким. Следом за ними бежали трое незнакомцев, первой была высокая мускулистая женщина с растрепанными темными волосами – очевидно Качири.  Она тоже вся была какая-то удлиненная, как и остальные Амазонки, в ней это проявлялось даже больше, чем в остальных.  Второй была вампирша с оливковой кожей, ее черные волосы были заплетены в длинную косу, покачивавшуюся у нее за спиной. Ее глубокие глаза цвета бургунди  нервно метались, осматривая напряженную ситуацию перед ней.
Последним был молодой человек…не такой быстрый, не такой легкий в своем беге. Его кожа была насыщенного темно-коричневого цвета. Его глаза бегло скользили по собравшимся, они были карими, теплого цвета тикового дерева. Его черные волосы также были заплетены в косу, как и у женщины, но не в такую длинную. Он был очень красив.
Как только он приблизился к нам, новый звук вызвал волну шока, прокатившуюся по наблюдавшим вампирам – звук еще одного сердцебиения, усилившегося от нервного напряжения.
Элис легко перепрыгнув через рассеивающийся туман, охватывающий мой щит, подошла и остановилась возле Эдварда. Я потянулась к ней, чтобы коснуться ее руки, то же самое сделали Эдвард, Эсме, Карлайл. Не было никакой возможности поприветствовать ее иначе. Джаспер и остальные последовали за ней через щит.
Вся охрана с большим интересом наблюдала, как прибывшие без труда пересекают невидимую границу моего щита. Крепыши вроде Феликса, и он в том числе, уставились на меня со внезапной надеждой. Они не могли знать точно, что именно может задерживать мой щит, но теперь для них было очевидно, что он беззащитен перед физическим нападением. Как только Аро отдаст приказ, они молниеносно бросятся в атаку, и я буду их единственной целью. Я гадала, скольких из них сможет ослепить Зафрина, и насколько это сможет их замедлить. Достаточно ли будет времени Владимиру и Кейт, чтобы вывести из строя Алека и Джейн? Это было все, о чем я могла просить.
Эдвард, не смотря на то, что был сосредоточен на удачном исходе, к которому он вел, застыл в ярости в ответ на их мысли. Однако он взял себя в руки и снова обратился к Аро.
  - Все эти недели Элис искала своих свидетелей, - сказал он, - И она вернулась не с пустыми руками. Элис, почему бы тебе не представить свидетелей, которых ты привела?
Кайус зарычал, - Время для свидетельствований прошло! Говори свое решение, Аро!
Аро поднял один палец, призывая брата замолчать, его глаза неотрывно смотрели на Элис.
Элис шагнула вперед и представила незнакомцев, - Это - Хайлин и ее племянник, Науэль.
Слышать ее голос было так…так, как будто она никогда не покидала нас.
Глаза Кайуса сузились, когда Элис назвала отношения между Хайлин и Науэлем. Свидетели Волтури зашептались между собой. Мир вампиров изменялся, и все это понимали.
- Говори, Хайлин, - приказал Аро, - расскажи нам то, ради чего вас привели сюда.
Невысокая женщина нервно взглянула на Элис. Элис ободряюще кивнула ей, а Качири положила свою длинную руку на маленькое плечо вампирши.
- Меня зовут Хайлин, - представилась женщина на внятном английском, но со странным акцентом. Когда она продолжила, стало понятно, что она готовилась, чтобы рассказать эту историю. Звучала она так будто старая сказка, - полтора века назад я жила со своими соплеменниками в племени Мапуче. Мою сестру звали Пиир. Наши родители назвали ее в честь снега в горах из-за ее очень светлой кожи. Она была очень красива – слишком красива. Однажды она рассказала мне об ангеле, которого встретила в лесах, и который приходил к ней ночью. Я предостерегла ее, - Хайлин мрачно покачала головой, -  как будто синяки на ее теле не были достаточным предупреждением. Я знала, что это Демон смерти из наших легенд, но она не стала меня слушать. Она была околдована.
Потом, когда она была уверена, что в ней растет ребенок темного ангела, она рассказала мне об этом. Я не стала отговаривать ее от побега из племени, я знала, что наши родители согласятся с тем, что ребенка надо уничтожить, и Пиир вместе с ним. Я ушла вместе с ней в самую чащу леса. Она долго искала своего демона в ангельском обличии, но так и не нашла. Я заботилась о ней, охотилась для нее, когда она совсем ослабела. Она ела сырое мясо, пила кровь животных. Мне стало совершенно ясно, кого именно она вынашивает внутри себя. Я лишь надеялась, что мне удастся сохранить ей жизнь до момента, когда я смогу убить монстра.
Но она любила этого ребенка внутри нее. Она назвала его Науэлем, как дикую лесную кошку, после того как он стал сильнее и стал ломать ей кости – и все равно она любила его.
Я не смогла спасти ее. Когда ребенок вырвался из нее наружу, она быстро умерла, все это время умоляя о том, чтобы я заботилась о ее Науэле. Это было ее последнее желание, и я согласилась.
Он укусил меня сразу же, как только я вынула его из ее тела. Я уползла подальше в джунгли, чтобы умереть там. Далеко уползти мне не удалось – боль была слишком сильной. Но он нашел меня. Новорожденный младенец сам пробрался через густой подлесок, чтобы остаться возле меня. Когда боль утихла, я увидела его свернувшегося во сне рядом со мной.
Я заботилась о нем, пока он не научился охотиться самостоятельно. Мы охотились в деревнях, окружающих наш лес, но всегда были только вдвоем, сами по себе. Мы никогда не покидали наш дом. Но Науэль захотел увидеть ребенка здесь.
Хайлин опустила голову, когда закончила свой рассказ и отступила назад, частично спрятавшись за спиной Качири.
Губы Аро сжались в линию. Он уставился на темнокожего юношу.
- Науэль, тебе сейчас сто пятьдесят лет? – с сомнением спросил он.
- Плюс-минус десятилетие, - ответил он ясным, очаровательно теплым голосом, - мы не считаем.
- И в каком возрасте ты стал взрослым?
- Спустя приблизительно семь лет после моего рождения я стал совершенно взрослым.
- И с тех пор ты не менялся?
Науэль пожал плечами, - Нет, я не заметил.
Я почувствовала, как дрожь пробежала по телу Джейкоба. Я не могла сейчас думать об этом. Я дождусь, когда опасность исчезнет и смогу сосредоточиться.
- Чем питаешься? – с нажимом спросил Аро, вопреки самого себя проявляя любопытство.
- В основном кровью, но могу есть и человеческую пищу. Сойдет вполне для выживания. Говориться. совершенно взрослым, мы не считаем за спиной Качири
- Ты смог создать бессмертную? – Аро жестом указал на Хайлин, и в его голосе опять послышалась уверенность. Я сконцентрировалась на своем щите; возможно, Аро ищет новый повод.
- Да, но никто из остальных этого не может.
Шокированный ропот пробежал по всем собравшимся.
Брови Аро взлетели вверх, - Остальные?
- Мои сестры, - Науэль снова пожал плечами.
На мгновение у Аро был совершенно дикий взгляд, но потом он взял себя в руки.
- Не расскажешь ли нам остальную часть своей истории,  видимо, там есть еще кое-что.
Науэль нахмурился.
- Через несколько лет после смерти моей матери объявился мой отец, он искал меня, - его красивое лицо исказилось, - он был рад тому, что нашел меня, - судя по тону Науэля он не разделял чувства своего отца, - У него было еще две дочери, но сыновей больше не было. Он рассчитывал, что я присоединюсь к нему, как это сделали они. Он был удивлен, что я не одинок. Мои сестры не обладают ядом, но зависит ли это от пола, или это случайность….кто знает. У меня уже была семья с Хайлин, и он меня не заинтересовал, - интонацией он придал иное значение последнему слову, - возможными переменами. Я вижу его время от времени. Теперь у меня еще одна сестра, она повзрослела где-то десять лет назад.
- Имя твоего отца? – спросил Кайус сквозь сжатые зубы.
- Джохэм, - ответил Науэль, - он считает себя ученым. Он думает, что создает новую сверх-расу.
Науэль даже не пытался скрыть отвращение в своем голосе.
Кайус взглянул на меня.  - Твоя дочь. Она ядовита? – требовательно спросил он.
- Нет, - ответила я. Голова Науэля вскинулась от вопроса Кайуса, и теперь взгляд его карих глаз вцепился в мое лицо.
Кайус ждал одобрения от Аро, но Аро был слишком занят своими собственными мыслями. Он, сжимая губы, внимательно посмотрел сначала на Карлайла, потом на Эдварда и, наконец, его глаза замерли на мне.
Кайус зарычал, - Сначала мы разберемся с этим отклонением здесь, а затем отправимся на юг, - убеждал он Аро.
Аро долго напряженно всматривался в мои глаза. Я понятия не имела, что он искал в них или что нашел, но после того, как он мерил меня взглядом в течение этого долгого момента, в его лицо что-то изменилось, лишь намек в чертах его лица, но я поняла, что Аро принял свое решение.
- Брат, - мягко обратился он к Кайусу, - Здесь нет никакой опасности. Безусловно, это необычная мутация, но я не вижу в ней угрозы. Похоже, что эти полувампиры очень похожи на нас.
- Это твое решение? – спросил Кайус.
- Да.
Кайус нахмурился, - А этот Джохэм? Этот бессмертный, столь увлеченный экспериментами?
- Видимо, нам придется побеседовать с ним,- согласился Аро.
- Остановите Джохэма, если хотите, - решительно сказал Науэль, - но не трогайте моих сестер. Они не виновны.
Аро важно кивнул. А потом повернулся к своей гвардии с теплой улыбкой.
- Дорогие мои, - воззвал он к ним, - сегодня мы не будем сражаться.
Охрана дружно кивнула и расслабленно выправилась, сменив свои позы готовности к атаке. Туман стремительно рассеивался, но я продолжала держать щит на случай, если все это было еще одной уловкой.
Я анализировала выражения их лиц, когда Аро опять повернулся к нам.  На его лицо замерло обычное милостивое выражение, но на этот раз я почувствовала, что за этим выражением больше ничего не кроется. Как будто все его планы и интриги исчезли. Кайус был явно в бешенстве, но теперь его ярость была обращена на своих; он был покорен, его поставили на место. Маркус выглядел…скучающим; на самом деле по-другому и нельзя описать выражение его лица. Дисциплинированная охрана не выражала никаких эмоций. Среди них невозможно было выделить отдельных представителей, они представляли собой одно целое. Все они стояли выстроившись, готовые к отбытию. Свидетели Волтури все еще выражали беспокойство, один за другим они уходили, расстворясь в лесах. Чем меньше их становилось, тем с большей скоростью исчезали оставшиеся. Вскоре они все ушли.
Аро протянул нам руки практически в извиняющемся жесте. Позади него основная часть охраны, а также Кайус, Маркус и безмолвствующие, таинственные жены быстро скользили вдаль все в том же строгом, нерушимом порядке. Только трое, которые, видимо, были личными охранниками Аро, остались рядом с ним.
- Как я рад, что все разрешилось без насилия, - сладко произнес он, - Мой дорогой Карлайл, как я рад, что вновь могу назвать тебя другом. Я надеюсь, что вы не держите на меня зла. Я знаю, что вы с пониманием относитесь к тому нелегкому бремени, что лежит на наших плечах.
- Иди с миром, Аро, - натянуто ответил Карлайл, - Пожалуйста, помни, что мы имеем право на свое инкогнито здесь, и пусть твоя гвардия воздержится от охоты в этом регионе.
- Конечно же, - уверил его Аро, - Мне очень жаль, что теперь я заслужил твое неодобрение, мой дорогой друг. Возможно, со временем ты простишь меня.
- Возможно, со временем, если ты докажешь, что вновь являешься нашим другом.
Аро склонил голову, изображая раскаяние, и через секунду, буквально только что отвернувшись от нас, он уже скользил в противоположном направлении. Мы в молчании наблюдали, как последние четверо из Волтури исчезают в деревьях.
Было очень тихо.  Я все еще держала свой щит.
- Все кончено, на самом деле? – прошептала я Эдварду.
Он широко улыбнулся, - Да. Они сдались. Как и все задиры, они всего лишь трусы, прикрывающиеся своим чванством, - Он засмеялся.
Элис смеялась вместе с ним, - Ну, серьезно, народ. Они не вернутся. Все могут расслабиться.
Еще одна минута затишья.
- Опять не повезло, - пробормотал Стефан.
И тут всех прорвало.
Посыпались поздравления. Оглушающий многоголосый вой заполнил поляну. Мэгги похлопывала Сиобан по спине. Розали и Эмметт снова поцеловались – на этот дольше и более пылко, чем прежде. Бенджамин и Тиа заключили друг друга в объятия, также как и Кармен с Элиазаром. Эсме крепко обнимала Элис и Джаспера. Карлайл горячо благодарил южноамериканских гостей, спасших нас всех. Качири стояла рядом с Зафриной и Сенной, их пальцы были тесно переплетены. Гарретт, схватив Кейт, кружил ее над землей.
Стефан сплюнул на снег, Владимир с кислым выражением лица сжимал зубы.
А я почти вскарабкавшись на спину огромного красно-коричневого волка, стянула с него свою дочку и крепко прижала к груди. В ту же секунду нас уже обнимали руки Эдварда.
- Несси, Несси, Неси, - напевала я.
Джейкоб рассмеялся своим громким лающим смехом и ткнул меня носом в спину.
- Заткнись, - пробормотала я.
- Я остаюсь с тобой? – настойчиво спросила Несси.
- Навсегда, - пообещала я ей.
Теперь у нас была вечность вместе. И с Несси все будет в порядке, она будет здоровой и сильной. И, как 150-летний полувампир Науэль, она всегда будет молодой. И мы всегда будем все вместе.
Счастье будто взорвалось во мне, настолько быстро, настолько сильно, что мне казалось, я могу умереть от него.
- Навсегда, - повторил Эдвард мне на ухо.
Я не могла больше говорить. Я подняла голову и поцеловала его с такой страстью, которая могла бы воспламенить целый лес.  И я бы не заметила этого.
Глава тридцать девятая.
Элилог: И жили они долго и счастливо.
- В конце концов это стало сочетанием всех обстоятельств, но то, к чему все сводилось было...Белла. – объяснял Эдвард. Наша семья и два оставшихся гостя сидели в огромной гостинной Калленов,  в то время, как над лесом стали сгущаться сумерки.
Владимир и Стефан исчезли еще до того, как мы закончили празднование. Они были ужасно разочарованы тем, что весь конфликт сошел на нет, но Эдвард сказал, что их более чем удовлетворила трусость Вольтури, компенсировав их разочарование.
Бенджамин и Тиа быстро последовали за Амуном и Кеби, озабоченные тем, чтобы донести до них чем завершился конфликт; я была уверена в том, что мы увидим их снова – Бенджамина и Тиа, по крайней мере. Никто из кочевников не задержался. Питер и Шарлотта недолго побеседовали с Джаспером и тоже удалились.
Воссоединившиеся Амазонки были обеспокоены своим возвращением домой – для них было трудно находится вдалеке от своих родных тропических лесов долгое время – но они покинули нас с большей неохотой, чем кто-либо еще.
- Вы обязаны взять ребенка с собой, как только  придете навестить меня. – Настаивала Зафрина – Обещай мне, малышка.
Несси прикоснулась своей рукой к моей шее, прося меня.
- Конечно, Зафрина. – согласилась я.
- Мы будем отличными друзьями, моя Несси. – сказала она, прежде чем покинуть нас вместе со своими сестрами.
Ирландский клан продолжил массовый отъезд.
- Хорошо сработано, Сиобанн. – Карлайл высказывал ей свои восхищения, пока они прощались.
- Ах, сила мысли о желаемом. – саркатично отвечала она, закатывая глаза. Затем она заговорила всерьез. – Конечно, это не конец. Волтури не забудут о том, что произошло здесь.
Эдвард был единственным, кто ответил ей на это:
- Они были серьезно потрясены. Их самоуверенность разбита вдребезги. Но, да, я уверен, что они придут в себя от такого удара. И тогда… - он прищурился. – Я думаю, что они станут «подстреливать» на по одному.
- Элис предупредит нас, как только они собируться нанести удар. – уверенно произнесла Сиобанн – И мы воссоеденимся снова. Наверно, придет время, когда наш мир сможет всецело существовать без Волтури.
- Это время придет. – повторил за ней Карлайл. – И если будет так, мы будем вместе.
- Да, мой друг, мы будем. – согласилась Сиобанн. – И как мы сможем проиграть, когда я хочу иначе?
Она рассмеялась.
- Именно так. – сказал Карлайл.
Он и Сиобанн обнялись. Затем он пожал руку Лиаме.
- Постарайся найти Элистара и рассказать ему о том, что случилось. Не хочу думать о том, что все, что случилось заставит его скрываться в ближайший десяток лет.
Сиобанн снова рассмеялась. Мэгги обняла нас обеих – Несси и меня, затем ирландский клан покинул нас.
Денали были последними, кто покинул нас, Гаррет вместе с ними – я была точно уверена, он и впредь будет с Таней и Кэйт. Атмосфера праздника и веселье – это было слишком для сестер. Им нужно было время, чтобы прийти в себя после смерти Ирины.
Хайлен и Нахуель были единственными, кто остались. Хотя я предполагала, что эти двое покинут нас вместе с Амазонками.
Карлайл с головой ушел в беседу с Хайлен; Нахуель сидел рядом с ней, слушая как Эдвард рассказывал о произошедшем конфликте с той стороны, которая была известна только ему (за счет умения чтения мыслей, конечно же – прим. переводчика).
- Элис дала Аро то, что заставило его отступить и не начинать битвы. Если бы он не был так напуган Беллой, то, вероятнее всего, стал бы придерживаться первичного плана.
- Напуган? – произнесла я скептически. – Напуган мной?
Он улыбнулся, посмотрев на меня тем взглядом, который невозможно было узнать – нежный, но в то же время трепетный и сердитый.
- Когда же ты наконец взглянешь на себя по нормальному? – тихо сказал он.
Затем он стал говорить громче, обращаясь ко всем, а не только ко мне.
- Волтури не учавствовали в равном бою около двадцати пяти столетий. И они никогда, никогда не находили соперника, равного им. Особенно, с тех пор, как к ним присоеденились Джейн и Алек, они были вовлечены лишь в безжалостные наказания и убийства, в ответ на которые не встречали никакого протеста и попыток защиты. Надо было видеть как мы выглядели в их глазах! Обычно Алек стирает все чувства и ощущения своих жертв, в то время как Волтури обсуждают их дальнейшую судьбу. Никто не может убежать, пока они выдвигают свой вердикт. А мы стояли там готовые к бою, превосходя их численно, со множественными одаренными в наших рядах в то время, когда Белла парализовала все их способности, направленные на нас. Аро знал, что с Зафриной на нашей стороне они станут слепцами, как только начнется битва. Я уверен, что мы бы потеряли многих из нас, но они были уверены в том, что и они потеряют много своих.  И они никогда не сталкивались с таким раньше. До сегодняшнего дня.
- Затруднительно чувствовать уверенным, когда тебя со всех сторон окружают волки лошадиного размера. – Эмметт рассмеялся, ткнув Джейкоба локтем.
Джейкоб ухмыльнулся ему в ответ.
- Волки – это первое, что остановило их. – сказала я.
- Конечно это так. – согласился Джейкоб.
- Абсолютно так.- согласился Эдвард. – Это еще одно, с чем они не сталкивались раньше. Настоящие Дети Луны очень редко формируются в стаи, и они не очень хорошо контролируют сами себя. Группа из шетнадцати волков была для них сюрпризом, к которомуони явно не были готовы. К тому же Кайус боиться оборотней. Он проиграл бой с ними несколько столетий назад и до сих пор не оправился от того случая.
- Так они настоящие оборотни (имеется ввиду – являются ли Дети Луны настоящими «перевертышами» - прим. переводчика)? – спросила я. – С серебряными пулями, полной луной и всем подобным?
Джейкоб фыркнул.
- Настоящие. А что так похожи на воображаемых?
- Ты знаешь о чем я.
- Полная луна - да. – сказал Эдвард. – Серебряные пули – нет. Это всего лишь очередной миф, чтобы люди думали, что у них есть какой-то рискованный шанс. Их осталось не так много. Кайус убил многих, доведя их почти до полного вымирания.
- И ты никогда не говорил об этом, потому что...?
- Ты никогда не спрашивала.
Я округлила глаза и Элис рассмеялась, наклонившись вперед – она пробралась под другой рукой Эдварда – и подмигивая мне.
Я уставилась в другую сторону.
Конечно, я безумно любила ее. Но сейчас, когда я поняла, что она была с нами, что ее уход был всего лишь уловкой,чтобы Эдвард поверил, что она бросила нас, я чувствовала себя порядком раздраженной. Элис должна была объясниться.
- Просто не принимай это на свой счет, Белла.
- Как ты могла так поступить со мной, Элис?
- Это было необходимо.
- Необходимо! – воскликнула я. – Ты окончательно убедила меня, что мы обречены на смерть! У меня уже окончательно сдавали нервы!
- Так и должно было быть. – спокойно сказала она. – В любом случае ты должна была быть готовой спасти Несси.
Инстинкивно, я прижала Несси – которая уснула у меня на руках – покрепче и поближе к себе.
- Но был и другой выход. – обвинила я ее. – Ты знала, что есть надежда. Вообще, ты когда-нибудь рассказывала мне все? Я знаю, что Эдвард должен был думать, что мы находимя на грани жизни и смерти, из-за Аро. Но ты могла рассказать все мне!
Она взглянула на меня.
- Я так не думаю. Ты не лучшая актриса.
- Это всего лишь из-за моих актерских способностей?!
- Ох, умерь пыл, Белла. Ты можешь представить себе как усложнило бы это мои попытки помочь? Я вообще не была уверена, что существует кто-либо подобный Нахуелю. Все что я знала было то, что я должна следовать за тем, чего я не могу увидеть! Представь себе поиски того, чего не видишь – это не самая простая задача из тех, что я совершала!
К тому же, мы должны были стать ключевыми свидетелями. Будто мы и так не находились в достаточной спешке. И я должна была наблюдать все время, на тот случай, если тебе бы вздумалось подбросить мне еще указаний. Например, ты собиралась точно рассказать мне о том, что будет в Рио. Но в первую очередь я должна увидеть каждую хитрость, которую придумали Волтури, чтобы дать вам ключ к разгадке, чтобы вы находились в готовности, зная их стратегию. И у меня было только несколько часов, чтобы наметить дальнейший план действий. К тому же я должна была быть уверена, что все поверили в то, что я кинула вас, потому что Аро должен был быть убежден, что не будет никакой нитки или зацепки,которая привидет к тому, что бы он не совершил. И если ты думаешь, что я не чувствовала себя тупицей, то...
- Хорошо, хорошо! – прервала ее я. – Я знаю, что это было очень сложным и для тебя. Просто... Просто я жутко скучала по тебе, Эл. Никогда больше так не делай.
Ее переливчатый смех раздался в комнате. И мы все улыбались и были очень рады слышать его снова.
- Я тоже очень скучала по тебе, Белла. Так что прости меня и дай насладиться возможностью почувствовать себя героем дня.
Все рассмеялись.А я, будучи сконвуженной, зарылась лицом в волосы Несси.
Эдвард вернулся к анализированию каждой причины, которая подействовала на изменение изначального замысла Волтури сегодня на поле. Все решили, что я была причиной по которой Волтури сбежали, поджав хвосты. И эта версия, которую приняли все, заставляла меня чувствовать себя неловко. Даже Эдвард. Создавалось такое впечатление, будто с утра я выросла на сотню футов. Я старалась избегать любопытных и восхищенных взглядов, смотря, в основном, на спящую Несси и на неизменимую позицию Джейкоба. Для него я всегда буду просто Беллой. И это приносило мне облегчение.
Но один смущенный взгляд игнорировать было сложнее всего. Не казалось, что полувампир-получеловек Нахуель старался думать обо мне правильно. К тому же он знал, что каждый день своей жизни я убегала от толп многочисленных вампиров, так что сцена на луге не была чем-то необыкновенным. Но все-таки он не сводил с меня глаз. Может он смотрел на Несси. Ноот этого становилось не легче.
Он не мог не забыть того, что Несси была единственной девушкой его рода, кем не были его сестры.
Я не думала.что Джейкобу приходила в голову такая идея. И искренне надеялась что не придет в ближайшее время. И так слишком много борьбы для меня за это время.
В конце концов вопросы для Эдварда закончились и дискуссия перетекла в обычный разговор.
Я чувствовала себя ужасно уставшей. Нет, не сонной, конечно же, но так будто день слишком затянулся. Мне хотелось спокойствия, нормальной обстановки. Я хотела видеть Несси в своей собственной кроватке, хотела находитьсяв стенах собственного дома.
Я взглянула на Эдварда, и на какой-то момент мне показалось, что я могу читать его мысли. Я видела, что он чувствовал себя абсолютно также. Нуждался в спокойствии.
- Может возьмем Несси...
- Хорошая идея. – быстро согласился он. – Я уверен, что она не особо выспалась последней ночью. С таким-то храпом вокруг.
Он ухмыльнулся Джейкобу.
Джейкоб округлил глаза и зевнул.
- Это было впервые с тех пор, как я спал в кровати. Готов поспорить, что отец даст мне пинка под зад, если сейчас не приду домой.
Я коснулась его щеки.
- Спасибо, Джейкоб.
- Всегда пожалуйста, Белла. Но ты и так об этом знаешь.
Он встал, потянувшись. Поцеловал Несси в макушку, а затем меня. В завершении всего он хлопнул по плечу Эдварда.
- Ну что, до завтра, ребята! Кажется дела теперь пойдут получше, но и поскучнее, не так ли?
- Я очень надеюсь на это.
Мы встали, когда он ушел. Я сделала это как можно осторожнее, чтобы не потревожить Несси. Мне доставляло огромное удовольствие видеть ее спящей. Столько всего лежало на ее хрупких плечах. А сейчас, будто она стала ребенком снова – в надежности и безопасности. Ей осталось только несколько лет детства.
Это напомнило мне о том, кто не испытывал чувства надежности и безопасности долгие годы.
- Эмн, Джаспер? -  окликнула я его, когда мы стояли уже возле двери.
Он сидел между между Эсме и Элис. Плотно сжатый ими с обеих сторон. Будто сегодня он был более важной персоной в семье, чем обычно.
- Да, Белла.
- Мне любопытно, отчего Джей Дженкс боиться тебя так, что вздрагивает даже при упоминании твоего имени?
Джаспер ухмыльнулся.
- Я просто знаю, что при таких делах лучшей мотивацией является страх, а не деньги.
Я нахмурилась и пообещала себе, что я  не стану практиковать такой вид сотрудничества, чтобы поберечь Джея, который и так был на грани сердечного приступа.
Мы обнялись, поцеловались и пожелали спокойной ночи друг другу. Единственным, кто выглядел грустным был Нахуель, он выглядел так, будто был готов в любой момент последовать за нами.
Как только мы пересекли реку, мы шли пешком держась за руки, без спешки, но явно быстрее, чем обычный человек. Я устала находится в постоянном риске погибнуть и просто хотела наверстать упущенное время. Эдвард чувствовал себя также.
- Я должен сказать, я поражен Джейкобом. – сказал Эдвард.
- Волки оказали большое влияние на ход событий, не так ли?
- Это не то, что я имею ввиду. Ни разу с того дня, что Нахуель сказало том,что Несси повзрослеет уже через шесть споловиной летон не задумался об этом.
Я задумалась на минутку.
- Он не рассматривает ее в этом плане. И не торопит ее взрослеть. Он просто хочет,чтобы она была счастлива.
- Я знаю. Как я и сказал, это поражает. Это против его инстинктов, но он далет это ради нее.
Я нахмурилась.
- Я не хочу думать об этом в ближайшие шесть с половиной лет.
Эдвард рассмеялся, после чего сказал.
- Конечно, похоже ему придется пройти ряд испытаний, о которых стоит побеспокоиться,  когда придет время.
Я нахмурилась сильнее.
- Я заметила. Я очень благодарна Нахуелю за сегодняшнее, но все-таки,  все его взгляды мне непонятны. И мне все равно, что Несси единственный полувампир, с которым у Нахуеля нет родственной связи.
- О, он не смотрел на нее, он смотрел на тебя.
Вот что это все-таки было... но это не внесло никакой ясности.
- Почему?
- Потому что ты осталась в живых. – быстро ответил он.
- Ты потерял меня.
- Вся его жизнь. – объяснял он. – И он на пятьдесят лет старше меня.
- Старик. – оборвала его я.
Он проигнорировал это.
- Он всегда считал себя монстром, убийцей по своей природе. Его сестры тоже убили своих матерей при рождении, но они не придадут этому никакого значения. Джохам вырастил их с мыслью о том,  что люди, словно животные, в то время, когда они – боги. Но Нахуель вырос под присмотром Хайли, которая любила свою сестру больше всего на свете. И это перевернуло его мировозрение. Так, что он до сих пор ненавидит себя.
- Это так печально. – пробормотала я.
- И вот он увидел нас.  И он впервые понял, что то, что он является наполовину бессмертным не делает его вселенским злом. И смотря на меня он видел то, каким должен был бы быть его отец.
- Ты идеален со всех сторон. – согласилась я.
Он ухмыльнулся, а затем снова заговорил серьезно.
- И смотря на тебя он видел то, какой должна была быть жизнь его матери.
- Бедный Нахуель. – пробормотала я. После такого я не смогу думать о нем плохо, несмотря на то, как бы неловко не заставляли меня чувствовать его взгляды.
- Не стоит жалеть его. Он счастлив сейчас. Сегодня он наконец-то простил сам себя.
Я улыбнулась, потому что Нахуель счастлив и подумала,что сегодня все принадлежит счастью. Конечно, смерть Ирины омрачала свет сегодняшнего дня, но счастье невозможно было отрицать. Жизнь за которую я так боролась снова в безопасности. Моя семья снова вместе. У моей дочери прекрасное будущее без печального конца. Завтра я пойду проведать отца. Он увидит, что страх в моих глазах сменился радостью и счастьем, и он будет счастлив тоже. Внезапно я поняла, что он будет не один. Я не была особо внимательна последние недели, но сейчас создалось такое впечатление, будто я знала об этом давно. Сью будет с Чарли – мама вервольфов с папой вампиров – и он не будет больше один. Я улыбнулась еще шире.
Но самым главным поводом для счастья было то, что я была с Эдвардом. Навсегда.
Не то, чтобы я хотела повторить последние недели, но они научили меня еще больше ценить то, что есть у меня.
Наш коттедж был местом настоящего умиротворения в глубине серебряно-голубой ночи. Мы отнесли и уложили Несси в ее кроватку. Она улыбалась во сне.
Я сняла подарок Аро и легким движением руки кинула его в угол комнаты. Несси сможет поиграть с ним,если захочет. Ей всегда нравились блестящие вещи.
Я и Эдвард медленно вошли в нашу комнату, держась за руки.
- Ночь для торжества. – прошептал он и аккуратно взял меня за подборобок. Чтобы поцеловать.
- Подожди. – помедлила я, отстраняясь.
Он посмотрел на меня  в недоумении. Обычно я так никогда не делала.
- Я хочу попробовать кое-что. – сказала ему я, мягко улыбаясь ему удивленному выражению лица.
Я положила свои руки по обе стороны его лица и закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться.
У меня это не очень хорошо получалось, когда Зафрина учила меня, но сейчас я понимала действие моего щита куда лучше. Я понимала ту часть щита, которая боролась с тем, чтобы отсоединиться от меня. Наверняка обычный инстинкт самозащиты.
Это не было так просто, как закрыть другого своим щитом. Я чувствовала его упругость и твердость, охраняющую меня. Я должна была оттолкнуть его от меня и это требовало всех моих сил.
- Белла! – прошептал он, находясь в полном шоке.
Я знала, что это значит, что сработало, поэтому сконцентрировалась еще сильнее, воспроизводя в своей голове те воспоминания, которые я припасла для этого случая. Я прокручивала их в своей голове, и теперь и в его тоже.
Некоторые из моих воспоминаний не были ясными – человеческие воспоминания , то,что я видела своими слабыми глазами слышала своими слабыми ушами. Первый раз, когда я увидела его лицо...как я чувствовала себя, когда он держал меня на лугу...его голос, сквозь завесу темноты, тогда, когда он спас меня от Джеймса...его лицо,когда он ждал меня под навесом из цветов, чтобы жениться на мне...каждый драгоценный миг, проведенный на острове...холод его рук, когда он касался нашего ребенка сквозь мою кожу.
И воспоминания, что были ясными,воспоминания моей новой жизни: его лицо, когда я впервые открыла глаза в своей новой жизни -  рассвет моего бессмертия... тот наш первый поцелуй... та наша первая ночь.
Его губы поцеловали мои, разрушив всю мою концентрацию.
Дыша с затруднением я почувствовала, как мой эластичный щит,который я удерживала с таким трудом,вернулся ко мне снова блокируя мои мысли.
- Ох, я все упустила.
- Я слышал тебя! – прошептал он. – Как? Как ты сделала это?
- Идея Зафрины. Мы работали над этим несколько раз.
Он был ошеломлен. Он моргнул дважды и встряхнул головой.
- Теперь ты знаешь, - мягко произнесла я. – что никто никогда не любил кого-либо так, как я люблю тебя.
- Ты почти права. – его глаза до сих пор оставались немного шире,чем обычно. – За одним исключением.
- Лжец.
Он начал снова целовать меня,но затем остановился.
- Ты можешь сделать это снова? – спросил он.
Я скорчила гримасу.
- Это не так-то просто.
Он ждал с нетерпеливым выражением лица.
- Я не смогу сделать это, если ты будешь мешать мне сконцентрироваться как следует. – предупредила его я.
- Я буду вести себя хорошо.
Я прищурила глаза и сжала губы, а затем рассмеялась.
Я снова положила руки на его лицо, отталкивая щит от моего сознания. И опять начала, как только почувствовала, что щит отступил. Я показывала ему кристально-чистые воспоминания моей первой ночи после моего обращения, задерживаясь на деталях.
Я рассмеялась, когда он снова нетерпеливо поцеловал меня.
- Черт подери. – проворчал он, с жадностью целуя меня.
- У нас достаточно времени, чтобы поработать над этим. – напомнила ему я.
- Вечность, вечность и еще раз вечность. – пробормотал он.
- Именно так.
И мы продолжили наслаждаться нашей маленькой, но идеальной частью нашей вечности.

the end.

0


Вы здесь » РОЛЕВАЯ ИГРА ПО "СУМЕРЕЧНОЙ САГЕ"!!! ВСЕ СЮДА!!! » Библиотека » Четвертая книга - Рассвет